Важно!

Уфология в Поднебесной, или История исследований НЛО в Китае

Zhou Xiaoqiang, Beijing UFO Research Society
Чжоу Сяоцян, Пекинское общество уфологических исследований

Перевод Константина ШУВАЛОВА.

От переводчика:
Прошу учесть, что текст был написан несколько лет назад и с тех пор ситуация [в уфологии] в Китае несколько изменилась, но все же скорее "косметически", чем серьезно. Считайте, что информация в статье в достаточной степени отражает реальное положение дел.

Аномальный фольклор и мифология аномального

Опубликовано:Аномалия - информационно-аналитический вестник Ассоциации «Экология Непознанного», 2012, № 1. С. 43–47.

Станислав ЕРМАКОВ (Москва)

Эти и похожие истории слышали почти все, а некоторые из них многие люди воспринимают очень всерьёз. Но что стоит за пугающими историями о призрачных городах, сгинувших в неведомое крепостях, провалившихся храмах? Почему они встречаются повсеместно?
Автор пытается дать «не-аномальный» ответ на вопрос о происхождении аномальных историй.

Действительно затонувшие античные города у берегов нынешней ТурцииДействительно затонувшие античные города у берегов нынешней Турции

Любой, кто интересуется «тайнами и загадками» окружающего мира, без труда вспомнит множество примеров преданий о так называемых «затонувших» или «ушедших под землю» городах, церквах, зданиях, колоколах и/или иных строениях и объектах.

«…Там, где сейчас Святовское озеро, очень давно стояла деревня и церковь. Известно, что почва там болотистая, и во время одного из катаклизмов церковь ушла вниз под землю. И сейчас, якобы, в один из крупных религиозных праздников над озером ровно в полночь можно увидеть крест, который поднимается над водой в центре» (Тамбовская область).
«В Гатчинском р-не, в с. Рождествено, тоже есть церковь, ушедшая под землю, когда в Смутное время к ней подошли поляки. По легенде, пустота, куда ушла церковь, соединяется ходами с местной достопримечательностью, пещерой Святой» (Ленинградская область).
«На дне озера Светлояр, что на Новгородчине, будто бы лежит таинственный град Китеж. Легенда о его происхождении такова: скакала здесь некогда на лихом коне языческая богиня Турка и стегала людей за грехи, а потом провалилась под землю вместе с конем… На том самом месте и возникло озеро, а на берегу его вырос Китеж-град» (Нижегородская область).
«В давние и далекие времена, когда Русь раздирали междоусобные войны князей в борьбе за княжество, а христианская религия после крещения Руси (998 г.) еще не окрепла и шла борьба между религиозными сектами, бежал в косинские дремучие леса священник и жил здесь пустынником. Сюда же скрылся от княжеского и людского гнева разбойник. Однажды во время богослужения церковь с народом стала медленно опускаться, из-под земли выступила вода и залила все вокруг, образовалось озеро с непроходимым окружающим его болотом. И долго над поверхностью озера стоял купол с крестом, но и они постепенно скрылись под водой. Позже на этом озере всплыла икона Чудотворца Николая» (Москва – Московская область).

Открытка со Святого озера в Косино, где по легенде над водой высился купол с крестомОткрытка со Святого озера в Косино, где по легенде над водой высился купол с крестом

«В монастыре с давних пор хранилась заветная святыня – дивного звона серебряный колокол, висевший на колокольне. Боясь, как бы враги не добрались до их сокровища, монахи собрались ночью и, сняв колокол с его обычного места, с пением молитв и со свечами в руках понесли его к Ниве. Они хотели на время спрятать колокол под водой, чтобы достать его после ухода англичан. Но произошло нечто неожиданное: как только колокол скрылся в реке, тотчас же, откуда ни возьмись, над этим местом встал огромный камень, и вокруг камня завилась, забурлила водоворотом вода. Много раз после ухода англичан пытались и монахи, и рыбаки достать заветное сокровище – никому это не удавалось. Сейчас, по словам стариков, если подойти к реке и заглянуть в водоворот, увидишь, как на глубоком дне поблескивают сквозь прозрачную воду серебряные грани» (Мурманская область).

