Тайны живой Земли. Глава 5. Вышел “месяц” из тумана ......

Тайны Живой Земли. Глава 5. Вышел “месяц” из тумана ......

Вместо предисловия ......
Глава 1. Интродукция с ретроспекцией ......
Глава 2. “Гиблые” и “святые” — сквозь тысячелетия ......
Глава 3. Чудеса в решете, или Загадочные сетки и разрушительная энергия ......
Глава 4. “Ходят тут всякие...”, или Люди и зоны ......
Глава 5. Вышел “месяц” из тумана ......
Глава 6. Раз тарелка, два “тарелка” ......
Глава 7. Шутки в сторону, или соизмерение несопоставимого ......
Глава 8. И пока последняя ......
Постскриптум ......
Приложение. Близкий контакт третьего рода, Обладающий свойством энциклопедичности ......
Литература ......

Время как аномальное явление. — Немного статистического тарелковедения. — Снова о восприятии. — Лесной светофор. — “Ой, туманы мои, растуманы...” — Фотография в роли документа, опровергающего реальность “глюка”. — Шары, “грибы” и плазмоиды. — Что растёт на деревьях. — “Раздвоение личностей”. — Белые, серые, чёрные... — Странники в ночи. — Всё те же лей-линии.

Центральнорусские земли кажутся совсем неправдашними в рассматриваемом плане. Одно дело то, что происходит в “затриморье”, и совсем другое — рядом. Но так думается только в больших городах при электрическом свете, газе и тёплой воде. А когда отъедешь за сто первый километр, хотя бы от Москвы, жизнь предстаёт совсем иная: в чём-то чище и лучше, в чём-то страшнее и диковиннее.
Майя Быкова, кринтозоолог

