Важно!

Уфология в Поднебесной, или История исследований НЛО в Китае

Zhou Xiaoqiang, Beijing UFO Research Society
Чжоу Сяоцян, Пекинское общество уфологических исследований

Перевод Константина ШУВАЛОВА.

От переводчика:
Прошу учесть, что текст был написан несколько лет назад и с тех пор ситуация [в уфологии] в Китае несколько изменилась, но все же скорее "косметически", чем серьезно. Считайте, что информация в статье в достаточной степени отражает реальное положение дел.

Тайны живой Земли. Глава 4. “Ходят тут всякие...”, или Люди и зоны ......

Тайны Живой Земли. Глава 4. “Ходят тут всякие...”, или Люди и зоны ......

Вместо предисловия ......
Глава 1. Интродукция с ретроспекцией ......
Глава 2. “Гиблые” и “святые” — сквозь тысячелетия ......
Глава 3. Чудеса в решете, или Загадочные сетки и разрушительная энергия ......
Глава 4. “Ходят тут всякие...”, или Люди и зоны ......
Глава 5. Вышел “месяц” из тумана ......
Глава 6. Раз тарелка, два “тарелка” ......
Глава 7. Шутки в сторону, или соизмерение несопоставимого ......
Глава 8. И пока последняя ......
Постскриптум ......
Приложение. Близкий контакт третьего рода, Обладающий свойством энциклопедичности ......
Литература ......

Почему и для чего. — Правила Игры без правил. — Относительность всего сущего как объективная реальность. — Желаемое и действительное. — Как делается магия. — “Особые состояния сознания” или Врата в Неведомое? — “Фэнтези”, компьютеры и кошмарные сновидения. — Две-три правдивые истории о людях и событиях невероятных. — Волки и агнцы. — Зоны как социопсихологический феномен. —- Мессианский синдром. — Зачем нужны феномены.

Двигаться дальше,
Как страшно двигаться дальше.
Но я ещё помню это место,
Когда здесь не было людно.
БГ

