Важно!

Уфология в Поднебесной, или История исследований НЛО в Китае

Zhou Xiaoqiang, Beijing UFO Research Society
Чжоу Сяоцян, Пекинское общество уфологических исследований

Перевод Константина ШУВАЛОВА.

От переводчика:
Прошу учесть, что текст был написан несколько лет назад и с тех пор ситуация [в уфологии] в Китае несколько изменилась, но все же скорее "косметически", чем серьезно. Считайте, что информация в статье в достаточной степени отражает реальное положение дел.

Источники электроэнергии или магия? Анализ необычной группы находок из Месопотамии

Эммерих ПАШТОРИ, главная лаборатория Хёхст, Франкфурт (Германия)

Опубликовано: Antile Welt 16(1) (1985): 3–12; приводится с незначительными сокращениями
На русском языке: Аномалия, 2013, № 2, с. 45–48; пер. с англ. С. Ермаков (2011)

Повод к написанию этой статьи был обнаружен на выставке искусства и культуры Месопотамии, которая проходила в Музее древней и древнейшей истории в Берлине в 1978–1979 годах. В каталоге выставки под номером 183 описана группа находок, датируемых парфянским периодом (около II в. н. э.), состоящая из глиняных неглазурованных банок, содержащих медный цилиндр и железный костыль (рис. 1). Многие авторы (König 1938; Al­Haik 1964; Weiner 1964; Winton 1962) интерпретировали их как «аппарат», или гальванический элемент, который, возможно, служил для золочения серебряных изделий.
Следует ли нам поверить, что жители Месопотамии случайно нашли метод преобразования химической энергии в электрическую, а также и способ использования этой энергии для проведения химического процесса гальванического золочения? В данной статье я пытаюсь ответить на этот представляющий интерес для историков науки и культуры вопрос.

Артефакты

В обзоре литературы упомянуты двенадцать сходных находок парфянского и сасанидского времени, которым иногда приписывают аналогичные функции.

Четыре маленьких неглазурованных залитых битумом глиняных сосуда были найдены в 1930 г. при раскопках, проводившихся экспедицией Мичиганского университета на месте торгового поселения времён Селевкидов Описе на р. Тигр. Сосуды имели около 15–20 см в высоту, были разной формы, два из них были с ручками. Три найдены лежащими на боку, рядом с каждым обнаружены четыре застрявших в земле металлических стержня. Во всех случаях один стержень из числа найденных был железным, остальные – бронзовыми, каждый длиной около 20–25 сантиметров. Каждый упавший сосуд содержал запаянный с обеих сторон бронзовый цилиндр чуть менее 3 см в диаметре и 7,5 см в длину. Внутри этих своеобразных контейнеров находились скрученные в рулон куски папируса, по­видимому, имевшие различные стадии разложения. Один из сосудов стоял, в нём найдены фрагменты стеклянной бутыли.

Рис. 1. Высота сосуда 14 сантиметров. Диаметр медных цилиндров 2,6 см, длина медного цилиндра 9,8 см, длина железного костыля 7,5 смРис. 1. Высота сосуда 14 сантиметров. Диаметр медных цилиндров 2,6 см, длина медного цилиндра 9,8 см, длина железного костыля 7,5 см

По сопутствующим монетам находки датированы поздним периодом правления Сасанидов (V – начало VI в. н. э.). Автор находки не дал их интерпретацию, лишь подчеркнул, что они были обнаружены в беспорядке около (культового?) здания и что они не были связаны с захоронением (Watermann 1931: 60–62).