Феномены... Откровенно говоря, когда приходит некоторый опыт, уже перестаёшь обращать внимание на те сугубо внешние эффекты, которыми сопровождается почти каждый выезд на полевые исследования. Человеку неопытному это понять трудно. Впрочем, ещё труднее, уже обладая определённым опытом, сохранять внутреннюю способность удивляться происходящему вовне.
Количество наблюдений “чудес” не всегда одинаково. В иные дни и ночи оно резко возрастает, в иные — падает до нуля. Видимо, увеличение числа странностей происходит тогда, когда зона более активна. Чем определяется активность зоны? По всей видимости, интенсивностью протекания в ней различных энергетических процессов, вне зависимости от того, какова их физическая природа.
Как уже было сказано, фактор времени традиционно играет достаточно важную роль в различных магических операциях. Вполне возможно, астрологи правы, когда утверждают, что все события нашей жизни так или иначе связаны с положением небесных тел, в том числе и Земли, друг относительно друга. Сегодня едва ли найдётся кто-то, кто осмелится оспаривать влияние Луны на рост растений, а солнечной активности, которая подчинена определённым временным циклам, — на здоровье и психику людей и, как следствие, даже на некоторые исторические события.
Вот и многие авторитетные исследователи геоактивных зон сообщают о “временных вариациях” различных явлений и процессов, наблюдаемых в зонах. Так, меняются во времени частота наблюдений тех или иных специфических “зонных феноменов” (как принято считать, она колеблется в зависимости от фаз Луны), а также ширина полос, величина и полярность узлов уже знакомых нам геобиологических сетей. Впрочем, любой элемент таких сетей следует считать пусть маленькой, даже малюсенькой, но — зоной.
Современный индийский исследователь профессор П.Поддар долгие годы занимался восстановлением знаний своего народа о “земных энергиях”. Именно он нашёл где-то среди “преданий старины глубокой” упоминание о том, что ширина наземных “энергетических каналов” варьирует с периодичностью 2 часа, а также на восходе и на закате Солнца.
Кто знает, быть может, общую с временными вариациями ширины каналов природу имеет любопытное явление, обнаруженное и многократно проверенное известнейшим российским лозоходцем, кандидатом геолого-минералогических наук Николаем Николаевичем Сочевановым, а именно так называемые суточные вариации биолокационного эффекта. По данным Н.Н.Сочеванова (и это подтверждено его коллегами), несколько раз в сутки в определённые часы биолокационный эффект резко ослабевает. Лозоходцам не рекомендуется работать в эти периоды.
Летом 1994 года мы проводили суточный биолокационный мониторинг фрагмента сети Хартмана в одной из геоактивных зон Подмосковья. Естественно, в ходе замеров были выявлены вариации её фрагментов. И вот тогда мы схлестнулись в яростном споре: насколько объективны данные наших замеров? Что мы мерим: параметры сети или собственную реакцию на её излучение? Что меняется: характер активности сетки или наше восприятие её?
Этот же вопрос неоднократно возникал у нас и применительно к феномену ослабления БЛЭ: что ослабевает — сила воздействия изучаемых объектов на операторов или чувствительность организмов последних к этому воздействию?
При повторении мониторинговых замеров в 1996 и 1998 годах мы получили аналогичные результаты. Естественно, это вызвало новую волну обсуждений и споров. Так или иначе, ныне мы склонны полагать следующее.
Каждому человеку присущи его собственные индивидуальные биологические ритмы. Было бы наивно думать, что у десятков и сотен операторов биолокации эти ритмы совпадают с точностью до минут. Однако именно десятки и сотни операторов на протяжении многих лет фиксируют ослабление биолокационного эффекта в одни и те же строго фиксированные периоды суток (по солнечному времени). Следовательно, дело не в индивидуальной чувствительности каждого отдельно взятого оператора. Видимо, что-то такое происходит в эти периоды и с реальностью, в которой мы живём, и с нами самими, в результате чего и реальность эта, и наше её восприятие меняют свои параметры.
Вот такое “аномальное явление”.
За время, отданное попыткам понять природу зон и наблюдаемых в них явлений, у нас выработалась своего рода классификация возможных наблюдений. Она носит предельно общий характер и описывает феномены исключительно с точки зрения восприятия их наблюдателем. Впрочем, попытайся мы классифицировать наблюдения по всем возможным параметрам, нашим попыткам систематизации не было бы видно конца, да и, честное слово, вряд ли это нам по силам. Тем не менее, мы пришли к выводу, что, уж если речь идёт о систематических наблюдениях, то, естественно, возникает надобность в чёткой их организации и соответствующем оформлении.