Когда мы решили написать несколько слов о людях там, в зонах, нас спросили: а это-то для чего?
Для чего... Нелёгкий вопрос. Просто нам всё чаще кажется, что многое из происходящего там, в зонах, зависит от нас самих, от того, кто и зачем туда приезжает.
Всё в мире взаимосвязано — это придумано не нами. И связи эти гораздо многограннее, тоньше и сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Если дерево заразить вредителем, другое дерево, отстоящее от первого на десятки и даже сотни метров, начинает вырабатывать защитные вещества, хотя ему не от кого защищаться. Если одной из мышей, сидящих в клетке, разделённой глухой перегородкой, дать смертельную дозу ада, вторая мышь обнаруживает признаки отравления тем же адом и даже иногда околевает. Многократно усиленное горное эхо — реакция на наше слабое “Эй!”. Взаимодействие с Зоной — как с целью изучения, так и для того, чтобы практиковать те или иные психотехники, используя её свойства, — требует особенной осторожности и деликатности. Зона, место Силы, — достаточно тонкая структура, пребывающая в состоянии не слишком устойчивого равновесия и эхом откликающаяся на каждый наш шаг, на каждое движение души. Иначе говоря, с чем мы туда приходим, то и получаем.
Сказанное — повод для того, чтобы затронуть ещё одну, очень-очень важную тему: ни в коем случае, занимаясь зонами, да и Непознанным вообще, нельзя игнорировать то, что сегодня принято называть “человеческим фактором”. Он существует везде, где в Игру вступает человек, привнося нечто неуловимое в устоявшееся, но так легко рвущееся кружево причин и следствий. Он пытается навязать свои правила Игры Непознанному, которое, весьма вероятно, не только не подчиняется законам нашего привычного обыденного мира, но, напротив, определяет их.
Да и что он такое, наш привычный мир? Незыблемый и изменчивый, понятный и каждое новое мгновение незнакомый — что он для нас? А мы для него?
Назначив себя “избранными существами”, люди в массе своей так и не стали разумными настолько, чтобы понять: часть не может быть хозяином целого. Точно так же и восприятие мира одним человеком и даже значительной группой людей не может быть единственно правильным и абсолютно адекватным.
Как отличны языки учёного-физика и художника, дворника и адвоката, мужчины и женщины, так же отлично их индивидуальное восприятие окружающей действительности.
По большому счёту, лишь ту часть реальности, которую принято называть “объективной” или “ординарной” реальностью, все люди воспринимают более или менее одинаково. Подчёркиваем, более или менее. Это отнюдь не только философия. На самом деле, каждый человек — это целый мир, внутренний мир, и каждый человек, взаимодействуя с внешним миром, создаёт в своём сознании собственную, индивидуальную реальность, такую, какая созвучна его внутреннему миру. Конечно, небо, деревья, солнце и звёзды, дома, лица любимых и прекрасная музыка не перестают существовать на самом деле. Но одинаковы ли они для каждого из нас?
Вот почему очень важны личностные особенности тех людей, которые волею судеб оказались втянуты в прихотливую игру с Непознанным, в том числе и с “аномальными зонами”, правила которой до сих пор никому не известны до конца.
Следует учитывать “человеческий фактор” и потому, что множество раз нам приходилось сталкиваться с одной той же проблемой: кто-то за много-много поездок лишь однажды удостаивается чести увидеть и почувствовать Нечто; кто-то лишь потом с удивлением осознаёт, что Чудо постоянно было с ним рядом; кто-то ни разу не уезжает “с пустыми руками”. А бывает, несколько наблюдателей в одном и том же месте, в одно и то же время видят, слышат, чувствуют — но, как выясняется, каждый видит, слышит и чувствует своё!
Так, может быть, большинство этих наблюдений — не что иное, как результат проявления или отражения определённых качеств и свойств самих наблюдателей?
И нет, и да.
“Нет”, поскольку мы действительно наблюдаем и даже, когда очень повезёт, объективно фиксируем нечто, и это нечто трудно списать на галлюцинации — индивидуальные ли, коллективные ли, неважно. Более того, не раз приходилось быть свидетелями того, как совершенно неподготовленные, незаинтересованные, “ни в сон, ни в чох” не верящие люди видели и ощущали пресловутое “нечто” тогда же и там же, что и мы, а иной раз — совершенно независимо от нас.
“Да” — потому что неподготовленные люди порою обращали внимание совсем не на то, на что обратили бы внимание мы, и всё, воспринятое ими, неминуемо преломлялось через призму их культурного уровня, опыта, настроения и склада характера в куда большей степени, чем то происходит у нас, худо-бедно приученных фильтровать ощущения и отсеивать иллюзии.
Полностью или почти полностью идентичные впечатления от наблюдений — редкость. Мы и сами, случалось, ловили себя на невольном искажении (пусть даже частичном!) тех или иных событий, если те не были описаны в полевых дневниках “по горячим следам”. Даже работая над текстом этой книги, мы порой спорили до хрипоты, ругались и ссорились, уточняя: а так ли? а то ли? а на самом ли деле?
С течением времени человек, особенно неподготовленный, вольно или невольно домысливает какие-то детали происходивших с ним событий, особенно, если события эти кажутся из ряда вон выходящими. Вслед за тем “достроенное” впечатление обретает в сознании очевидца статус объективной реальности, — и поди потом, разбери, где котлеты, а где мухи...
“Верь, но не доверяй”, — вот принцип, возводимый нами во главу угла. Поэтому постоянно приходится держать себя в жёстких рамках, выводя, скажем так, в “положение вне игры” ряд наблюдений, в объективности или достоверности которых возникают сомнения, ряд случаев, которым нет объективного подтверждения.
Не раз приходилось слышать о таком свидетельстве встреч с Непознанным, как следы на теле. Следы на теле, “осмысленные” или не очень, похожие на некие знаки (цифры, буквы, фигуры) или на ушибы, ожоги, пигментные пятна, встречаются нечасто, но встречаются. Мы в нашей практике сталкивались с ними трижды, но считаем возможным упоминать лишь об одном, попавшем в документальный фильм “Моя Вселенная”, в съёмках которого нам довелось участвовать.(Автор сценария и режиссёр А.Кибкало (студия “Современник”, 1998 г.).)
Случилось так, что летом 1997 года один из нас (а именно, С.Е.) совершенно неожиданно оказался в пределах некой зоны, которая отличается весьма “своеобразным” характером.
На следующее утро на его левой икре обнаружился участок кожи с изменённой пигментацией. Со стороны казалось, будто человек долго ходил на солнце с закатанной, да к тому же плотно прижатой к ноге штаниной — настолько ровной была верхняя граница между обычной бледной и покрасневшей кожей. Но это был не загар: в то лето идея о вредности солнечного загара овладела нами довольно сильно. Пятно не болело, не чесалось, не жгло — вообще никак, кроме внешнего вида, не напоминало о своём существовании. Оно просто было. Продержался след довольно долго — до зимы, если не дольше. Глупо, конечно, но никому из нас не пришло в голову обратиться к врачу. Так и осталась видеозапись, попавшая в фильм, единственным доказательством реальности события.
На самом ли деле причиной изменения пигментации был поход “в зону” в неурочный час? Кто знает... “После этого — не значит вследствие этого”, любили говорить древнеримские юристы, а они отнюдь не были глупцами. Но, согласитесь, каков соблазн безоговорочно связать эти два события воедино!
Больше подобных историй, по счастью, ни с кем из нас пока не случалось. Но вот вопрос: во что она могла бы со временем трансформироваться, не останься у нас “горячей” записи в полевом журнале и видеозаписи, сделанной буквально через несколько дней после случившегося?