В последнее время такого рода легенды привлекают внимание не только учёных, но и мистиков, а также тех, кто пытается всерьёз заниматься изучением АЯ. Мистики нас мало интересуют, а вот аномальщики, как представляется, заслуживают более уважительного отношения. И это – повод ещё раз обсудить«бродячий» сюжет.
Собственно, эта статья и является попыткой «адаптировать» ранее опубликованное исследование о ряде закономерностей и особенностей бытования этого сюжета с точки зрения культурологи и фольклористики для тех, кто заинтересован в поисках связи между «легендарным» и «аномальным, но существующим» [Ермаков, 2011]. В одной небольшой работе, конечно, можно только наметить такие связи или обозначить их отсутствие, поэтому дальнейший текст не претендует на то, чтобы являться исчерпывающим, и не закрывает тему. Скорее, ставит вопросы, которые мы надеемся постепенно рассмотреть.
То, что рассказы о чудесном «утоплении» или «уходе в иной мир», «сокрытии от глаз» какого-либо места, поселения или отдельного здания схожи между собой, позволило выделить их общие черты:
– существование некогда где-либо объекта, нередко наделявшегося качествами священного;
– совершение местными жителями или кем-то пришлым провинности/преступления (греха); появление угрозы извне;
– сверхъестественное возмездие за совершённый проступок путём утопления или погружения объекта (иногда – местности, где он находится) в землю/под воду; избавление от угрозы укрывшихся в некоем потаённом месте путём его сокрытия аналогичным способом;
– сохранение материальных свидетельств существования неких поселений (сооружений) и/или рассказы о чудесных явлениях как якобы свидетельства, следы или отголоски реальных событий.

Легендарное озеро Светлояр в Нижегородской областиЛегендарное озеро Светлояр в Нижегородской области

География сюжета обширна и охватывает Европейскую часть России (особенно центр и северо-запад), Белоруссию, частично Украину. Имеются аналогичные предания и в Западной Европе (Германия, Британия, Франция). Таким образом, если кто-либо захочет прояснить происхождение этого сюжета, он оказывается в непростой ситуации, когда неизвестно, который же из очень похожих источников «самый-самый». К числу наиболее известных у нас легенд относятся, вне всякого сомнения «невидимый град Китеж» на озере Светлояр, подмосковные «затонувшие церкви» и не только (но об этом разговор особый).

Наверное, всякий, кто начинает интересоваться подобными историями, задаётся вопросом, откуда они берутся. На местах такое довольно часто рассказывают, указывая конкретный холм или лес. Ваш информант сам слышал от бабушки/дедушки (а они видели), его свояк видел дивный свет, общался с пришедшими «оттуда» людьми... Аномальная зона, параллельные миры, контакты – полный букет, одним словом!
Слушая его, вы, охотник за АЯ, не всегда вспомните, читали ли про нечто похожее, а если вспомните, то, скорее всего, решите, что речь идёт о похожих феноменах. Тем интереснее! Ведь редкая легенда возникает на пустом месте. Она всегда отталкивается от неких реалий. Но каковы эти реалии?

Допустим, уход некоего объекта под землю/воду – реальное событие. Теоретически это может случиться – например, вследствие стихийного бедствия (землетрясения, наводнения), при подмыве берега, при обрушении карстовых полостей или иных пустот и т. п. Впоследствии рассказ о нём превратится в легенду и распространится, поскольку таинственное с точки зрения людей непросвещённых и религиозных событие ничем иным, кроме как вмешательством сверхъестественных сил, объяснить нельзя.

Однако способно ли разовое событие локального масштаба породить во всей Европе одинаковое предание? Быть может, это память о «всемирном потопе» – точнее, об одном из них? Но встречали ли вы предания, которые преуменьшают масштаб события? Обычно локальное наводнение «становится» вселенским потопом (вспомним разливы Тигра и Евфрата, «сотворившие» потоп библейский)...

Может быть, эти рассказы действительно сообщают нам о чём-то необычном, «аномальном»? Представим себе: тут и там на Земле в разных точках разбросаны «порталы» – врата в другие пространства. И некто сумел освоить способ перемещения между мирами. Очень романтично и интригующе – в самый раз для «открывающих все тайны» телеведущих! Право же, когда некто вылезает с подобными версиями на трибуну «аномальной» конференции, его, чаще всего, принимают с распростёртыми объятиями и внимание аудитории обеспечено… Многие, увы, так и поступают.

Но приблизимся ли мы к пониманию действительных причин происходящего? И неужели такие «порталы» («уходы под землю», «затопления», «чудесные сокрытия») были столь часты, что о них сохранилось столько рассказов? Тогда сколько их должно случаться сегодня, при нынешней плотности строительства и населения? А ведь даже провалы реальные далеко не всегда становятся частью фольклора.