Так, мы сочли необходимым, кроме обычных дневниковых записей, иметь также журналы регистрации наблюдений и фотосъёмок. Это позволяет при надобности восстановить все условия работы в каждый из её моментов, а также обстоятельства и время наблюдения феноменов.
А феноменов иногда за одну ночь набирается столько, что, если сразу не зафиксируешь, потом всего и не упомнишь. Например, за полевой сезон одного только 1990 года (то есть с конца апреля по первую половину сентября) мы сами наблюдали около трёх десятков различных явлений, включая:
— высотные пролёты и зависания дискообразных тел (типа “ночные огни” и “дневные диски”, по принятой международной уфологической классификации), в нескольких случаях с резкими изменениями траектории и разделением на фрагменты — 16 раз;
— появление антропоморфных фигур — 3 раза;
— необычные световые явления “осмысленной формы” и просто трудноидентифицируемые цветные свечения в лесу или за лесом — 5 раз;
— предположительно плазмоидные образования разных размеров — 3 раза;
и это — не считая не поддающихся учёту разноцветных вспышек различной интенсивности на высоте от нескольких десятков сантиметров до нескольких метров над землёй (в количестве, подсчёту не поддающемся), специфических состояний, ощущений, звуковых эффектов, имитирующих шаги, голоса, хруст обламываемых ветвей и др.
Правда, к лету 1994 года, когда наши интересы как исследователей постепенно сместились от “летающих блюдец” и блуждающих по ночным холмам светящихся шаров в сторону происходящего непосредственно с нами и внутри нас, наблюдаемые явления также обрели несколько иной характер.
Зоны ли отреагировали на это “смещение интересов” или изменилось наше восприятие зон, но НЛО стали как-то реже попадаться на глаза, эффекты приобрели, как бы сказать, “внутреннюю окраску”: состояние, ощущения, предчувствия, сны...
А вот во время полевого сезона 1995 года феномен вновь, следуя правилу Герэна, “основному закону уфологии”, согласно которому все последующие наблюдения опровергают закономерности, выведенные на основе анализа предыдущих, продемонстрировал почти полный спектр своих проявлений: и “аппаратные” НЛО, и “ночные огни”, и “привидения”, и своего рода полтергейсты (впрочем, слава Богу, вполне невинные)... Или просто мы стали свидетелями очередного “всплеска активности” пресловутых “пришельцев”?
Не менее интересными и полными аномальных событий были и полевые сезоны 1996-99 годов. Полевой же сезон-2000 запомнится нам, помимо множества наблюдений НЛО типа “ночные огни”, сделанных в Дмитровском, Серпуховском и Одинцовском районах, не таким уж и обычным для Подмосковья происшествием: двое наших товарищей наблюдали в лесу, в нескольких десятках метров от базового лагеря, существо, по описанию очень и очень похожее на “снежного человека”. Одна из встреч произошла в первой половине дня, вторая — ночью.
Вот, опять же, в телевизионных новостях сообщили о появлении аналогичных британским “кругов на полях” в средней полосе и на юге России... Неужели и впрямь начинается очередной “фляп”?
Вообще, полностью описать всё, что видели, встречали, ощущали люди в геоактивных зонах, наверное, невозможно: получилась бы многотомная энциклопедия, на создание которой пришлось бы затратить годы труда и горы бумаги. А бумага у нас нынче стоит недёшево...
Поэтому мы достаточно бегло и поверхностно остановимся лишь на некоторых наиболее интересных и характерных событиях, происходивших с нами и при нас либо описанных нашими коллегами, чья добросовестность и честность не вызывают сомнения, — иногда, впрочем, позволяя себе обратиться к “чужой” информации, которая каким-либо образом перекликается с тем, что нам известно из собственного опыта.
Несколько забегая вперёд, отметим: систематизация и обобщение данных о наблюдениях аномальных явлений привели нас к выводу, что практически ни одно из них, если речь идёт о подлинных АЯ, не происходит вне пусть небольшой, но геоактивной зоны. Хотим мы того или нет, но факт наличия в месте, где, якобы, произошло “нечто”, участка пространства с необычными свойствами является, похоже, обязательным условием появления этого “нечто” и одновременно косвенным свидетельством подлинности события.