Ну, бессознательное искажение информации — это, как говорится, полбеды. Беда наступает, когда, однажды соприкоснувшись с Неведомым, ощутив его необычность и значимость, человек совершает своего рода неосознанный трансфер: “Я сопричастен необычному, следовательно, и сам я необычен, особо значим”. Это происходит далеко не со всеми соприкоснувшимися, но — огорчительно часто. От этого — всего лишь шаг до превращения в “контактёра”, у которого даже пылинка на зеркале — Знак Свыше. Можно долго говорить о психологических, психопатологических и прочих причинах подобной трансформации личности, но это — тема для отдельного аналитического исследования... Так или иначе, желая, в силу означенных причин, получить новые подтверждения своей особости, человек начинает Ждать... И, если ожидание (как оно обычно и бывает) затягивается, такой человек уже не просто ждёт, но (чаще всего, бессознательно) как бы сам себе создаёт Послания, Знаки, Ответы, Сигналы — дарованные только и исключительно Ему, Избранному, и, конечно же, извне!
Вот, например, давняя, но очень типичная история...
Лет десять назад изрядно нашумела мантра, полученная, якобы, одним из так называемых контактёров в знаменитом в те поры “М-ском треугольнике” — Пермской аномальной зоне — и приведённая во многих посвящённых этой зоне публикациях: “Дибиби, дибебе...”. С одной стороны, вроде бы бессмысленный набор звуков, с другой, как говорили и писали, при регулярном повторении и лечит, и в жизни помогает.
Мы, признаемся по секрету, честно попытались повторить опыты, многажды описанные в публикациях. Нулевой эффект. Может быть, мы такие тупицы бесчувственные? Бог ведает.
В тех же изданиях рассказывали о том, что, когда оператор биолокации держит в руках рамки, эти рамки при мысленном прочтении другим человеком упомянутой мантры скрещиваются, а при прочтении (тоже мысленном) любого дргого текста остаются неподвижными. Отсюда делается вывод, что мантра эта “работает”, что она информационно насыщенна и энергетически активна.
Простите, но такое утверждение, мягко говоря, спорно, и вот почему. Любой мало-мальски сведущий в подобных вопросах человек согласится, что в данном случае мы вполне можем иметь дело с явлением психометрии, иначе говоря, внечувственного восприятия информации. В этом случае рамка “срабатывает” не вследствие некой “особой активности” мантры, а как показатель того, что оператор настроен на сам факт произнесения, пусть мысленного и на расстоянии, именно заранее заданной фразы, то есть, на конкретный сигнал. В конце концов, существование телепатии, чем бы она ни являлась по сути своей, уже почти ни у кого не вызывает сомнений. Ну, возьмите вы две произвольно выбранные фразы (только беспристрастно!), и пусть ваш коллега попробует, держа рамку в руке, отличить их друг от друга, настраиваясь попеременно то на одну, то на другую. Вполне может получиться тот же самый результат... в крайнем случае, после некоторой тренировки.
Здесь хотелось бы вспомнить о некоторых результатах многолетних исследований упомянутого уже нами Юрия Александровича Фомина. О Юрии Александровиче, его жизни и его работах стоило бы написать отдельную книгу. Но в данном случае мы обратим ваше внимание на один лишь конкретный момент: старейший отечественный уфолог и специалист в области аномальных явлений, положивший на раскрытие их секретов не одно десятилетие, полагает, что подобного рода “универсальные заклинания” в чем-то сходны с массовыми радио-, теле- и прочими целебными сеансами знаменитых экстрасенсов. И те, и другие оказывают ожидаемое (подчёркиваем, ожидаемое!) воздействие не столько за счёт того, что несут в себе некую “сильную энергию”, сколько благодаря тому, что их воздействие ожидаемо. Их целебный (или любой другой желаемый) эффект как бы заранее психологически задан, внутренне запрограммирован людьми-объектами их воздействия, то есть зависит от индивидуальных особенностей психики каждого из них: от их настроя, готовности воспринять “посыл”, подверженности внушению, способности к самовнушению — или способности подключаться к определённым информационно-распорядительным структурам.
А при чём здесь зоны, спросите вы? А при том, что зоны, на наш взгляд, в ряде случаев способствуют усилению упомянутых качеств, способностей и, соответственно, эффектов.
Значит, действительно есть что-то в этих самых зонах, от чего начинают происходить в них с людьми столь странные изменения?
И здесь мы подбираемся к одной прелюбопытной вещи.
Древние представления о зонах как о “местах Силы” позволяют нам взглянуть на проблему взаимоотношения людей и зон под совершенно иным углом зрения. Этот аспект очень мало затрагивается в публикациях, посвящённых “аномальной” и парапсихологической тематике, причём не только в нашей стране, но и за рубежом.
Давайте отринем (хотя бы на время!) привычный скепсис и поверим, что магия — абсолютно реальная вещь. Что является условием эффективности магического действия? На этот вопрос люди знающие отвечают так: следует оказаться в нужном месте в нужное время и приложить требуемые усилия путём совершения неких специальных действий.
Время нам поможет рассчитать, ну, скажем, астрология или, скорее, некая родственная астрологии система исчисления природных (не только и не столько звёздных и планетарных) ритмов, которые обусловливают состояние тех или иных параметров окружающей среды в тот или иной период или момент. Хотя не исключено, что это и есть настоящая астрология.
...К слову сказать, очень забавно наблюдать за новомодными “магами” и “колдунами” всех мыслимых и немыслимых степеней посвящения, готовых работать в любое время, лишь бы им денежки платили; не исключено, что это — одна из причин, по которой их усилия очень часто не достигают цели...
С местом сложнее: не всякое “место Силы” пригодно для любых магических операций. Нахождение точки земной поверхности, которая действительно подходит для совершения определённого ритуала — дело многотрудное, требующее знаний и опыта. Можно, конечно, создать нужную точку, что называется, “здесь и сейчас”, но на это способен даже далеко не всякий истинный маг!
Ну, а для того, чтобы приложить нужные усилия, мало обладать “личной магической Силой” (ею в большей или меньшей степени обладает каждый человек) — надо уметь ею воспользоваться. Умение же воспользоваться личной Силой подразумевает прежде всего владение искусством вхождения в особое состояние сознания.
По “совсем уж” большому счёту, именно особое состояние сознания и обеспечивает успех всему предприятию. Современные исследователи-парапсихологи уже не только научились в лабораторных условиях регистрировать его, но и разрабатывают эффективные методики обучения людей вхождению в него и управлению им. Феномен “особых состояний сознания” позволяет вполне обычному человеку добиваться результатов, которые ранее считались доступными только избранным: демонстрировать телекинез, ясновидение, телепатию...
Так вот, “места Силы”, помимо прочих своих занятных особенностей, обладают способностью провоцировать возникновение особых состояний сознания, при которых меняется восприятие человеком действительности и преумножается его “личная магическая сила”. Если же человек случайно, в силу сложившихся обстоятельств, или целенаправленно использует это состояние, если он умеет — сознательно ли, инстинктивно ли, — эту силу контролировать и направлять, то, используя полученное, он обретает возможность творить вещи преудивительные.
Нам известны случаи, когда одно лишь пребывание (и даже не очень длительное) в геоактивной зоне приводило к спонтанному раскрытию у людей способностей к внечувственному восприятию. Они неожиданно для себя обнаруживают, что способны видеть и чувствовать то, что недоступно обычному человеку, они в самом деле научаются диагностировать, воспринимать информацию об удаленных объектах и т.п. Это, конечно же, ещё не “магические” состояния, а всего лишь “сиддхи”(здесь: паранормальные способности.)... что, впрочем, для начала не так уж плохо. Правда — только для начала...