Рис. 2 a–f

Примерно в это же время немецкие археологи проводили раскопки на восточном берегу реки Тигр в Ктесифоне (рис. 3). Во втором сезоне раскопок (1931–1932) под руководством Эрнста Кюхнеля, проводившихся Исламским художественным музеем совместно c Государственным музеем Берлина и Музеем Метрополитен в Нью­Йорке (1932 Kühnel, 1933; см. также Upton 1933), были найдены шесть запечатанных неглазурованных глиняных сосудов, каждый из которых содержал маленькие скрученные полоски металла или металлические гвозди (рис. 2а – 2f):
a) Герметично закрытый сосуд, содержавший десять запечатанных с обеих сторон цилиндров, скрученных из бронзовых полос. В каждом из них находились не до конца разложившиеся остатки волокнистого целлюло­зо­содержащего материала, которые, вероятно, содержали надписи с экзорцистскими формулами или благословениями (Upton 1933).
b) Сосуд, изначально содержавший три небольших бронзовых скрутки (на рис. 2b не показаны).
c) Сосуд, содержавший три бронзовые запечатанных цилиндра.
d) Небольшой сосуд, содержавший бронзовые скрутки. Сосуды и скрутки были запечатаны битумом. Анализ степени коррозии бронзы показал присутствие примерно 1 % олова, железа и свинца в количестве 1 % каждого элемента. С учётом присутствия никеля можно предположить, что медь была импортирована из Омана (Partington 1935:243; Berthoud 1978).
e) Сосуд обнаружен в следующем виде: «битумная пробка в горлышке с продавленными в ней отверстиями. Внутри [находилось] землистое вещество с небольшими металлическими пластинами [имевшими вид контейнеров­трубок?] и битумные пробки, которые, вероятно, их запечатывали» (Khnel 1933:28, см. также Schmidt 1934:20). Наш анализ маленьких «пластин» показал, что они были из технически чистого свинца, преимущественно покрытого плохорастворимым карбонатом свинца (продукт коррозии основных трубок). Мы были не в состоянии проанализировать «землистое вещество», но заключили, что оно также состояло в основном из карбоната свинца.
f) Герметичный сосуд, содержавший десять сильно заржавелых и корродированных железных гвоздей. Эти железные стержни с кольцевой головкой имеют ту же форму, что и бронзовые «фундаментные гвозди» из Мари и Урука (Rashid 1983:13–14, pl. 10A­C). Анализ характера ржавчины на одном из гвоздей показал, что они были окружены органическим материалом.
Эта группа находок из Ктесифон поднята из поздних слоёв эпохи Сасанидов. Kuhnel истолковал артефакты как магические, подчеркнув, что «порошкообразное вещество, содержащееся в маленьких трубках, почти полностью разложилось, не позволяя сделать какие бы то ни было выводы о содержимом» (K hnel 1932).

Нет доступных сведений о другой находке такого же типа, происходящей из слоёв парфянской эпохи вблизи Хатра (Khnel 1933:28; Schmidt 1934:20).
Группа артефактов (рис. 1), которые привели к написанию этой статьи, была найдена тремя годами позже, в 1936 г., на северной окраине Багдада, рядом с Кхут Раббу [местность к юго­востоку от Багдада] в поздних парфянских слоях (Damerji 1979). Сосуд из неглазурованной керамики, изначально запечатанный, содержал закрытый с одного конца медной пластиной и запечатанный с обеих сторон битумом медный цилиндр. В цилиндр был вставлен железный стержень, удерживаемый на месте битумной пробкой. Толстый конец сильно пострадал от ржавчины и коррозии и примерно на сантиметр выступал над пробкой. На пробке выявлены следы металла – предположительно, свинца. По словам Кёнига (König 1938:8–9; 1940:164–168), цилиндр состоит из «довольно чистой меди со следами цинка, свинца и железа».

Рис. 3. План. 1 – Мельничный холм; 2 – Дворец Маарида II; 3 – Умм­аль­Цаатир; 4 – Тель­Дахаб (по: Krger 1982:abb 1)Рис. 3. План. 1 – Мельничный холм; 2 – Дворец Маарида II; 3 – Умм­аль­Цаатир; 4 – Тель­Дахаб (по: Krger 1982:abb 1)

Технологический уровень

Древняя Месопотамия имеет поразительные исторические достижения в научно­технической области в силу высокого уровня развития математики, которая находила практическое применение в землемерии и водоснабжении; астрономия в конце вавилонского периода достигла уровня, который в Европе останется недосягаем до времён европейской научной революции XVI века. Кроме того, судя по содержимому клинописных табличек из Ниневии, было хорошо развито изготовление и использование растительных и минеральных масел, особенно в медицинских целях (Roux 1972:323–337).
К III тыс. до н. э. в Месопотамии достигли больших успехов в обработке материалов (Levi 1959; Haba 1969): использовали процессы брожения и консервации, изготавливали одежды из кожи, а также окрашивали природные волокна и шкуры. Имеются и свидетельства о существовании оборудования для дистилляции и экстракции. В Селевкии обнаружены древнейшие инструкции по производству стекла, датируемые XVII в. до н. э. (Gadd и Thompson, 1936).
В древней Месопотамии было очень мало древесины, чтобы обеспечить топливо для обработки металла, обжига керамики, плавления стекла и азурита древесный уголь приходилось импортировать – возможно, из Ливана [медной лазури] (Levi 1959; Haba 1969). Однако какие бы то ни было письменные или археологические подтверждения использования в этот период обильных запасов минерального масла или битума для получения энергии неизвестны.
Земля была бедна рудными месторождениями; олово и медь импортировали, начиная с III тыс. до н. э., возможно, караванными путями через Персию или через Элам. Утверждается, что медь также привозили морем из Омана по Персидскому заливу (Berthoud 1978: 2–4, 6–11).