* * *

Вернёмся, однако, к нашим “баранам”.
Самым распространённым “аномальным” явлением, свойственным зонам, следует считать разноцветные световые вспышки, которые мы видели, хотя и не всякий раз, во всех без исключения зонах, где нам приходилось бывать, то есть не менее чем в полутора десятках мест. Они бывают множественными и единичными, эти вспышки. Мы наблюдаем их весной, летом и осенью, в сухую и дождливую погоду, по-над рекою и в глухом лесу, в полнолуние и в новолуние. Мы наблюдаем их ежегодно второй десяток лет.
...Представьте себе, что лес и поле, по которым вы проходите поздно вечером или ночью, в буквальном смысле слова мерцают. Диапазон яркости вспышек весьма велик — от “мерцания светляка” до вспышек, чья яркость сопоставима со светом переносного фонаря приличной мощности. Иногда они бывают еле уловимыми, на грани восприятия — так, что вначале закрадывалось сомнение: может, это нам только кажется? Но множество наугад сделанных фотоснимков и тот факт, что несколько человек не раз наблюдали их в одном месте одновременно, убедили нас в реальности виденного. Для полной уверенности мы повезли фотографии и негативы Валерию Всеволодовичу Фаминскому — фотохудожнику с полувековым стажем, который около двадцати лет проработал внештатным фотоэкспертом на Петровке, 38. Его заключение было однозначным: оптические блики, брак эмульсии и обработки исключены.
Вспышки обладают одним любопытным свойством, на которое обращали внимание, как выяснилось, не одни только мы. Они нередко носят своего рода знаковый характер, удивительно схожий с принятой у людей световой сигнализацией.
Как мы уже заметили, вспышки разноцветные: чаще всего — белые или голубоватые; достаточно часто — жёлтые, оранжевые и красные; значительно реже — ярко-зелёные; и совсем уж редки синие.
Так вот, на своём собственном печальном опыте мы убедились: если впереди или где-то сбоку среди ночного леса или на поле мерцают жёлтые, оранжевые и красные огни, ходить туда не стоит. В противном случае мелкие (падение, отказ аппаратуры, порча одежды) или крупные (падение увесистого сука на голову, утрата или неисправимая порча самых важных деталей аппаратуры, головокружение — вплоть до потери сознания, сердечный приступ у человека, никогда ранее не жаловавшегося на сердце) неприятности обеспечены. Например, наш первый ночной выход в одну из зон — назовём её условно зоной “С” — и сорокаминутное пребывание в ней, когда красные огни вспыхивали буквально со всех сторон, закончился тем, что спустя несколько часов мы оба почувствовали сильный озноб, тяжесть в голове; кое-как свернули лагерь, добрались домой, сунули градусники подмышки — по 38,6° у обоих. И без малейших признаков простуды! А началось всё с самых “невинных” неполадок фотоаппаратуры. Трое же наших товарищей, которые остались в лагере, вне границ зоны, не пострадали.
В следующее посещение зона “С” встретила нас исключительно белыми и голубоватыми огнями, мы провели в ней более часа, но никаких неприятных последствий для здоровья, равно как и нарушений работы фототехники, отмечено не было.
Зелёные вспышки обычно как бы указывают оптимальное направление движения. Наши прогулки в направлении зелёных вспышек никогда не сопровождались никакими неприятностями. Зелёные вспышки (как, впрочем, и большинство остальных) бывают похожи на маленькие фонарики, стой лишь разницей, что не освещают ничего вокруг себя.
А вот синие, удивительно красивого, глубокого цвета вспышки и огни — это редчайшее явление. Счастливчик тот, кого поманит синий ночной огонь: редко он бывает обычным “аномальным эффектом”, просто сполохом. Но только если это — действительно Синий.
Кроме того, наш наблюдательный опыт побудил нас подразделить вспышки, вне зависимости от их цвета, на “быстрые” и “медленные”. “Быстрые” мгновенны: взблеснуло — и тут же погасло. Иногда удавалось фиксировать до трёх-четырёх вспышек в секунду. “Медленные” интереснее: внезапно возникший в пространстве еле заметный огонёк постепенно разгорается, “набирая” яркость, а затем так же постепенно меркнет. Их длительность — до двух секунд. Самые занятные “медленные” вспышки желтоватого и белого цветов нам довелось наблюдать в 1994 году в зоне “М”: возникнув на фоне тёмной полосы леса, они, постепенно разгораясь, ещё и поднимались вертикально, порою перемещаясь на фоне ночного неба над лесом. Высшей точке подъёма соответствовала максимальная яркость; затем — движение вертикально вниз с постепенным угасанием. Длительность наблюдения такой вспышки составляла до 4-5 секунд.
Можно строить разные предположения о физической природе этих образований и причинах такого их поведения (или такого нашего видения, восприятия их). Что это: разряды статического электричества? Или продукты гниения органических веществ? Или порождение бессознательной деятельности нашей психики, способное быть запечатлённым на фотоплёнке? Или и в самом деле (а чем, как говорится, чёрт не шутит!) проявление активности некоего нечеловеческого Разума?
Ответить на этот вопрос крайне сложно. Нашу собственную точку зрения на то, что, возможно, лежит в основе появления вспышек, равно как и многих других феноменов, мы постараемся изложить в заключительной части нашего повествования. Но, честно признаемся, хотелось бы услышать обоснованное, но не носящее оттенка высокомерного научного снобизма мнение специалистов на сей счёт