У человека в зоне меняются (часто незаметно для него самого) восприятие пространства, времени, психофизиологические характеристики организма.
Прекрасно, казалось бы: новые возможности, новые перспективы развития личности, но...
Мир, в котором мы живём, построен по забавному принципу: где малина, там крапива. Дивный аромат сказочно красивого цветка при определённых условиях убивает. Упорное стремление к цели оказывается “дорогой в никуда”.
Так порой происходит и в данном случае: ошеломлённый и очарованный внезапно проснувшимися способностями и, соответственно, открывающимися возможностями и перспективами, неофит очертя голову бросается в плавание по океану Неизведанного и... часто — слишком часто! — оказывается в положении корабля “без руля и без ветрил”. Волны новых восхитительных ощущений и сопутствующих им “откровений свыше” несут его неведомо куда — и вот он уже не он, а Он: провидец, пророк, чародей... Его слово — истина в последней инстанции... По Его воле вспыхивают и гаснут светила...
В переводе на нормальный язык это означает примерно следующее: человек, который после первого спонтанного опыта научился целенаправленно “влетать” в особые состояния сознания, но не умеет контролировать своё в них пребывание; который обрёл способность приумножать собственную Силу, но не ограничен в её применении жёсткими этическими рамками; который получил возможность улавливать внешнюю информацию, но не в состоянии критически оценивать последнюю; который не научился различать, что идёт извне, а что пробивается изнутри, из глубин его подсознания, — такой человек рискует оказаться “ни там, ни здесь”; то есть, оставаясь физически “здесь”, духом застрять “там”, со всеми вытекающими из такого положения последствиями для своего психического и социального статуса.
Особенно тяжело приходится тому, кто в момент (или период) неожиданного обретения подобных возможностей оказывается с ними один на один. Он не понимает толком, ни что с ним происходит, ни почему, ни как ему с этим жить дальше. И не с кем поделиться, не у кого спросить совета... Да и как о таком расскажешь? Не дай Бог, примут за умалишённого... Человек теряется, пугается; иной начинает опасаться, что и впрямь сходит с ума. Ему кажется, будто он внезапно лишился некоего фундамента, основы, корней...
Мы не вправе указывать, кому, куда и каким именно путём следует идти. Каждый делает свой выбор самостоятельно. Но, выбирая этот путь, необходимо помнить: на этом пути любое решение оказывается Решением, а любое действие может стать Деянием. Ответственность же за свои решения и действия — за все без исключения! — целиком и полностью несёт тот, кто выбрал. Таков закон, придуманный не нами и, быть может, вообще не людьми.