Проклятое место (с картины А. Саврасова). На полотне изображено Кунцевское городище – памятник раннего железного века, о котором тоже ходит легенда, будто здесь затонула церковь.Проклятое место (с картины А. Саврасова). На полотне изображено Кунцевское городище – памятник раннего железного века, о котором тоже ходит легенда, будто здесь затонула церковь.

Валы и рвы Кунцевского городища сегодня Валы и рвы Кунцевского городища сегодня Валы и рвы Кунцевского городища сегодня

Так что, скорее всего, предания об «ушедших под землю» («утонувших») церквах имеют некую иную основу… Почему некоторые исследователи АЯ охотно включают в свои публикации и охотно склоняют в книгах такие легенды, понятно. Но зачем они ещё и ищут следы этих самых «ушедших под землю церквей», надеются вызвать те же порталы и проникнуть в «потаённые укрытия»?..
Предания, легенды, фольклор вообще представляют собою не столько продукты развития исторического менталитета, сколько порождения мифологического мышления. В основе их построения и бытования – совсем иная логика, не научная, не инженерная...

Миф, образно говоря, живёт в других пространстве и времени. Они отличны от исторических пространства и времени и уж тем более от научных воззрений на них. События в фольклоре происходят в символическом пространстве и символическом времени, даже если рассказчик утверждает, что нечто происходило совсем недавно, на его памяти или памяти его близких.

Признаки мифологического мышления хорошо известны: оно «дологично» (хотя и не алогично), партиципативно (сопричастно), реальность разделена в нём на сакральную и профанную и т. п. Интересно, что разные типы мышления сосуществуют. Даже вполне образованные люди сегодня сохраняют многие черты мифологического мышления. Мифологичны вера и суеверия, фантазии и игры…

За четверть с лишним века осознанного интереса к АЯ только сейчас, кажется, удалось выразить словами вот какую мысль: занимаясь поисками древних артефактов и толкованиями мифов или преданий, даже честные исследователи невольно ловятся на удочку этого самого мифологического мышления. «Похоже – значит, подобно – следовательно, тождественно». Ловятся потому, что мифом нельзя поверять математику, как и наоборот. Метод должен соответствовать объекту исследования. В итоге, ратуя «за науку» (основанную на логике!), совершают грубую логическую ошибку: прилагают к объекту исследования ненадлежащие средства изучения. Что? Кто сказал, что так нельзя делать? Но мы же вроде о науке говорим… вот если бы о духовных разысканиях…

Распространённая ныне мода толковать фольклор и мифы с точки зрения «современных научных знаний» – дело, конечно, интересное(Давайте оставим в стороне рассуждения в духе «физический храм был разрушен, но его эфирный аналог продолжает оставаться Главным Мировым Центром».). Но толкование это какое-то странное. Ведь «современные знания» по идее должны опираться в первую очередь на знакомство с профильными дисциплинами по теме наших изысканий. И не на уровне «научпопа»… Почему-то никто не пересматривает биологию как астроном или физику как филолог, а вот история и мифология подвергаются непрестанному препарированию; и никому нет дела до того, что исследования в этих областях имеют свою методологию, принципы, подходы и много других «гитик», пренебрегать которыми – то же самое, что игнорировать таблицу умножения при расчёте по формулам…

Можно, конечно, пытаться исследовать «окружающую действительность библейским методом», как написал недавно нам в Ассоциацию один корреспондент. Это как? Бродить сорок лет по пустыне и ожидать манны небесной? Но мы ведь с вами не об этом, правда? Мы-то вроде как претендуем на науку? Ой…
Именно неумение исследователей непознанного отличать историю «предметную» от истории «сакральной» оказывает им медвежью услугу. АЯ действительно существуют, причём вне нашего желания, как и истории о них. Но бродячие сюжеты представляют собою отдельный вид фольклора.

«Дореволюционные исследователи, касавшиеся проблем интерпретации мотива “проваливания”, видели его исторические корни в представлениях о святотатстве и Господнем гневе и указывали при этом на библейский рассказ о Содоме и Гоморре (Быт. 19, 23–28), а также на сходные повествования в западноевропейской литературной традиции. В то же время они приводили реальные примеры опускания небольших участков земли по различным геологическим причинам – как могущие послужить источником для соответствующих легенд и преданий. Однако все эти наблюдения не могут объяснить ни исторических условий развития этого мотива, ни особенностей его бытования в фольклорной традиции» [Панченко, 1995].