Ещё хотелось бы обратить ваше внимание на явление, которое столь привычно человеческому взору, что люди часто и не замечают вовсе тех странностей, которыми подчас обладают... самые обычные туманы. Да, поверьте, что те туманы (или “туманы”?), которые нам доводилось наблюдать, иногда стоили самых невероятных рассказов о контактах с инопланетянами.
Что бы вы сказали, увидев туман ярко-зелёного или фиолетового цвета, который струёй стекает с пригорка в глухой овражек? Или, например, туманный “бублик” метров десяти в диаметре, медленно ползущий по земле прямо на ваших глазах, сохраняя при этом свою первоначальную форму?.. Достойное место в этом ряду займут и туманные диски или линзы, образующиеся иногда среди белого дня или ночью там, где быть им, казалось бы, совершенно не положено — например, среди чистого поля лежит на траве или висит невысоко над землёю этакая “чечевица”, плотный сгусток тумана в несколько метров, а то и десятков метров диаметром, правильной формы. Ясно, сухо — а тут туман! Хочешь к этой “чечевичке” подойти, а она тихонько поднимается на метр-другой вверх и уплывает в лес чуть быстрее, чем ты к ней идёшь или бежишь: словно дразнится...
В туманную погоду эти образования выглядят как более плотные, чем вокруг, сгустки тумана с чёткими границами. Они могут оставаться на месте от нескольких минут до нескольких часов, а потом вдруг словно растворяются в окружающем тумане...
Иногда как бы внутри этих неподвижных образований возникают и движутся странные тёмные вихри, фигуры, силуэты... Туманы образуют полупрозрачные громадные купола удивительной красоты, которые долго стоят над полем... А то вдруг в толще тумана появляется нечто, напоминающее по виду и форме огненную “медузу”, или образуется длинный и совершенно прямой коридор. А там...

«В середине мая 1988 года я с приятелем шёл через поле к стоянке. Когда мы дошли до середины поля, товарищ толкнул меня в бок. Я повернул голову туда, куда показывала его рука. В конце поля стоял средней плотности туман, довольно-таки высоко. Верхняя его граница была метра на два выше деревьев, а нижняя — где-то в метре от земли. По нему проходил чёрный коридор (без тумана) от кладбища до рощи, находящейся на поле. По нему плыли в белых развевающихся одеждах фигуры, как привидения, метрах в двух от земли, рост их был примерно четыре метра.
Мы остановились и стали рассматривать картину, которой никогда ранее не видели. Страха не было, был интерес к происходящему, и мы стали осознавать, что явились непрошеными свидетелями чего-то. Тут “они” кончили перемещаться, и мы с другом пошли по своим делам, дискутируя об увиденном.»(Здесь и далее, приводя прямые свидетельства очевидцев, мы, по возможности, сохраняем их стиль и манеру изложения.)