Позволим себе, впрочем, заметить, что раскрытие скрытых доселе способностей человека, вхождение в “специфические состояния сознания” могут происходить без какой бы то ни было связи с “особыми местами”, но, например, как следствие стрессовой ситуации; в процессе психологических тренингов и других подобных занятий; при увлечении компьютерными и столь модными ныне среди части молодёжи ролевыми играми, а то и просто потому, что “пора пришла...”.
О ролевых играх следует сказать особо. Дело в том, что проводятся они, как правило, по сюжетам “фэнтези” (любимой, признаться, и нами), а, следовательно, наполнены магией, что называется, до краёв. Это — вживание в образ героя из иного мира (читай: иной реальности), имитация его поведения (читай: мироощущения), наделение через воображение в процессе игры “реальной” реальности чертами реальности сказочной... Вроде бы безобидное дело, полезное даже, со многих точек зрения (“Играют же, а не хулиганят!”). Но... Как-то не по себе становится, когда наблюдаешь за иными игроками со стороны, особенно в “положении вне игры”. Где они? В каком мире? В какой реальности? Ушли — и забыли вернуться обратно? И что с ними станет, когда они вдруг однажды превратятся во взрослых людей?
А когда совершенно “случайно” (случайно ли?) массовая ролевая игра проводится в “месте силы” — занятные происходят порою вещи. Так, в августе 1994 года, нас, проводивших полевые исследования в Подмосковье, просто измучили навязчивые сны по мотивам романов Дж.Р.Р.Толкиена. И только потом, уже в Москве, мы узнали, что одна такая компания в то же самое время проводила в другом районе Подмосковья свою летнюю “ХИшку” (игру, то есть). А место, где проходила сия “Хоббитская Игрушка”, оказалось расположенным на той же самой лей-линии, на том же “силовом канале”, что и зона, где мы работали. Правда, километрах в пятидесяти от нас. Впрочем, мы-то не пострадали. Но попутно вокруг нас происходили странные события с людьми, ни к нам, ни к “ХИшкам” отношения не имевшими: поломки транспорта; спонтанные телепортации; дошло до того, что тракторист трактор в поле потерял! Не “ХИшкины” ли это отголоски? — очень уж хорошо события эти синхронизировались с ключевыми эпизодами той игры. А у нас звон деревянных мечей до сих пор в ушах стоит!
Дело в том, что геоактивные зоны представляются нам единым цельным организмом, и то, что происходит в одной части системы зон, немедленно находит отклик в другой, сколь угодно отдалённой. Да, информационный сигнал рассеивается, затухает, взаимодействует с другими сигналами, но — доходит везде, всюду и без промедления! Ведь недаром ещё древние считали, что вся Вселенная — это всего лишь точка, а в любой точке сосредоточена вся Вселенная. Иначе говоря, эффект мгновенного резонанса, отклика, скорее всего, характерен для Мироздания в целом; просто в силу специфических свойств зон именно там подобные эффекты могут проявляться удивительно ярко. Многим из наших хороших знакомых, лазающих по “местам силы”, известно неповторимое ощущение, когда осознаёшь себя как бы частью этого единого организма, и малейшее изменение вокруг, каждый шаг другого человека, даже находящегося вне границ зоны, воспринимаются всей душой и всем телом. Может быть, нечто подобное, только во много раз сильнее и ярче, испытывают в момент “просветления” последователи различных религиозных учений и мистических практик?
Из этого “ощущения единения” вырастает своеобразная этика, модель поведения в подобного рода местах — и за долгие годы она ни разу не подводила. Так формируется новое мироощущение — в конечном счёте, не несущее в себе принципиальной новизны, но естественное и необходимое как неотъемлемое условие работы, как образ жизни. И, как ни парадоксально, очень весёлое. Ведь “если рядом с Истиной нет места юмору, то это уже не Истина”, — говаривал незабвенный Альберт Хаггард.
Хотя порою случается такое, что становится совсем не до смеха.
Как-то осенью 1988 года, во время одной из вылазок в зону, сидели вечерком у костра двое любителей крутых зонных впечатлений — сидели себе, беседовали о том, о сём. И вот, надо же такому случиться, один из них, двадцати с небольшим лет от роду, воспылал желанием посамоутверждаться, демонстрируя товарищу свои достижения в области, с позволения сказать, маготехники... И знал ведь, дурень, что последствия такого рода занятий без должных знаний в зоне непредсказуемы!
Однако это не остановило нашего героя, как не остановило возникшее через считанные минуты ощущение неких неуловимых изменений в окружающем, некой угрозы извне. Результат не заставил себя долго ждать: остальным членам “команды”, которые примчались на истошные вопли сидевших у костра, пришлось приложить немало всяко-всяческих усилий, чтобы восстановить подвижность мгновенно невесть отчего парализованных ног “мастера-мага-экстрасенса”.
Это — один из наиболее ярких примеров своеобразной реакции зоны на действия человека, своего рода немедленной расплаты за нарушение неписаной этики поведения в таких местах. Один из наиболее наглядных, но, поверьте, не единственный. И далеко не всегда воздействие проявляется сразу. Некоторые наши коллеги, также немало времени отдающие “аномальному туризму”, утверждают: своеобразная психологическая или, если угодно, энергетическая зависимость человека от пребывания в зоне, своего рода последействие, обычно прослеживается в течение двух — двух с половиной недель после поездки, до истечения которых в разговорах с непосвящёнными и даже с коллегами, не участвовавшими в этой поездке, не следует её, эту поездку, обсуждать. Иначе — что-нибудь, да и произойдёт...
Так или иначе, но наш личный опыт показывает, что неприятности и расстройства здоровья в зонах постигают, как правило, тех, кто ведёт себя неадекватно по отношению к окружающей среде в широком смысле этого слова и вполне этих неприятностей заслуживает по самонадеянности своей или неразумению. И нас в своё время не миновала чаша сия... А иногда зона просто пугает.
Вот тому пример. В 1990 году в нашей компании появился некий молодой, даже совсем юный человек, прошедший курс обучения в одной из новомодных школ по подготовке экстрасенсов — школ, которых в последние годы расплодилось, что грибов после дождя, причём грибов, увы, часто несъедобных, а то и откровенно ядовитых. Так вот, этот молодой человек решил, что должен — да-да, именно должен! — заниматься проблемой НЛО и всем, что с нею связано. Он искал соратников и нашёл их, как ему показалось, в нашем лице. Мы взяли его в пробную поездку. Очень скоро стало ясно, что впредь ему с нами не ездить: ярко выраженный индивидуализм, напористая уверенность в своей непогрешимости, тенденции к “закидыванию шапками”, отсутствие элементарной осторожности и “чувства локтя” плюс весьма поверхностные знания предмета — не те качества, с которыми можно работать в неизвестной, а зачастую просто опасной зоне. Об этом мы ему в конце концов и сказали, предупредив, что его самоуверенные игры с биоэнергетикой в активных точках, свойства которых до конца не известны, могут плохо кончиться, и посоветовав ему ни в коем случае самому, без нас, не ездить ни на какие наблюдения в геоактивные зоны, даже самые “слабые”: слишком живы ещё в памяти примеры собственных расплат за подобную самодеятельность.
Юноша соргласился с нами, клятвенно пообещав этого не делать — и... несколькими днями позже тайком выехал “на наблюдения” со своим не менее юным другом. “Наблюдения” закончились и грустно, и смешно одновременно. Три чёрные массивные фигуры трёхметрового роста, возникшие, по словам наших героев, перед ними и, как им показалось, угрожающе двинувшиеся в их сторону, напугали их до такой степени, что даже через две недели, рассказывая нам об этом эпизоде и о том, как они с другом мчались сломя голову прочь с этого места, “контактёр”-неудачник бледнел, а руки его начинали мелко, едва уловимо дрожать. Правда, со временем в пересказе нашего знакомого история эта обросла такими героическими подробностями... и поди теперь разбери, что же там было на самом деле, а чего не было вовсе. Иными словами, всё в лучших традициях очевидцев Невероятного.
К чему мы это рассказали? Да вот к чему. Геоактивные зоны — пока ещё “белое пятно” в науке. Мы не можем сказать однозначно, какова их истинная роль в жизни планеты, какие энергии там действуют, каким именно образом они взаимодействуют с биосферой и, в частности, с человеком. Мы можем пока только догадываться, строить модели. И если тем или иным эмоциональным состояниям человека соответствуют определённые энергетические “потоки”, излучаемые им, то взаимодействие этих потоков с энергетическими структурами на местности может порождать непредсказуемые пока эффекты. Возможно, “чёрные призраки” явились результатом именно такого взаимодействия. Возможно, они были всего лишь плодом фантазии самоуверенных, но явно трусивших в глубине души ребят. Так или иначе, нервное потрясение, испытанное ими, было достаточно велико, — но могло оказаться и более сильным, вызвав тяжёлые последствия для их физического и душевного здоровья... Слава Богу, что всё закончилось благополучно!
А вот пример несколько иного рода:
Летом 1992 года в ту же зону, где двумя годами ранее “чёрные призраки” перепугали до дрожи в коленках юного адепта НЛО, отправились трое молодых людей. Был среди них и К., с позволения сказать, “маг-любитель”, охотник до острых ощущений, взрослый уже — в прежние времена молодые мужчины его возраста полками командовали и империями управляли. А он вот удумал с помощью своих товарищей покомандовать магическими Силами. Самый молодой (но наиболее, пожалуй, благоразумный) из искателей приключений, 19-летний Л., пытался остеречь, остановить К., но... “уж ежели я чего решил, так выпью обязательно!” И К. остался полон твёрдой решимости совершить некое суровое магическое действо с использованием пресловутой пентаграммы и элементов манипулирования стихийными духами (точнее, так называемыми “элементалями Огня”) — Папюса, наверное, начитался... Мы не знаем, какой он надеялся получить результат. История об этом умалчивает. Зато знаем, что было потом: об этом нам поведал Л.
На следующий день по приезде, хорошенько выспавшись и позавтракав, ребята решили дружно прогуляться по воду. Собрали вещички (одежду, аппаратуру), сложили в палатку, палатку закрыли; тлеющие в кострище угли затоптали и залили (в том числе, остатками воды); затем взяли канистры и, как были, в кроссовках, майках и тренировочных брюках, неспешно потопали к роднику: 20 минут туда, 20 минут обратно, ну, и напиться, умыться, водички набрать... Возвратившись через час с небольшим, они застали на месте своей стоянки толпу народу, две пожарные машины и внушительное, около 60 метров диаметром, пепелище.
Сгорело всё: палатка, рюкзаки, одежда, запасы провианта, позаимствованные у знакомых импортная фотоаппаратура и прибор ночного видения; ключи сплавились в маленький увесистый слиток.
Несмотря на этот достигший огромной, видимо, температуры, огонь и на то, что стоянка была разбита в сосновом (!) лесу, ни одно дерево не пострадало от пламени!!!
Домой возвращались налегке: в маечках и с канистрами... Комментарии, думается, излишни.
Как нам кажется, на основании нашего опыта можно прогнозировать, что, образно говоря, может получить человек, приехав в зону. Давайте-ка вспомним Редьярда Киплинга, его знакомую с детства фразу: “Мы с тобой одной крови: ты и я!”, а также евангельское изречение, которое у нас долгое время приписывали князю Александру Невскому: “Кто с мечом к нам придёт, от меча и погибнет!” Так и здесь — что мы думаем о зонах, что привносим в них, появляясь там, то и получаем взамен.
Человек в зоне — вне зависимости от того, зачем он сюда пришёл, — как на ладони; фальшь чувствуешь, что называется, всем нутром.
Это, наверно, естественно: как разбили лагерь, как организовали работу, отношения в группе — всё это позволяет сделать выводы, да и не только внешние соображения играют свою роль... Впрочем, бывают и вопиющие случаи.
В августе 1990 года натыкаемся мы в зоне на небольшую группу ребят, один из них — из Прибалтики (в иные места Подмосковья, особенно во времена “тарелочно-зонного бума” тех лет, как и в пресловутый “М-ский треугольник”, народ со всего бывшего Советского Союза съезжался, а кое-куда и по сей день многотысячные толпы забредают). Натыкаемся мы на них уже ночью, подойдя на свет костра. Вроде люди как люди. Самомнения вот только, как показалось, многовато. “Мы тут работаем”, — “крутят”, значит, экспериментируют, НЛО да “глюки” вызывают, аномалии притягивают. Речи такие красивые: о Боге, о Космосе, о духовности, о саморазвитии... Расстались мы с ними, идём к своему лагерю, обсуждаем встречу. Оставила она какой-то необъяснимо неприятный осадок. С чего бы? Мало ли с кем встречались. Идейная база другая — так ведь все мы разные. А самомнения у нас и у самих хоть пруд пруди, если уж честно. Нет, всё-таки что-то тут не то.
Утром они уезжают, а мы заходим на место их стоянки уже днём. И тут, простите уж, становится не до космизма и высоких материй. Не всякий “дикий” турист или варвар-дачник себе такое позволит! Мы в темноте-то не разобрались: куда там при костре, с его слабым светом от сырых дров, лица-то еле-еле видно. А днём — Господи! — над костром, вместо палки, котелки подвешивать — берёза! Живая! Не срублена даже — надломлена, согнута и жестоко обожжена! Уже подвяла... Мусор разный: пакеты, объедки... Богоискатели, понимаешь, контактёры!!! Ну, попадись они нам ещё раз!..
Но ведь они не единственные, к сожалению. Уж не легион ли им имя, думается порою. Честное слово, из-за таких-то людей иногда и жалеешь, что у нас гласность, что теперь “можно”, что адреса подобных мест стали во множестве общедоступны, и шастают там все, кому только не лень...
Тех “поборников духовности” мы в этой зоне больше не видели. Наверное, это нехорошо, но мы иногда думаем: может быть, всё-таки настигло их возмездие в виде “отсроченного воздействия”?
А ведь правильное “хождение в зоны” — своего рода Искусство. Непростое. Неоднозначное. Если прибегнуть к сравнениям из популярной литературы, то вспоминаются даже не “сталкеры” братьев Стругацких, но “сталкинг”, который описывает в своих книгах знаменитый ныне Карлос Кастанеда, — хотя у него под этим словом понимается нечто совершенно иное. Как то ни удивительно, но многие приёмы и технологии работы с “местами Силы”, описанные им, были найдены нами совершенно самостоятельно много лет назад.