Установлено, что предания о затонувших/провалившихся/сокрытых объектах свидетельствуют обычно о нахождении в том или ином месте памятника археологии. Обычно это городища, культовые памятники, реже – усадьбы и т. п. О действительном чуде или АЯ речь вообще не идёт и никаких подтверждений чуду не обнаруживается. Реже можно найти, например, подземные сооружения, которые, тем не менее, обросли характерными легендами. Вот одна из вариаций: «Рассказы о подземной церкви, звон колоколов которой иногда слышится из-под земли, о старцах-пустынниках обитающих в пещерах, о “святых огнях”, появляющихся ночью в лесу и видимых из пещер – распространились по ближним и дальним весям. И закрепились так прочно, что о Вавиловских чудесах даже в советское время свидетельствовали многие атеисты, напрочь отвергающие веру в любые чудеса» [Святые места России…]. Последнее, кстати, окончательно укрепляет в мысли, что перед нами – фольклор.

Таким образом, рассматриваемый сюжет имеет под собою реальную основу, но не имеет ничего общего с действительностью. Никто и ничто не тонуло, не уходило под землю за грехи и даже не скрывалось в «параллельном мире» через таинственный портал.
Места, в которых якобы нечто «провалилось», могут оказаться аномальными зонами, и АЯ в них встречаться могут, но это вовсе не обязательно. Мифологическое мышление живёт по своим законам.

Немалая часть преданий повествует и о чудесных явлениях на месте, где якобы стояла провалившаяся церковь или даже город. Рассказывают о зданиях, которые видимы при определённых условиях, выходят из земли, о куполах, свечениях, огнях, «сущностях» – в общем, обо всём, что у настоящего «охотника за чудесами» вызывает рефлекторное стремление немедленно отправиться на место для самостоятельных наблюдений и в поисках контакта. Но, поскольку подготовка у аномальщиков чаще всего несколько однобока, далеко не все знакомы с научными подходами в разных областях знания, а нередко забывают даже об общей методологии и корректности.

Попытки буквального толкования мифологических рассказов наивны. Если миф бытует «в пространстве психического» (неудачно, но другое название пока в голову не пришло), то уже в силу этого факта нет смысла искать, где у нас в России высится Мировая гора (она в каждой местности своя, та самая); растёт Мировое древо (оно «росло» в каждой священной роще); открыты порталы в… Гадес, например.

Мышление, жаждущее чуда, то есть уже отчасти мифологическое, само создаёт условия для появления аномалий. Вернее, рассказов о них(Мы не рискнём утверждать психическую природу НЛО или АЯ, оставляющих в редких случаях вполне осязаемые следы на местности. Со следами на людях тоже всё не так просто, поскольку стигматы стигматами, но в уфологии известны и очень странные случаи.).

Видимо, уместно говорить о своеобразном неомифологическом мышлении применительно к аномалистике. Это мышление, которое оперирует категориями мышления научного, но применяет их неправильно или к ненадлежащим объектам. Обсуждая причины такого положения дел, мы уйдём очень далеко. Во всяком случае, если стремиться работать с точными фактами (а между фактом и научным фактом большая разница), огромное число случаев АЯ окажется «необъяснённым» именно и только в силу невольных подмен или из-за пристрастия исследователей к «личным мифам» («НЛО = инопланетяне»; «инопланетяне = бесы» и всё тут!) С этой точки зрения неомифологическое мышление во многом подобно мышлению средневековых людей – с тою разницей, что те видели бесов и ангелов, а ныне видят инопланетян и астральных сущностей.

На Вышгороде на Яхроме, по слухам, тоже ушла под землю церковь...На Вышгороде на Яхроме, по слухам, тоже ушла под землю церковь...

И было это где-то здесь, аккурат на месте средневековой крепости...И было это где-то здесь, аккурат на месте средневековой крепости...