Доводы против гальваники

Исходная гипотеза, основанная на описании находок и анализе связанных с ними металлических предметов, гласила, что они могли каким­то образом быть использованы для получения электроэнергии. Характер материалов (запечатанные неглазурованные глиняные контейнеры различной формы, плотно закрытые металлические цилиндры, в которых иногда содержатся остатки свитков папируса), на первый взгляд, кажется, не даёт для никаких оснований предполагать, что предметы предназначены для подобного рода практических целей. При этом большое число находок предполагает предназначение для практики, укоренённой в традиции.
Редкие находки из металла периода Парфянского и Сасанидского царств в основном представляют собою произведения декоративно­прикладного искусства. Поверхность их была золочёной или серебрёной, это делали путём покрытия металлом, или амальгамированием (Oddy and Meeks 1978). Литература этого периода, в некоторых случаях очень обширная, не даёт указаний на использование гальванизации. Обзор литературы по алхимии также дал отрицательный результат (1885 Berthelot, 1888–97, 1893).
Сами по себе, ex silentio, эти аргументы неубедительны, но эксперименты также показали, что устройства данной формы и конструкции не подходят для производства электроэнергии.

Если два разных металла (электроды) погрузить в жидкость, которая проводит электричество (электролит), между ними возникает разность потенциалов. Величина разности потенциалов (Vg) зависит от соответствующего сочетания металлов. В нашем случае есть медь (нормальный потенциал 0,354 г) и железа (­0,44 В), то есть теоретически мы имеем Vg = 0,79 вольта.
Железо в качестве катода высвобождает электроны и растворяется в электролите. Если электроны могут проходить через среду, которая проводит электричество (в нашем случае, через электролизную ванну для золочения) к меди (в качестве анода), то восстановительный процесс должен проходить на поверхности меди. Количество растворенного в воде кислорода снижается, так что разность потенциалов может быть сохранена. Одновременное появление этих химических процессов на обоих электродах порождает электрический ток.

Для того чтобы использовать эту электрическую энергию для гальванического золочения, анод из золота, а также элемент для золочения, используемый в качестве катода, должны быть погружены в раствор соли золота в гальванической ванне и оба полюса должны быть подключены через проводник к источнику тока. Металлическое золото будет растворяться и в виде комплексных ионов от анода осаждаться на катоде. Вес осаждённого электролитическим способом золота прямо пропорционален количеству электроэнергии, которая проходит через электролит. В античной литературе нет упоминаний о золочении путём электролиза. То же касается, насколько мне известно, и алхимических инструкций.

Исходя из нашего уровня химических знаний, я исследовал вопрос, мог ли быть процесс золочения случайно открыт в древности. Обзор литературы по флоре этого региона показывает, что растения, которые содержат амигдалин и цианогенный гликозид, являются коренными (Lindner 1974:15–21; Klein 1958:1058–1060, см. также 1877 : 396 Hehn, 400–402). Таким образом, горький миндаль наряду с другими плодами, такими как яблоки, гранаты, вишня и кислая вишня, зёрна которых содержат много амигдалина (до 300 мг HCN/100 г), культивировались в V в. до н. э. уже не только здесь, но и в Греции. Ферментативное разложение водного раствора амигдалина даёт на выходе синильную кислоту, которая может растворять металлическое золото.

При моделировании этого процесса в 1 л питьевой воды добавляли 500 г измельченных зёрен горького миндаля или 500 г измельченных зёрен кислой вишни, 1 г пивных дрожжей и оставляли на 48 часов при температуре 30–40 °C, периодически перемешивая. При этом значение pН «супа» снизилось со значения 6.0–6.2 до 4,5–4,6. Раствор фильтровали через шерстяную ткань и добавляли 0,5 г золотой пыли, залитой кислым молоком и тщательно перемешанной. После отстаивания в течение двух дней с редкими, но тщательными перемешиваниями растворы процедили через измельчённый уголь. Мы получили очень хороший электролитический раствор из калиево­золото­цианистого комплекса с содержанием золота от 0,3 или 0,4 г/л с электропроводностью 6 или 8 мСм/см. С Vg = 0,7 В, медные и серебряные пластины были позолочены с плотностью тока около 50 mA/см2. Отчасти благодаря содержанию «блестящих добавок», которые появились при ферментативном разложении, были получены яркие и равномерные слои золота.