Знали специальную практику работы с местами Силы и в Европе. Известный исследователь Найджел Пенник пишет, что для занятий практикой, известной под названием Ütiseta,“...идеальными считаются места уединённые, дикие, особенно те, что благодаря своим исключительным качествам известны как геомантические места Силы, где постоянно присутствует мощный поток önd”. Последнее слово означает не что иное, как европейский аналог понятия Ци.

Любая подобного рода практика работы с местами Силы требовала строгого соблюдения определённых правил поведения и последовательности действий. И, пожалуй, это оправданно с точки зрения “зонной техники безопасности”: хождение в зоны — не шутка!
Впрочем, мы в очередной раз отвлеклись...
Есть не лишённое разумных оснований мнение, что, когда на территорию той или иной зоны начинают шастать толпы “любителей острых ощущений”, она “закрывается”, то есть количество наблюдений и встреч с аномальными явлениями в ней резко падает. Из-за чего это происходит, можно долго спорить. Скорее всего, из-за того, что все мы, сознательно или неосознанно, привносим туда информацию, которая вследствие своей (то есть, в конечном счёте, нашей) неорганизованности и хаотичности вносит сумбур в естественные процессы, протекающие в зоне, — особенно, когда объём этой информации достаточно велик, а сама она противоречива, а то и откровенно агрессивна. Может быть, у зон существует собственная “техника безопасности”... Справедливости ради должны напомнить, что значительная доля наблюдений имеет всё же субъективный характер, то есть они — не что иное, как порождение нашего экзальтированного сознания и непомерного воображения, в силу чего “наведёнными” как таковые считаться не могут. Чтобы отделить “зёрна от плевел”, необходимы немалый опыт осознанного восприятия, абсолютная внутренняя честность и умение (желание, потребность) не только выводить на сознательный уровень, но и критически оценивать собственные ощущения.
Опыт показывает также, что “зонные” феномены делятся на “совершенно очевидные” и те, что “на грани восприятия”. Это как бы две крайние позиции, между которыми лежит бесчисленное множество явлений различной интенсивности и мощности, с разной силой воздействующих на органы восприятия человека и животных. Поэтому высотный пролёт “тарелочки”, тянущей по яркости на “минус вторую звёздную величину”, увидит даже заведомый скептик (если ему ткнут пальцем) — проверено! — а, скажем, “энергетический столб” над активной точкой земной поверхности более или менее адекватно воспримет далеко не каждый “уверовавший”.
Впрочем, мы убеждены, что и скептик, и человек, попросту не задумывающийся о реальности существования всяческих зонных эффектов (“не видел, не слышал, не читал”), тем не менее, воспринимают их — ну, по крайней мере, те из них, что расположены в “очевидной” части шкалы, — и только в силу спонтанно возникших или намеренно возведённых психологических барьеров не всегда осознают это.
Нахождение человека в особом состоянии сознания расширяет спектр его восприятия и позволяет ему “улавливать” не только то, что “на грани”, но и то, что “за гранью”. И тут возникает новая проблема — проблема интерпретации воспринятого. Об этом следовало бы говорить особо; и, видимо, мы сделаем это, но не здесь и не в этот раз.
Устойчивыми особыми состояниями сознания, вероятно, можно объяснить и тот забавный до некоторой степени факт, что некоторые люди оказываются как бы “невосприимчивыми” к зонным феноменам.
Они живут рядом с такими местами, ходят по ним и через них — но как бы не замечают ничего. Не исключено, что их организм, сознание и, следовательно, восприятие просто-напросто адаптировались к свойствам местности. Порой, как отметил ещё много лет назад известный исследователь из Вильнюса В.-Т.М. Капачаускас, люди, рождённые и выросшие в геопатогенных зонах, превращаются в своего рода мутантов и воспринимают как “патогенные” совсем другие места земной поверхности. В связи с этим приходят на ум две вещи: деревни колдунов, деревни гениальных ремесленников, деревни пьяниц и убийц — и довольно жуткое явление, связанное с современными городами: отрыв человека от естественной среды обитания за счёт формирования искусственных магнитных и электрических полей в условиях массового строительства домов из железобетонных конструкций. То или иное место, воздействуя на человека тем или иным образом, пожалуй, вполне в состоянии оказывать влияние не только на здоровье, но и на характер, и на личностные особенности...
Не отсюда ли возникает понятие “национальный характер”? И, если смотреть с этой точки зрения, случайны ли исторически сложившиеся границы между народами и государствами, например?