Это наблюдение принадлежит 18-летнему молодому человеку, имеющему среднее образование, неверующему (на тот, по крайней мере, момент), без трёх недель призывнику-десантнику, успешно прошедшему все положенные медкомиссии.
Как вы, вероятно, догадываетесь, одной из форм нашей работы в зонах является проведение фотосъёмок. Днём мы фотографируем общие виды и наиболее примечательные, с нашей точки зрения, участки местности (ну, и самих себя время от времени), а ночью...
Ночью, чаще всего, мы устремляем объективы наших аппаратов, что называется, “в белый свет, как в копеечку”, в надежде, что из этого что-нибудь да получится. И, знаете, иногда действительно получается! В нашем архиве немало сделанных своими руками фотоснимков, на которых запечатлены некие маленькие светящиеся сгустки и траектории их движения, подчас самой причудливой формы.
Очень редко в момент съёмки они видны невооружённым глазом, чаще — невидимы. Возможно, они сродни тем вспышкам, о которых мы говорили выше: на снимках вспышек порой бывает гораздо больше, чем мы видим. Возможно, это нечто совсем иное. Попадаются и совсем уж “непонятные” экземпляры.
Кстати, принципиальное технологическое замечание для скептиков и практиков: фотовспышками мы не пользовались, не пользуемся и пользоваться не планируем. По той простой причине, что “феномены”, которые в таких случаях весьма нередко появляются на проявленных плёнках, к собственно феноменам имеют такое же отношение, как восковая фигура из музея мадам Тюссо к живому оригиналу: похожи, но и только. Невидимая пыль в воздухе, мошкара, водяные капли — всё, что преломляет яркий свет, приводит к появлению таинственных “аномалий”: шаров, клякс, псевдоэнергетических образований и т.д., и т.п. Вот вам и вся сенсация!
Встречается непонятное и на дневных фотоснимках, например, такое явление, как “чёрные метки” (название феномену дали томские исследователи АЯ). Это неизвестно чем вызванные пятна засветки на негативах, обычно круглой, полукруглой или овальной формы с чёткими или чуть расплывчатыми контурами. “Чёрные метки” явно предпочитают ту часть негатива, где запечатлено небо. Фотографы же утверждают, что никаких объектов в небе или где-либо ещё в момент съёмки они не наблюдали. Иногда на одном из двух и более последовательно отснятых с интервалом в несколько секунд, и, следовательно, при одинаковых условиях съёмки, кадров “чёрная метка” есть, а на других отсутствует. Экспериментально установлено, что вероятность появления на негативах “чёрных меток” возрастает при использовании во время фотографирования на чёрно-белую плёнку жёлтых светофильтров (типа Ж-2Х) и мелкозернистой плёнки с невысокой чувствительностью (32-64 единицы ГОСТ).
Вообще, много интересного можно обнаружить на фотоснимках, сделанных в зонах: хотя, по правде говоря, каждый настоящий снимок феномена — это невероятное везение, фантастическая удача!
На один “портрет” загадочного явления, будь то НЛО или необычного вида облако, странная вспышка или “чёрная метка”, обычно приходится столько пустых кадров, прямая дорога которым — в мусорную корзину, что впору схватиться за голову.
Был у нас такой случай. В июле 1990 года наша компания проводила ночные фотосъёмки в одном из своих любимых мест. Выбрали мы один из активных участков, установили фотоаппаратуру и отсняли несколько кадров на чёрно-белую негативную плёнку “Свема”. Возвратившись домой, тут же проявили плёнки и... на одном из ночных кадров обнаружили светлый очень красивый спиралевидный трек на фоне ночного леса. Неужели удача? Мы готовы были прыгать от радости. Да только вот смутило нас то, что на соседних кадрах обнаружились участки с повреждённой, “сползшей” эмульсией... Дабы рассеять сомнения, на следующий день повезли плёнку эксперту. Когда кадр был размочен, при рассматривании его через лупу вдоль всего “трека” обнаружились точечные выбухания эмульсии, совершенно незаметные на сухой плёнке. Приговор был окончательным и обжалованию не подлежал: “механическое повреждение эмульсии вследствие нарушения температурного режима обработки плёнки”. Увы... А всё наш непрофессионализм!
Каково же было наше изумление, когда на фотографии в одной из “аномальных” газет мы обнаружили “трек”, полностью идентичный нашему и безоглядно-радостно отнесённый к разряду аномалий!!!
В другой раз на отпечатке мы обнаружили совершенно замечательный, прямо-таки классический объект серповидной формы. Увы, причина появления “аномального” изображения оказалась настолько банальной, что обращаться к эксперту вовсе не потребовалось. Просто, работая с плёнкой, кто-то из нас нечаянно нажал на неё ногтем, вследствие чего получился совсем небольшой такой, еле заметный залом. А потом этот кадр был экспонирован при обычных условиях. Замечательная, надо сказать, НЛО-шка получилась!
Вывод из сказанного напрашивается сам собою: даже самый убедительный снимок АЯ может претендовать на документальность лишь тогда, когда он прошёл самую тщательную, самую беспристрастную экспертизу. В противном случае может произойти конфуз. Некритический подход к фотоизобразительным материалам приводит к тому, что из года в год по стендам уфологических конференций, страницам изданий, посвящённых аномальным явлениям, просто по рукам гуляют “уникальные” кадры — блики, браки, ошибки интерпретации, а то и откровенные подделки, вроде широко известного “абажурчика” (эта изящная ажурная “неземная” конструкция, столько лет будоражившая воображение исследователей НЛО, оказалась, по признанию автора снимка композитора Никиты Богословского — известного мастера розыгрышей, удачно сфотографированной розеткой для варенья)... А мы гоняемся за ними, добываем их всеми правдами и неправдами, помещаем в свои коллекции, публично демонстрируем направо и налево и громогласно возмущаемся “тупым догматизмом ортодоксальной науки”, упорно не желающей принимать нас, уфологов и исследователей АЯ, всерьёз!
Впрочем, мистификация тоже может стать методом исследования...
Году эдак в 1992-м, в самом начале зимы, поехали мы гулять в лес небольшой компанией, — просто гулять, без всяких, как говорится, задних мыслей. А по привычке захватили с собой фотоаппарат. На окраине леса, как то, к сожалению, случается весьма часто, была небольшая свалка. На этой свалке невесть какими путями оказался и слегка проржавевший колпак от автомобильного колеса, то ли от “Жигулей”, то ли от “Москвича” — не суть важно. Главное, что он там был и что он очень напоминал игрушечную летающую тарелку, из тех, что продаются в спортивных магазинах.
Кидать тяжёлый, далеко и красиво летающий колпак нам очень понравилось. Одновременно кому-то пришла в голову идея сфотографировать его в полёте. Снимок получился замечательный: натурально, объект дисковидной формы, летящий над лесом. Он поражал воображение и интриговал своей загадочностью... Эту-то фотографию мы, оказавшись как-то на довольно большом собрании любителей Непознанного, значительное число которых полагало себя если не контактёрами, то уж экстрасенсами высокой пробы наверняка, и пустили по рядам. Ох, и любопытно было узнать о несчастном автомобильном колпаке, забавы ради запущенном в воздух, удивительные подробности! Теперь мы точно знаем, откуда прилетел внеземной (без всяких, естественно, сомнений; спорили лишь, с какой планеты или из какого измерения) пришелец, сколько там было маленьких карликов с большими добрыми глазами, а также зачем вообще он у нас тут, на Земле, оказался. Несколько десятков человек “отрывались на всю катушку”, на полном серьёзе обсуждая интригующие подробности.