Камера для исследования состояния электродов была сооружена в соответствии с находками в Кхут Раббу. В качестве электролита в каждом случае я брал водный раствор примерно 10 % хлорида натрия в 5 % уксусной или лимонной кислоте. Оказалось, что при таких условиях восстановление кислорода на аноде может происходить только со скоростью, с которой растворённый в электролите (и используемый в ходе реакции) кислород поступает в раствор из атмосферы. Скорость этого процесса обусловливает падение потенциала, который примерно с 0,5 V на начальном этапе сразу уменьшается до 0,1–0,2 V по мере уменьшения [количества кислорода]. Характерное для оригинальных находок использование медного цилиндра сразу заводит процесс в тупик. Эрозия железного электрода в экспериментах происходила на шейке железного прута. Сужение железного костыля у оригинальных находок является, таким образом, его первоначальной формой, а не следствием эрозии при использовании, как предполагалось изначально.
Рабочая группа под руководством профессора В. Янсена (Ольденбург) независимо пришла к аналогичным выводам (Jansen at al. 1985). Находки имеют только видимое внешнее сходство с элементом питания (или сухой батареей). Вместо этого они, вероятно, использовались в магических практиках.

Природа и действие магии

Наблюдения и опыт, накопленный в области науки и медицины на уровне, который был до­ступен жителям Месопотамии, не могут быть определены критически и объективно. Скорее, они были включены в основанную на магии систему мышления (Tarn 1972:417–26). Злым де­монам приписывали болезни, стихийные бедствия и другие несчастья. Для защиты обращались за помощью к сверхъестественным силам, которые стояли ближе к человечеству, чем боги.

В Месопотамии магическое мышление имеет глубокие корни. Жрецы занимались предсказаниями и заклинаниями, но религиозная основа этих действий восходила к магии и практике, основанной на первобытных суевериях (Muller­Karpe 1980:619). После рас­пада поздней Вавилонской империи сюда стали проникать свежие интеллектуальные влияния из халдейской астрологии и центральноазиатских спиритуальных культов (Shah 1956:36–44).

Культуры Месопотамии, а также Египта оказали решающее воздействие на возникновение магической вселенной времён поздней античности. Их развитие до уровня идеологии, их распространение и популяризация в Средиземноморском регионе происходили благодаря усилиям древних авторов начиная с IV в. до н. э. (Roux 1972:198–200).

Вера в действенность магии опирается на идею, что космос сотворён единым. Все элементы Вселенной – высшие боги, демоны с воздушными, эфирными и водяными телами, планеты и звёзды, затем человек, животные и растения, неживая материя, такая как камни и металлы, – всё связано друг с другом. Действие магической силы может быть передано через цепочку посредников, связанных между собою «симпатией», до соответствующего божественного существа. Демоны, которые занимали промежуточное положение между богами и человечеством, были доступны для людей. Было проведено различие между так называемыми пневматическими демонами, которые состояли на службе у богов, и демонами (обычно вредными), которые были привязаны скорее к вещественным заклинаниям. Некто мог властвовать над ними, если обладал знанием цепочки симпатий, то есть о том, какое вещество какому демону и/или божеству соответствует.

«Мудр тот, кто знает связи между частями мирового целого... Для многих божество земли ассоциируется с камнем или растением, к которым, в силу симпатии, оно будет благосклонно» (Синезий из Кирены, цит. по: Willamowitz 1907:272 f.)
В самой Вавилонии симпатию называли «согласованием» (Reinhardt 1926). Так как небесные светила, в первую очередь планеты, очевидно, передвигались в небе по определённым законам, по доктрине соответствия должна была существовать взаимная связь между Небом и Землёй. Но так как планеты и звёзды состояли в симпатической связи с (драгоценными) камнями и земными металлами, металлы также играли свою роль в усилиях, направленных на использование сверхъестественной силы.
Наиболее важным металлом было золото, «соответствовавшее» важнейшим звёздам и главным богам.