* * *

Мы, нынешние горожане, случайно оказавшись в лесу или в поле ночью, когда, в основном, и становятся видимыми разнообразные “странные явления”, — много ли мы смотрим вокруг себя и в небо? Поближе бы к костерку, водочки выпить, музычку на всю катушку... или в палатку, в автомобиль — накрыться с головой, выспаться после безумной городской гонки. Воистину, что-то с нами происходит — странное или страшное. Куда там о чудесах и НЛО думать — продыхнуть бы. Вся наша жизнь, превратившаяся вдруг в тест на выживаемость, не оставляет ни времени, ни сил на занятия, которые дают внутреннее удовлетворение, но не приносят особых дивидендов. Хорошо ли это?
Ещё одно любопытное замечание: уже известно, что при определённых условиях возможна материализация психических образов, которые проецируются в окружающее пространство и могут быть восприняты как реально существующие. Бывает и так, что некий вполне обыденный предмет или объект воспринимается наблюдателем в силу стечения обстоятельств как нечто необыкновенное и даже, по субъективным ощущениям всё того же наблюдателя, “воздействует” на человека (и окружающую среду), словно и в самом деле является “аномальным”. Известный английский уфолог Дженни Рэндлз назвала подобный феномен “фактор Оз” (по названию волшебной страны из сказок американского писателя Фрэнка Баума). По поводу правильности её версии идёт немало споров — уж больно невероятной кажется такая возможность. Однако нередко наименее вероятное и оказывается наиболее возможным...
Как бы то ни было, один только раз пережив в зонах какое-либо по-настоящему удивительное приключение, начинаешь стремиться туда вновь и вновь, желая понять, проникнуть в их тайну, отыскать нечто. Это вовсе не значит, что человек попадает в зависимость от “зонной энергетики” и более без неё существовать уже никак не может (хотя подобное “высокомудрое” суждение нет-нет, да и приходится слышать от иных особо продвинутых индивидуумов). Эта зависимость — совсем иного рода. Она подобна зависимости альпиниста от гор, лётчика — от неба, моряка — от океанских просторов... Это вызов, брошенный самому себе, и неутолимая жажда нового знания. Это — акт духовного творчества.
Недаром все же древние мистики, маги, настоящие Посвящённые веками создавали и оттачивали практики работы с “местами Силы”, и недаром такие места нередко были окружены легендами и поверьями, которые препятствовали проникновению туда непосвящённых.
Воистину, иной раз “магическое путешествие” в зоны до некоторой степени можно уподобить древним Мистериям, участники которых постигали тайны всего Бытия и своего собственного существования, добиваясь внутреннего озарения.
И для тех, кто ставит во главу угла не научно-исследовательский, а сугубо внутренний аспект соприкосновения с Непознанным, не столь уж важно, что именно они там наблюдают: объективно существующие феномены или репродуцированные нашим могучим и таинственным мозгом галлюцинации (в этом слове на самом деле нет ничего плохого, вопрос в том лишь, как к ним относиться). Ведь; хотим мы того или нет, весь видимый мир тоже, возможно, не что иное, как своего рода галлюцинация, иллюзия... И, в конце концов, где она, грань между объективным и субъективным? И существует ли она объективно, эта грань?

Порою достаточно трудно “навскидку” отличить объективные процессы от порождённых нашей фантазией. Следует отдавать себе в этом отчёт и научиться отделять зёрна от плевел, “мух от котлет”, — по остроумному выражению известного исследователя паранормальных явлений А.П.Дуброва; научившись же, стремиться делать это везде и всегда — без скидок, натяжек и допущений. Мы не можем, не имеем права, не должны принимать желаемое за действительное и строить процесс познания на иллюзиях и недостоверных фактах. Но это вопрос личной и научной честности и методологии, вековечный спор между жаждой реального чуда и печальной необходимостью осознать и признать, что очередное “чудо”, увы, вновь не есть реальность...
Очень обидно порою, встречаясь с людьми мыслящими, неординарными, ищущими, потом расставаться с ними из-за расхождений в принципиальных вопросах. Нередко просто “убивают” претензии некоторых исследователей на знание истины в конечном варианте, безапелляционность их суждений и выводов. Ну, чем они лучше и “правильнее” тех несчастных контактёров невесть с чем, о которых уже шла речь? Подобная позиция не делает чести никому и только мешает познанию. Тому же учит и наш личный опыт: мы оба начинали, как вам уже известно, с весьма твёрдой уверенности в том, что все НЛО — корабли космических пришельцев, и с горячего стремления, не довольствуясь информацией из третьих рук, случайных заметок в прессе, писем-сообщений очевидцев и зачастую плохо переведённых западных книг в самиздатском исполнении, повидать всё это своими глазами. В какой-то момент, под влиянием самых разных причин, пришло отрезвление. И это отрезвление оказалось весьма продуктивным. Инопланетная гипотеза происхождения НЛО не отвергнута, нет! Но она стала составной частью более широкого и гибкого (на наш взгляд, конечно) мировоззрения. Ведь проблема “неопознанных летающих” куда как шире, многограннее и неоднозначнее, чем может показаться на первый взгляд. Её нельзя рассматривать в рамках только лишь оккультизма и магии или только лишь метеорологии и геофизики, хотя при ближайшем рассмотрении оказывается, что реалии, изучением которых занимается любая из этих и многих других наук, так или иначе имеют отношение к означенной проблеме и ко всему, что с нею связано (или кажется связанным). Всё одновременно и проще, и сложнее... Вот такая “попытка Контакта”.
А встречи в зонах всё-таки совсем не случайны... Иногда в них прослеживаются совершенно мистические закономерности. Но, наверное, так и должно быть: ведь те, кто даже теперь, невзирая на общий спад интереса к аномальному, приезжает в зоны в поисках “чего-то” (на Западе бытует даже термин “пси-зоны”, указывающий на особое воздействие этих мест на психику человека), — своеобразная выжимка, аккуратненький демонстрационный срез социального слоя людей, так или иначе интересующихся феноменом Непознанного внутри и вне себя. Спектр людей этих необычайно широк — как раз настолько, чтобы увидеть все плюсы и минусы этой более чем своеобразной и по-своему удивительной и забавной категории населения...
Здесь и юноши и девушки с горящими глазами, готовые с трепетом узреть в вас Мессию или же, напротив, подвергнуть остракизму всё, что бы вы им ни сказали.
Здесь и досужие пенсионеры разного пола и с разным прошлым, испуганно шепчущие “Отче наш” или “Ом мани падме хум” — в зависимости от убеждений — при виде пролетающего самолёта или фонарика в ночном лесу...
...И вдрызг обкуренные “травой”, наспех обчитавшиеся Карлоса Кастанеды хиппи или панки...
...И томно-вальяжные, не ведающие сомнений “великие экстрасенсы”, усматривающие “поток космической энергии” во взрыве бензиновых паров от неудавшегося самодельного “глюка”, организованного весёлыми лесными озорниками...
...И восторженные дамы неопределённого возраста, оставшиеся не у дел после развала военно-промышленного комплекса, а ныне ищущие спасения души и удовлетворения духа, а, заодно, и здоровья под руководством продвинутых “гуру из Бобруйска”...
...И вполне серьёзные учёные из академических институтов, выполняющие солидные научные работы по тщательно разработанным программам — дотошные, недоверчивые, но — увы! — нередко привыкшие мыслить линейно и никак иначе (о, как интересно наблюдать их изумление и даже шок, когда они действительно встречаются с Непознанным воочию!)...
...Здесь и титулованные уфологи всех мастей и рангов, и всё те же оголтелые (иначе и не скажешь, простите уж!) Их Величества Контактёры с Высшим Разумом...