И только один-единственный из них подошёл и тихо спросил: “Слушайте, а где вы такой классный колпак от колеса нашли?”...

Впрочем, мы опять отвлеклись...
Ещё один феномен, который довольно часто приходится наблюдать в зонах, — это всяческого рода свечения, светящиеся шары и шароподобные образования. Представьте себе изумление группы людей, встречающих рассвет у костра, при виде здоровенной “Луны”, резво восходящей из-за леса и медленно, прямо на глазах, над этим лесом движущейся! Объект действительно напоминал Луну всем своим видом, даже освещён был так или почти так, как полагалось бы ей, окажись спутник Земли в этом месте небосвода в это время. Только его там не было и быть не могло, потому что заход настоящей Луны мы наблюдали часа за полтора до появления этого дивного видения... Благо, фотоаппарат был наготове! Но на снимке вместо светящейся Луны получилось расплывчатое тёмное пятно с этаким кокетливым хвостиком, которого в момент наблюдения видно не было...
А что, интересно, испытала другая группа “зонщиков-аномальщиков”, когда у них на глазах из-за стога сена выплыл здоровенный светящийся “гриб-дождевик”?
Или когда в одной из знаменитых подмосковных зон такой “дождевикообразный” объект вылетел из оврага, да ещё и подлетел к наблюдателям, а потом завис в десятке метров над их головами?
И что бы почувствовали вы сами, увидев, как к вашей палатке приближается сквозь опустелый осенний лес ослепительно-белый фонарь? Да нет, не фонарь — целая автомобильная фара. Неспешно, тихо так, безмолвно подплывает, зависает на несколько секунд в воздухе над кустами в паре метров от земли... И — гаснет, словно его и не было!
Случаются, однако, вещи и позанятнее...
Дело было в июне 1986 года. Три человека стояли метрах в пятидесяти от костра с фотоаппаратом на штативе, в надежде увидеть и заснять что-то, заслуживающее внимания. У костра сидели ещё четверо человек: двое членов и группы и двое местных жителей, старых знакомых; и те, и другие — люди, страстно увлечённые наблюдениями и всем, что с этим связано. Компания, стоявшая на отшибе, состояла из двух упрямых скептиков (“Об этом в учебниках не написано!”) и одного сомневающегося, но весьма склонного попробовать свои силы в “охоте за тарелками” и практическом использовании “внечувственного восприятия”. Разговоры, как водится в таких случаях, и тут, и там вертелись вокруг одной и той же темы, всех весьма занимавшей... А тут ещё небольшая звёздочка в созвездии Волопаса, казалось, вела себя как-то странно: она словно бы совершала скачкообразные движения — влево-вправо, вверх-вниз... И вдруг... ну, прямо как в плохом детективе, всё произошло именно вдруг: нашему сомневающемуся экстрасенсу-любителю стало совершенно ясно, что немного выше и левее костра зависла большущая невидимая “тарелка”, и от неё к костру направлен невидимый же “световой” (точнее, “энергетический”) луч. “ Туда! Снимай скорее!” — почти закричал он фотографу. “Нечего там снимать да плёнку зря тратить”, — недовольно ответил экономный фотограф: он очень берёг с трудом добытую высокочувствительную плёнку; однако аппарат всё же развернул и два снимка сделал. Над результатом можете поразмышлять сами. Изображение несколько увеличено, чтобы лучше были видны подробности. Можно долго удивляться загадочному светящемуся шару, действительно зависшему над костром. Но куда больше поражает светящийся силуэт, несколько напоминающий изображение человека, который получился на втором кадре. Мы гарантируем, что это — не подделка и не технический брак при проявке, так как плёнка обрабатывалась в специальной фотолаборатории людьми, которым дела не было до наших дел, а потому не было смысла нас мистифицировать. Да и не тот у них характер... Это также не есть горящая ветка, как пытался убедить нас в своё время некий весьма авторитетный учёный муж. Не было там никаких веток: зачем нам себя-то было обманывать? Ведь в те годы никто и не думал о том, что этот и подобные снимки можно будет когда-нибудь опубликовать...
Поклонники оккультных наук, наверное, увидят здесь “портрет” представителя астрального или ментального мира... Кто-то, например, поклонники инопланетян, будет утверждать, что это — энергетическая или голографическая проекция инопланетного существа. Бог ведает, может быть, каждый из них будет по-своему прав. Но хотели бы мы знать, что это такое на самом деле!
Чего только не бывает в этих ненормальных зонах... Вот, например, знаете ли вы, что такое “картофельное дерево”? Наверняка нет. И не трудитесь искать в ботанических справочниках: те, кто их составляет, тоже, гарантируем, не знают такой породы деревьев... А вот в одной из зон такое дерево было.(Увы, ныне “картофельного дерева” больше не существует: дачники... Печки топить надо, а дрова нынче дороги... Или, быть может, им “Бух!” надоел?) Только, ради Бога, не подумайте, что оно и впрямь по осени было увешано зрелыми клубнями “второго хлеба”. “Когда бы было так”, — как поёт известный бард Е.Бачурин. Увы, всё по-другому. Просто иногда по ночам с этого засохшего дерева, стоящего одиноко на открытом месте, с треском ломая сучья, гулко бухалось наземь что-то большое и тяжёлое: “Бух!” По звуку очень — ну, очень! — похоже на увесистый мешок картошки... “Бух!” — и больше ничего. Звук есть. А мешка — нет... Лазали под дерево — нет. Фонарём светили — нет. Вообще ничего нет. Даже следа от падения нет. Смешно, да? А нам-то, сидевшим в нескольких метрах от этого дерева, каково было?
Или вот так. Стоит себе в стоге сена палатка. Зелёная. Застёгнутая. А в палатке — никого, потому что время за полночь, и все, прихватив с собою имевшиеся в наличии фонари, ушли гулять по зоне, влекомые всё тою же вечной надеждой: а вдруг? А один человек гулять не пошёл, потому что... да разве важно, почему? Он немного проводил своих друзей и повернул назад. Подходит к стогу, забирается на него — и глазам своим не верит: палатка изнутри светится ярким красным светом! Зелёная палатка — красным!
Испугался, скатился со стога, отбежал в сторону, оглянулся ребят позвать, да те уж далеко... Потом мысль мелькнула: а что, если пожар?! Сгорит ведь палатка! Обернулся — стоит обычная палатка как ни в чём не бывало. Стоит себе и стоит. И никакого свечения. Дожили, называется...
Да что гам, случаются вещи и куда как более странные. У нас нет оснований отказывать в доверии одному из наших общих знакомых, милейшему человеку, которому довелось в буквальном смысле слова неожиданно взлететь и зависнуть над землёй, случайно оказавшись в небольшой зоне под Кубинкой, и испытать при этом все ощущения и эмоции, свойственные такому, мягко скажем, необычному для человека состоянию. Любопытно, что аналогичное событие произошло и с одним из авторов в 1987 году, в совсем другой, но тоже достаточно примечательной зоне. Биолокационные рамки в руках операторов до сих пор фиксируют аномалию на маленьком, менее одного квадратного метра, клочке земли, где это случилось и где ещё год спустя после этого события плохо росла трава. А в августе 1992 года, когда, наконец, состоялась наша совместная с “официальными” учёными, в том числе геофизиками-профессионалами, экспедиция в эти места, среди множества достаточно странных вещей, которые обнаруживали их приборы (например, загадочные изменения магнитного и импульсного электромагнитного полей Земли, “аномальное” поведение атмосферного электричества), была отмечена и необычность этой самой точки.
Заметим, что каждому из этих случаев есть живые свидетели. Однако, как выяснилось позднее, подобные истории случаются не только с нами и не только в России.