«Пусть земля, несущая все (на себе), защитит тебя с помощью желтого (золота)
Одно стало трижды приятным для Агни
Трижды рожденным по рождению (было) это золото:
Это тройное золото пусть будет тебе для срока жизни!
»
(Атхарваведа, 5:28; пер. Т.Я. Елиза­рен­ковой)

С загадочными находками связаны три металла: медь (бронза), железо и свинец, а также неметаллический битум, и понимание магических сил, которыми повелевали эти вещества, очевидно, имеет решающее значение для нашей интерпретации.
Медь (и бронза) всегда наделяются оборонительной или защитной магической силой. Вот пример магического текста:
«Возьмите могучую медь героя Ану, который с громким рёвом отгоняет зло»
(Contenau 1947:39).

Заклинание основания гласит:
«Когда строят дом и закладывают фундамент... следует взять 1 мину меди, 4 бронзовых гвоздя и железный молоток. Он кладёт медь внутрь и закреп­ляет её со всех четырёх стороны гвоздями. Когда он делает это, он говорит так: «Как эта медь оберегает и укрепляет, так этот дом да будет защищён. Пусть стоит он крепко на тёмной земле»
(А. Goetze in Prichard 1955:356)

Гвоздю была присуща магическая сила. Вбивание его куда­либо было актом символи­ческой магии, внешним проявлением, выражающим связывающее или укрепляющее действие. Сходную же магическую силу в современном Ираке приписывают гвоздям при изгнании болезни: их вбивают в стену рядом с больным, чтобы связать злого духа (Rashid 1983:41).

Железо наделяли разными свойствами. Как молодой и «низменный» металл, он обладал более активными и агрессивными магическими защитными свойствами, чем медь. Железо враждебно демонам и потому защищает от них, но оно сильнее, чем медь, так как разбивает все заклинания. Магические гвозди сохранились в большом количестве как с надписями, так и без них. Волшебные слова (имена демонов или ангелов) служили, чтобы отогнать зло и для защиты; гвозди без надписей наделялись способностью укреплять и быстро фиксировать, они могли быть использованы для закрепления проклинающих надписей и магических текстов (Preisendanz 1935:154–164 см. там обширную библиографию по магической силе гвоздей; 1971:46 Томпсон, 61, 92).

Группа найденных в Селевкии предметов становится более понятной. Содержание надписей на папирусе, к сожалению, недоступно для нас; вероятно, его составляли заклинания основания или заклинательные защитные тексты. Для обеспечения магической защиты их помещали в запечатанные бронзовые трубки (см. ниже), а для практической защиты сохраняли в глиняных сосудах. В каждом случае находки «быстро пригвоздили» набором железных и бронзовых прутков. С учётом обстоятельств их обнаружения разумно предположить, что их хранили около культовых зданий.

Тогда как медь (наряду с другими металлами) имела чисто защитные функции, металлический свинец ассоциировался со злыми силами и использовался исключительно для вредоносной магии – например, для изготовления проклинающих надписей. В то время, когда добыча и обработка металла только появились, свинец наделяли защитными магическими функциями. В Вавилоне во времена правления Саргона I в начале 3 тыс. до н. э. его считали одним из счастливых металлов; сын Саргона I Римуш мог похвастаться, что он был первым, кто отлил свинцовые статуи, а Гудеа в середине третьего тысячелетия сообщал, что «его сокровищница была богата драгоценными металлами и свинцом» (Lippman 1931:57). Лишь в 1 000 г. до н. э. свинец стали всё больше рассматривать как лишённый ценности и заслуживающий презрения. Его ассоциирование с недоброжелательными богами и демонами, возможно, было связано не только с его серо­чёрным цветом, но и с его весом и отравляющими свойствами (Preisendanz 1930:119–154).

Желание причинить вред другому лицу, лишив его здоровья, имущества или жизни, старо, как само человечество. Однако вместо причинения телесных повреждений кому­либо преступник мог призывать богов и демонов, побуждая их нанести вред своему врагу. Первый в Аттике достоверный экземпляр свинцовой таблички с проклятием, defixo, датируется V в. до н. э. Контакт эллинистической и фракийской магических доктрин с оккультной мудростью халдеев произошёл не позднее военных походов Александра Великого. В более поздний период из свинца, металла зловещего Кроноса, были сделаны пластины, на которых было выгравировано имя Германика вместе со «смертельным заклинанием», призванным вызвать у правителя «раздражение и ужас» во время его болезни в Селевкии (Тацит, Анналы LiBr. II. Cap. 69). Текст заклинания гласит:

«XY, сын ZY, обращается к Нинурте, Великому Господу, Нинурта, Великий Господь, вырви сердце (NN), лиши его жизни, убей его жену, уничтожь сыновей, семью, мужчин и женщин, живущих в его доме, его имя, его семя, его отпрысков и его потомков...»
(Meissner 1925:241)

Наиболее распространённым способом заставить высшее существо исполнить такое желание был следующий: записать проклятия на свинцовой табличке и положить её, возможно, расплющив или связав, вместе с несколькими другими (Wiinsch 1912:2–10; Preisendanz 1935:161). Кроме того, было обнаружено, что такие свинцовые пластины в некоторых случаях пронзали железными гвоздями.
Битум в силу его ассоциации с горящим минеральным маслом и благодаря его консервирующим и изолирующим свойствам наделялся магическими защитными способностями (Contenau 1947:171).

«И пока я произношу заклинание чистой магии, я проливаю битум у нижней части двери. Пусть дух, живущий в этом доме, пусть милостивый Утукку, милосердный Ламассу войдут в этот дом, чтобы злой Утукку, злой Алу, злой Эдимму, злой Галлд, повелитель демонов злой Рабитсу не смогли повредить повелителю. Во имя Неба пусть они будут изгнаны, во имя Земли пусть они будут изгнаны».
(Fossey 1902:250)
Заклинание «во имя Неба и Земли» обращалось ко всей Вселенной для призыва защитной магии.
Говоря коротко, это был сильнейший способ сотворить магическое заклинание.

Интерпретация находок

Магические тексты должны быть написаны на подходящем материале, симпатически связанном с существом, ответственным за ожидаемое действие (золото, серебро, папирус, шёлк или пергамент – для защитной магии; свинец – для проклятий); их следовало свернуть, а нередко, возможно, обмотать нитью, поместить в подходящие металлы для магической защиты, добавить, если необходимо, острые или заострённые предметы и носить в качестве амулета или хранить. С учётом этих требований становятся вполне понятны форма и материал подобных находок.

Неглазурованные глиняные сосуды различных форм и размеров были всего лишь контейнерами, которые служили защитой от механических повреждений во время хранения. Герметизация глиняных сосудов могла иметь только магическое значение, так как они в любом случае не были водонепроницаемыми. С этой же целью и бронзовые цилинд­ры – хотя они были просто скручены [а не запаяны по шву. – Пер.] – запечатывали с обоих концов. Битум, конечно, был доступен как легкообрабатываемый материал для любых уплотнений и изоляции. Железные и бронзовые штырьки, иногда связанные с такими находками, например, в Селевкии, выполняли оккультную функцию магических оборонительных или защитных заклинаний. Железные предметы, как гвоздь из Кхут Раббу и гвозди с кольцевидными головками из Ктесифона, служили для связывания, быстрого закрепления заклинания.

Мы делаем вывод, что глиняные сосуды найденные в парфянских и сасанидских слоях, запечатанные битумом и содержащие металлические тела, иногда в сочетании с папирусами и металлическими стержнями, не являются какими бы то ни было устройствами, которые практически использовались в современном смысле слова, – например, для получения электричества. Скорее, они были, как и писал Кюхнель (1932), «хранилищами для заклинаний, благословений и т. п., вероятно, написанных на папирусе», которые клали в эти хранилища для обеспечения сохранности и во избежание случайного магического вреда.

