Что такое "Аномалия"? ("Аномалия" №1 1991)

"Аномалия", №1 (2) 1991, 30.01.1991
Сергей БУЛАНЦЕВ, редактор бюллетеня "Аномалия"

...Помнится, несколько лет назад после публикации о филиппинских целителях, вскрывающих плоть человеческую без наркоза и скальпеля, мне позвонил скептически настроенный читатель:
- Знаете ли вы, что младший Акопян берется повторить трюк этих самых псевдочудотворцев?! - Скептик говорил тоном профессора, отчитывающего дерзкого в своем невежестве первокурсника. Видимо, на том конце провода полагали, что на столь убийственной довод возразить нечего. И я согласился:
- Хорошо. Но давайте в таком случае попросим младшего Кио устроить "падение метеорита" на цирковом манеже, а потом скажем, что метеоритика - это лженаука, которой занимаются или ловкие трюкачи, или легковерные простаки!

Мой оппонент замолчал, как мне показалось, в некоторой раздумчивости...

Метеориты всплыли в этом эпизоде неслучайно. Почти хрестоматийным примером категорического неприятия совершенно очевидного считается известное постановление парижской Академии наук о метеоритах. Подписанный чуть более двух веков назад в числе прочих академиков известным Лавуазье, этот вердикт по сей день точно отражает насмешливый скепсис даже светил науки в отношении того, что выходит за рамки парадигмы — совокупности сложившихся представлений об окружающем мире и его законах. Постановление гласило, что тверди небесной не существует, камней на небе нет и быть не может, следовательно, всякое известие о том, что они оттуда падают, заведомо ложно.

Знакомая реакция, не правда ли? Ведь и сегодня весьма схожие оценки звучат из уст многих уважаемых ученых в отношении, скажем, НЛО, полтергейста, экстрасенсорики, разного рода "треугольников" и прочих явлений, относимых к аномальным.

Строго говоря, они аномальны не более, чем все то же падение камня с неба. Аномалия есть отклонение от нормы, так почему мы называем аномальными явления, происходящие каждый день во всех частях планеты? Должно быть, в силу далеко не исчерпывающего знания законов Бытия мы обладаем неполным представлением о том, что есть норма. Но отторгать эту категорию явлений как несуществующих - значит уподобляться "ничьей бабушке" из Вороньей слободки, которая не доверяла электричеству и жгла керосин на антресолях. Если подходить к делу сугубо формально, у нее были серьезные основания "не доверять" электричеству — ведь современная наука не в силах объяснить природу электрического заряда. Но, несмотря на этот пробел в познании, мы не мыслим себя сегодня без тех благ, что дает нам электричество.

Слово "аномалия", таким образом, отражает не суть явления, а наше отношение к нему. "Аномалия" - так назван научно-информационный бюллетень, который ТАСС начал выпускать совместно с научной Ассоциацией "Экология непознанного". Какую же цель преследуют издатели нового бюллетеня?

Путь к научной истине начинается со сбора фактов, их систематизации, обобщения, осмысления. Факты и только факты являются фундаментом любой рабочей гипотезы, рождающейся в результате кропотливого труда исследователя. ТАСС обладает огромными информационными возможностями, от всесоюзной и мировой корреспондентской сети агентства не ускользнет ни один достойный внимания "аномальный" факт. Научный потенциал "Экологии непознанного" позволит отделить зерна от плевел, отобрать информацию, которая укажет направление поиска.

В "Аномалии" читатель познакомится с фактами, которые не укладываются в рамки обыденного сознания и потому кажутся многим или выдумкой, или ошибками наблюдения, или невероятно разросшимися слухами. Да и как еще расценить, например, мгновенное исчезновение НЛО с места посадки? Любой кандидат любой из точных наук скажет, что по законам природы , это невозможно. Уточним: по известным нам законам природы. Вспомним: еще на памяти наших дедов авторитетнейшие ученые мужи с мировой репутацией утверждали, ссылаясь все на те же законы природы, что полет на механизмах тяжелее воздуха невозможен. Самолет русского изобретателя Можайского перечеркнул казавшиеся безупречными математические выкладки уважаемых ученых. Так почему не допустить, что где-то в бездне миров и пространств некий "инопланетный Можайский" изобрел мгновенно перемещающийся аппарат, который, по нашим представлениям, не имеет абсолютно никакого права на существование?

Нам снова могут возразить со ссылкой на высочайшие авторитеты и теории, на которых зиждется все здание современной науки: межзвездные перелеты являются чистой воды утопией, так как колоссальные расстояния между звездами непреодолимы в силу невозможности превысить скорость света. Так ли уж невозможно? Высказана же гипотеза о существовании тахионов - частиц, для которых скорость света является минимально возможной. Да и так ли уж необходимо ее преодолевать? Ныне допускается мысль, например, об искривлении пространства, при котором весьма удаленные объекты оказываются едва не на расстоянии протянутой руки. Вот простая аналогия: муравью надо проползти по километровой веревке. Далеко! Но если этот крошечный трудяга умудрится сложить веревку пополам, ее концы окажутся рядом.

Невозможно? Воздержимся от полемики, вспомним лишь реакцию великого Эдисона на сообщение о том, что советский ученый С.Лебедев создал в 1928 году искусственный каучук: "Известие о том, что Советскому Союзу удалось получить синтетический каучук, невероятно. Этого никак нельзя сделать. Скажу больше — все сообщение ложь".

Как видим, ошибаться могут даже великие ученые. Но явления, поражающие наше воображение и кажущиеся невероятными, от этого не перестают существовать. Да, мы сегодня не можем объяснить, каким образом НЛО совершает в воздухе на сверхзвуковой скорости поворот под прямым углом, но надо ли торопиться с приговором о том, что-де такого не может быть в принципе? Привычный нам цветной телевизор показался бы средневековому алхимику .небывальщиной или чертовщиной...

"Аномалия" ставит целью сбор и публикацию проверенных фактов, данных и наблюдений, которые не укладываются в рамки нашего привычного восприятия. Мнение об этих "аномалиях" на страницах бюллетеня выскажут ученые и специалисты из Ассоциации "Экология непознанного". Мы постараемся избавиться от гипноза так называемого "здравого смысла", который, по меткому выражению доктора философских наук А.Сухотина, является совокупностью догм, принадлежащих вчерашнему дню науки. Ибо невозможно идти в неведомое, непознанное, "аномальное", запасшись в этот трудный путь багажом привычных толкований и устоявшихся представлений. Новое нередко завоевывается лишь благодаря крайне неординарным, подчас "сумасшедшим" поворотам мысли. Об этом очень хорошо сказал Нильс Бор, когда заметил двум известным физикам: "Все мы согласны, что ваша теория безумна. Вопрос состоит в том, достаточно ли она безумна, чтобы иметь шанс быть истиной".

Наше время является свидетелем небывалого общественного интереса к "аномальным" явлениям, от которых долгое время насмешливо отмахивалась так называемая официальная наука. Гласность открыла для широкого читателя темы, еще недавно с великим трудом пробивавшиеся на страницы газет и журналов сквозь препоны цензорских запретов и ограничений: парапсихология, НЛО и прочие "белые пятна" нашего Бытия. Хочется надеяться, что "Аномалия" станет хорошим гидом для тех, кто решится на попытку разобраться в клубке этих невероятно сложных, но бесконечно притягательных проблем.