Люди в зонах — это не только ходячие энциклопедии ортодоксальных, а чаще нетривиальных научных и философских воззрений. Это и кладези напористо пропагандируемых заблуждений, и что-то ещё — донельзя знакомое, умеющее привычно заморочить зрение и слух высокопарными звонкими словами, проникновенно залезть в душу, зацепиться там, чтобы в какой-то момент вывернуть её наизнанку, а то и попытаться (и мастерски порой) переделать... не то, чтобы под себя. Так, под некий, не ими даже выдуманный, образец. Понять бы ещё, что это за образец, для чего и из какого инкубатора родом...
Порою же встречаются те, кого язык не поворачивается назвать иначе, как стервятниками и вампирами. Они разные, очень разные. Но тактика их всегда одинакова. Они подходят к кострам и знакомятся. Они прикидываются наивными новичками или умудрёнными опытом спасителями душ человеческих, всячески втираются в доверие — и смотрят, и слушают, и вынюхивают... У них удивительное чутьё на новые факты и нетривиальные идеи. Они знают, как вызвать собеседника на откровенность и заставить поделиться тем, чем с кем-кем, а уж с ними делиться бы никоим образом не следовало. Они крадут мысли, идеи, факты, методы, технологии — срезают их, что называется, на корню. Кто они? Особи, паразитирующие на чужих таланте и трудолюбии, или послушные орудия в чьих-то очень опытных и недобрых руках? Вы с такими не встречались, нет? Мы — встречались...
Достаточно много и тех, чьё любимое занятие — найти благодарных слушателей и громогласно и публично обвинять “идеологических противников” во всех смертных грехах, представляя самих себя непонятыми гениями. Амбиции, амбиции, амбиции... Что сказать? Из известных способов самоутверждения этот, наверное, отнюдь не лучший.
А ещё, как мы заметили, далеко не всем, на чьём пути встретилось Неизведанное, удаётся сохранить критичность, трезвость рассудка и способность непредвзято воспринимать и факты, и чужое мнение. И дай Судьба, чтобы нам с вами удалось...
Один из наших знакомых, контактёр, личность талантливая и неординарная, буквально за несколько лет превратился в мнительного, издёрганного человека, который везде и во всём усматривает происки “тёмных сил”. Порою достаточно всего один лишь раз с ним не согласиться, чтобы навек попасть в “проскрипционные списки” на тот случай, когда наш знакомый будет, наконец, “оценён по заслугам”.
Увы, он, такой, не одинок... Возможно, виной тому непомерная наша человеческая самость, возможно, — некие зловещие объективные обстоятельства. В любом случае каждый из нас, как нам кажется, несёт за случившееся с этими людьми и личную ответственность.
И тем более радостно, когда встречи в зонах (и, конечно, вне их тоже) потом перерастают в дружбу и творческое сотрудничество, взаимно обогащают, привносят в нашу жизнь нечто новое и удивительное. Это прекрасно! И какая разница, кто эти люди по профессии, каковы их возраст, национальность, вероисповедание... Низкий поклон и огромное спасибо всем, кто искренне помогает друг другу на нелёгком пути Познания.

* * *

...Пусть простят нам читатели некоторое ехидство и даже откровенный сарказм, отчасти неожиданно для нас самих прорвавшиеся на эти страницы. Наболело! — и, надо думать, не у нас одних. Встречи же, подобные тем, о которых мы рассказали в этой главе, происходили, происходят и будут происходить не только в пресловутых зонах. Скорее, их можно отнести к разряду своеобразных тестов, которые так любит подбрасывать нам жизнь, как бы приговаривая: “А вот как вы, милые, себя в этом случае поведёте? Ах, вот как... Ну, тогда я ещё вот такую штучку вам подброшу... И что вы теперь скажете?”. Быть может, их скрытый смысл состоит в том, чтобы мы научились не смотреть на мир исключительно сквозь розовые или, напротив, чёрные очки.
А пребывание в действительно активной зоне — это почти всегда своего рода экстремальная ситуация, поэтому там мигом слетает шелуха, обостряется видение, и всё и вся — как на ладони.

Возможно, в свете всего, что здесь было сказано, нижеследующее соображение кое-кому покажется парадоксальным. Тем не менее, рискнём его сформулировать.
Иной раз нам кажется более важным не то, что же именно представляют собою явления, которые мы наблюдаем и пытаемся исследовать, а то, какие выводы мы делаем, приняв и осознав неоспоримость их существования как части единой с нами Реальности, — иначе говоря, мировоззренческий аспект наших изысканий. Сами же феномены порою видятся нам своего рода путеводной нитью из клубка прекрасной Ариадны — одной из тех нитей, что предложены пленникам, по-настоящему готовым выбраться из лабиринта двухмерных догм, в котором нас ожидает либо участь утративших свой истинный облик существ, дрожащих от шороха крыс в соседних коридорах, либо жалкая судьба — быть пожранными Минотаврами нашего собственного несоразмерного, безумствующего “Эго”... Но ведь выход есть. И нити — указатели пути — вот они!

Впрочем, “...доказать ничего нельзя. Всё давно запаролено. На ключевые понятия включается недоверие, и конец. Человеку можно целыми днями в оба уха кричать правду, чистую правду и ничего, кроме правды — и всё равно он будет считать, что настоящей правды не узнает никогда...”(Лазарчук А., Успенский М. Гиперборейская чума. — СПб.: Северо-Запад, 1999.)

Сумеем ли мы когда-нибудь выйти за этот, неизвестно чем (или кем?) обозначенный предел? Сумеем ли мы когда-нибудь одолеть эти проклятые “пароли”?

На этих снимках - мирные, казалось бы, подмосковные места. И ни намёка на те чудеса, что частенько творятся здесь ночью... АЭННа этих снимках - мирные, казалось бы, подмосковные места. И ни намёка на те чудеса, что частенько творятся здесь ночью... АЭН