Литература

  • Al­Haik, A. 1964. The Rabbou’a Galvanic Cell. Sumer 20:103–104.
  • Berthelot, M. 1885. Les origines de I’alchimie. Paris. 1888–97.
  • Collection des anciens alchimistes grecs. 3 vols. Paris. 1893. La chimie au moyen age. 3 vols. Imprimerie nationale, Paris.
  • Berthoud, Th. 1978. Analyse d’objets en cuivre de Г Iraqi Museum de Baghdad. Commissariat a l’Energie Ato­ mique, Unite de Recherche Archeologique No. 7, C.R.A., Paris.
  • Contenau, G. 1947. La magie chez les Assyriens et les Babyloniens. Paris.
  • Damerji, M.S. 1979. Personal communication to Romer­ Pelizaus Museum, Hildersheim.
  • Fossey, C. 1902. La magie assyrienne. E. Leroux, Paris. Gadd, С J. and R.C. Thompson. 1936. A Middle­Babylo­ nian Chemical Text Iraq 3:88–96.
  • Haba, F. 1969. Chemical Technology in Ancient Iraq. Sumer 25:91–117.
  • Hehn, V. 1877. Kulturpflanzen und Haustiere in ihrem Ubergang aus Asien nach Griechenland undltalien, sowie in das ubrige Europa. Berlin.
  • Jansen, W. et al. 1985. Entwicklung und Wandel von Theorien mit Beispielen aus der Elektrochemie. Praxis der Naturwissenshaften (Chemie). Part 2.
  • Hein, G. 1958. Handbuch der Pflanzenanalyse. Syslema­ tische Verbreitung und Vorkommen der Blausau­reglukoside III/2. Vienna.
  • Konig, W. 1938. Ein galvanisches Element aus der Partherzeit? Forschungen undFortschritte 14(l):8­9. 1940. Neun Jahre Irak. 3rd ed. R.M. Rohrer, Briinn.
  • Kruger, J. 1982. Sasanidischer Stuckdekor. Deutsches Archaologisches Institut Abteilung Baghdad, Baghdader Forschungen Band 5. Verlag Philipp von Zabem, Mainz am Rhein.
  • Kuhnel, E. 1932. Die Ergebnisse der Zweiten Ktesiphon­ Expedition. Forschungen und Fortschritte 8(35–36):44–42. 1933. Die Ausgrabungen der Zweiten Ktesiphon­Expedition. Preliminary Report III–IV. Islamic Art Dept., Staatliche Museum, Berlin.
  • Levey, M. 1959. Chemistry and Chemical Technology in Ancient Mesopotamia. Elsevier, Amsterdam and New York.
  • Lindner, E. 1974. Toxicologie der Nahrungsmittel. Stuttgart.
  • Lippmann, E.O.v. 1931. Entstehung und Ausbreitung der Alchemie, vol. 2. Springer, Berlin.
  • Meissner, B. 1925. Babylonien und Assyrien, vol. 2. C. Winter, Heidelberg.
  • Miiller­Karpe, H. 1980. Handbuch der Vorgeschichte, vol. 4. Bronzezeit. C.H. Beck, Munich.
  • Oddy, W.A. and N.D. Meeks. 1978. A Parthian Bowl: Study of the Gilding Technique. MASCA Journal 1:5–6. Partington, J.R. 1935. Origins and Development of Applied Chemistry. London, New York, and Toronto. Preisendanz, K. 1930. Archiv fur Papyrusforschung 9:119–154. 1935. Die griechischen und lateinischen Zaubertafeln. Archiv fur Papyrusforschung П.
  • Pritchard, J.B. 1955. Ancient Near Eastern Texts. 2nd ed.
  • Princeton University Press, Princeton, NJ.
  • Rashid, S.A. 1983. Griindungsfiguren im Iraq. In Prahistorische Bronzefunde 1(2). C.H. Beck, Munich.
  • Reinhardt, K. 1926. Kosmos und Sympathie.
  • Roux, G. 1972. Ancient Iraq. Paris.
  • Schmidt, J.H. 1934. L’expedition de Ctesiphon. Syria 15:1–23.
  • Shah, S.1.1956. Oriental Magic. Rider, London and New York.
  • Staatliche Museum. 1978. Der Garten in Eden, 7
  • Jahrtausende Kunst und Kultur an Euphrat und Tigris. Berlin Staatliche Museen Stiftung Preussischer Kul­ turbesitz, exhibition catalogue, Mainz.
  • Tarn, W. 1972. Die Kultur der hellenistischen Welt. Darmstadt.
  • Thompson, R.C. 1971. Semitic Magic, its Origins and Development. New York.
  • Upton, J.M. 1932. The Expedition to Ctesiphon, 1931–1932. Bulletin of the Metropolitan Museum of Art 27(8): 188–197.
  • Watermann, L. 1931. Preliminary Report upon the Excavations at Tel Umar, Iraq. University of Michigan Press, Ann Arbor.
  • Weiner, R. 1964. Die Geschichte der Galvanotechnik. Saulgau.
  • Willamowitz, U.v. 1907. Die Hymnen des Prodos und Synesios. Berlin.
  • Winton, W. 1962. Baghdad Batteries BC. Sumer 18:87–88.
  • Wiinsch, R. 1912. Antike Fluchtafel. Bonn.