В июне 2011 г. нам поведали о частом (почти ежедневном) появлении НЛО, который, по словам очевидцев, двигался по небу довольно быстро и появлялся в одном и том же месте. Уточняющие вопросы позволили без труда отождествить «объект» с Юпитером. Однако информант был искренне убеждён: «оно» движется, это – НЛО, «летающая тарелка». Объект двигался относительно деревьев (как Юпитер, конечно), а на движение относительно звёзд внимания никто не обращал. Да, с точки зрения естественнонаучной перед нами – просто неверно отождествлённая планета. Ошибка, не более. Но её наблюдение превратилось в местный миф, приобрело особый статус. Этот «НЛО» видели и обсуждали многие, и какими деталями история уже обросла – нам неведомо…
Но ведь миф хоть и символ, но отнюдь не та реальность, которую мы называем объективной. Чудесным свечениям, призрачным стенам церквей или крепостей и т. п. вовсе не обязательно существовать в рамках последней. В рамках же мифа должно быть чудо – и они есть, потому что в них верят и о них рассказывают.

Повторимся, нет смысла мифологические сюжеты толковать буквально и нет оснований идти искать остатки именно белокаменной лестницы, что вела на гору к ушедшей ныне под землю церкви [Ермаков, 2009]. Самое большее, что можно отыскать в том месте – синхронные заброшенному поселению тёсаные известняковые надгробия. Места, где, по легендам, ушли под землю храмы или какие-то иные святыни, как правило, почитаемы. В редких случаях уместно говорить о том, что они не священные, но всегда особые, то есть неким образом выделенные. Поняв мифологические обоснования такой «особости», придётся переоценить огромный пласт «аномально-таинственных» представлений и легенд, что из них вырастают.

Зарваницы – знаменитое святое место заукраинских Карпат.  Церковь, возведённая на месте, где тоже, как говорят, ушёл под землю старый храм. В древности здесь было святилищеЗарваницы – знаменитое святое место заукраинских Карпат. Церковь, возведённая на месте, где тоже, как говорят, ушёл под землю старый храм. В древности здесь было святилище

Ведь в основе большинства «частных» сюжетов лежат «первичные» мифы, которые объясняют происхождение мира и человека, устройство Вселенной, её законы. С этой точки зрения исток всей обсуждаемой группы преданий один: представление об идеальном Центре Мироздания и преломление этого образа в сознании жителей того или иного региона.

На Русском Севере предания об ушедших под землю храмах родились «в местах компактного расселения старообрядцев – может, это отголоски их чаяний об утраченном “древлем благочестии” и мифическом Беловодье…» [Панченко, 1995].

Тождество преданий в разных регионах, распространённость сюжета говорят не о том, что сходное событие случалось многажды, и нередко даже не о том, что оно было – для всех одно, а о том, что их основа – миф и основанный на нём символ, само донаучное мышление как таковое.

Старообрядческая легенда о Беловодье, как и средневековые предания о граде Китеже или более архаичные об островах Блаженных, Авалоне, Елисейских полях и т. д. есть не что иное, как мифологическое описание Иного (потустороннего) мира. Этот мир пребывает в Начале Начал. Там обитают праведные предки. Естественно, характеристики праведности меняются во времени. Подозреваем, что и платонова Атлантида из того же ряда. По крайней мере, сюжетно – однозначно.

Да, пытливому человеку не составит особого труда сделать и ещё один важный шаг: проследить генетическую связь сюжета о уходе под землю с хорошо известными легендами об исчезнувшей цивилизации, затонувшем материке, городе и т. д. Сходство их давно замечено, просто следует учесть известное обстоятельство: в мифах место действия нередко проецируется на реальные, знакомые носителю ландшафты. Он наделяет их особенным смыслом, наполняет символическим значением, создавая параллельное мифологическое пространство, священное, которое как бы сосуществует с физическим, «профанным».

Это не значит, что бессмысленно искать некие працивилизации. Это означает лишь, что, если они и были, то совсем не такими, какими представлены в мифах. И современное моделирование на основе преданий их «супертехнологичных сверхдостижений» есть всего лишь ещё одна форма «нового мифотворчества».

Озеро Молевое (республика Марий Эл). Имеет карстовое происхождение. Утверждают, будто во времена Екатерины II село, стоявшее на месте этого озера, в одну ночь со всеми жителями ушло под воду. Якобы аквалангисты даже доплывают до креста сельской церкви на глубине 25 м (при глубине до 30 м).  Название озера произошло от молевого сплава леса, который проходил весной через это озеро в р. Большой КундышОзеро Молевое (республика Марий Эл). Имеет карстовое происхождение. Утверждают, будто во времена Екатерины II село, стоявшее на месте этого озера, в одну ночь со всеми жителями ушло под воду. Якобы аквалангисты даже доплывают до креста сельской церкви на глубине 25 м (при глубине до 30 м). Название озера произошло от молевого сплава леса, который проходил весной через это озеро в р. Большой Кундыш

Не должно удивлять и то обстоятельство, что речь нередко идёт о наказании, возмездии за некие проступки.

Во-первых, возможно, так фольклор «объясняет» заброшенное состояние некогда освоенного места, где либо жили предки, либо жили «чужие», не свои. Такая же оппозиция – «свой – чужой» – породила представление о «французских», «шведских», «турецких» и т. п. могилах [Ермаков, Фаминская, 2009].
Во-вторых, иногда миф способен инвертироваться, то есть менять свой «знак» на противоположный. Простейший пример: старые боги становятся властителями нижнего мира, когда их сменяют боги новые, которые в свой черёд займут их место и там.

В-третьих, одна из функций мифа, как и сказки, – обучающая. Иными словами, предание говорит: «Не делайте так и не будете наказаны». Добавим сюда, что «в типичной для народной традиции контаминации языческого и христианского церковь становится как бы заклятым местом, аналогичным пустому дому, мельнице и т. п., т. е. локусом встречи со сверхъестественными существами, крайне опасными...» [Цивьян, 1975]. Уместно вспомнить и отрицательное отношение церкви к дохристианским верованиям, что тоже могло сыграть свою роль.

Формально предание во всех вариантах указывает на места, где, по традиционным представлениям, взаимно проникают мир сакральный и мир профанный. Здесь находятся точки перехода… которые можно считать порталами лишь с огромной натяжкой.

Есть ещё ряд любопытных обстоятельств, связанных с геомантической символикой таких легенд, но, пожалуй, обсуждать их здесь будет неуместно.

Выводы из сказанного довольно просты. Легенды о «чудесных местах» не обязательно связаны с тем, что там происходят АЯ. Если АЯ всё же происходят, они не связаны с тем, о чём повествуют легенды. Возможно, появление легенд и случаи наблюдений имеют некие общие причины... Исследователям АЯ, раз они желают действительно разобраться с предметом своего интереса, необходимо знать особенности мифологического мышления, но самим на него при проведении разысканий «подсаживаться» не стоит… если, конечно, они не хотят оказаться в смешном положении.

PS. Предвидя множество вопросов, которые наверняка возникнут у читателей, мы надеемся вернуться к теме мифологии аномального более развёрнуто и доказательно. Спрашивайте!

Литература

  1. Дучыц, Клiмковiч, 2011 – Дучыц Л., Клiмковiч I. Сакральная географiя Беларусi. Мiнск: Лiтаратура i Мастацтва, 2011. С. 39–43.
  2. Ермаков, 2009 – Ермаков С. Изучая древние святилища // Аномалия: информационно-аналитический вестник АЭН. 2009. № 3. С. 18–23.
  3. Ермаков, 2011 – Ермаков С. Об одном бродячем фольклорном сюжете и его вероятных истоках и «материальных» проявлениях / Первая междунар. науч.- ракт. конф. «Непознанное. Традиции и современность»: сб. тр. // под общ. ред. С.Э. Ермакова; сост. Д.А. Гаврилов, С.Э. Ермаков. М.: Социально-политическая мысль, НИО «Северный ветер», Ассоциация «Экология Непознанного», 2011. С. 43–52.
  4. Ермаков, Фаминская, 2009 – Ермаков С., Фаминская Т. Некоторые культовые памятники Древней Руси как особые места. Проявления аномального // Аномалия: информационно-аналитический вестник АЭН. 2009, спец. вып. С. 19–26.
  5. Панченко, 1995 – Панченко А.А. «Провалившаяся церковь». Археология и фольклор // Новгород и Новгородская Земля. История и археология: Материалы науч. конф. – Новгород, 1995. [Электронная публикация] : Код доступа: http://bibliotekar.ru/rusNovgoro...
  6. Святые места России… – Святые места России. Вавилов Дол : [Электронная публикация] : код доступа: http://piligrim.siteedit.su/
  7. Цивьян, 1975 – Цивьян Т.В. К семантике пространственных элементов в волшебной сказке // Типологические исследования по фольклору: сб. ст. памяти В.Я. Проппа. М.: МГУ, 1975. С. 200–202.