«Чэнтонбери Ринг, древний земляной круг, увенчанный кольцом деревьев, расположен на вершине холма на южном побережье Англии. В своё время там была крепость англосаксов, которая, в конце концов, после жестоких сражений пала. Он находится в точке пересечения сразу пяти лей, одна из которых тянется с запада через несколько могильников к насыпным холмам в Рэкхем Бэнкс, другая идёт на север к Нан'з Уелл, а ещё три — на восток к церкви в Пойнинге. Дэвил'з Дайк и Кингстонской церкви.
Ночью 25 августа 1974 года Уильям Линкольн пришёл в это место вместе с тремя своими друзьями, наслушавшись историй о каких-то странных сверхъестественных событиях, который якобы там порою происходят.
Около 11 часов ночи, когда “охотники за приключениями” вошли под сень деревьев, кольцом окружавших само место, Линкольн получил, пожалуй, нечто большее, чем то, на что сам он рассчитывал. Совершенно неожиданно, как рассказывали потом его друзья, он был подхвачен незримой рукой и поднят в воздух на высоту около пяти футов; Линкольн висел в горизонтальном положении секунд тридцать, если не больше, и только потом упал на землю. Ни он сам, ни кто-либо из его друзей не видели ничего, что могло бы спровоцировать этот случай левитации, — по сам эпизод остался в памяти навсегда. Один из спутников Линкольна, у которого хватило догадливости прихватить с собой магнитофон, сделал запись, на которой отчётливо слышен истошный крик Линкольна: “Не надо! Не надо!” и мольба о том, чтобы его отпустили.»(Mystic Places. — Amsterdam: 1992.)

Обратим внимание на то, что эта история произошла в месте, которое, судя по его описанию, с уверенностью можно назвать местом Силы.
Эх, да если начать вспоминать всё, что было...
Например, в мае 1990 года в зоне “С” нам при возвращении с ночных наблюдений дважды с двадцатиминутным, примерно, интервалом довелось встретить “двойников” друг друга. Момента их появления никто из нас не уловил. Просто поворачиваешь голову и видишь, что в нескольких десятках метров от тебя продирается сквозь кустарник или движется по дороге твой коллега, который на самом деле в этот момент находится рядом с тобой. Имитация внешнего облика полная, вплоть до блестящей металлической фляжки, что покачивается на ремешке через плечо в такт движению, вплоть до отблеска лунного света в очках на лице. Движение абсолютно бесшумное. Каждое наблюдение длилось не более 5-8 секунд. Исчезали “двойники” так же мгновенно, как и попадались на глаза: вот только что был — и уже нет. На следующий день в местах появления двойников мы отметили точечные биолокационные аномалии.
Эта история, подобно предыдущей, также имела своё продолжение в двух эпизодах.

Эпизод первый

В начале мая 1992 года трое наших коллег прогуливались ночью по пресловутой зоне “С”. Дошли до пересечения двух просек, затем один из троих ушёл дальше, на следующий перекрёсток, к “Заклятой дороге” (симпатичная такая лесная просечка, очень красивая и приветливая днём, но совершенно “непроходимая” в ночное время), а двое остались стоять на “Перекрёстке двойников” (именно здесь двумя годами ранее мы повстречали первого “двойника”). Стоят, покуривают. Слышат — по просеке вроде бы шаги, словно кто-то идёт в их сторону оттуда же, откуда сами они пришли. Присели они на корточки и видят на фоне предрассветного неба: движется в их сторону мужская фигура, и что-то в ней такое неуловимо знакомое! Сидят, смотрят. Фигура приближается к ним, но, не дойдя до них около полутора десятков метров, делает шаг в сторону на обочину, потом, по словам наблюдателей, “он вспыхнул, разветвился как-то — и исчез!”
Ладно, отошли они с самого перекрёстка на край просеки, присели опять, ждут, когда третий вернётся, — и тут от кустика, что рядом растёт, на них как полыхнёт белым светом — жуть! Не успели они опомниться — опять шаги: звук приближается, минует их и затихает в направлении “Заклятой дороги”. Только звук, без, что называется, изображения. И тут одного из них осеняет: “Слушай, — говорит он другу, — а ведь это твои шаги были! Сапоги твои и штанины твои, с таким же звуком трутся!” — “Точно!” — отвечает второй, а первый продолжает: “И на дороге — это же ты шёл, как же я сразу не понял?!”
Вот и всё. Вскоре вернулся третий, который, по его словам, ничего “такого” не видел и не слышал, и отправились они в лагерь — отсыпаться...

Эпизод второй

В октябре 1993 года неожиданно установилось в Подмосковье запоздалое бабье лето. Стояли удивительно прозрачные тёплые тихие солнечные дни, омрачаемые лишь известными событиями в политической жизни. Тишина необычайная, только листья, медленно кружа, с тихим шелестом опадают с ветвей, словно огромные жёлто-коричневые конфетти — прощальный привет последнему теплу.
Вот в эти-то дни мы как-то очень неожиданно снова выбрались в ту самую зону “С”, где три с лишним года назад повстречали “самих себя”.
Уже поздно вечером к нам присоединился наш добрый друг и коллега, один из зачинателей системного исследования НЛО в нашей стране кандидат технических наук Э.А.Ермилов из Нижнего Новгорода (он как раз приехал на пару дней в Москву). С ним-то мы и направились на ночные наблюдения. Прошлись до “перекрёстка двойников”, показали гостю точку, где наблюдали первое “явление двойника народу”, постояли, “послушали” зону и двинулись в обратный путь. Миновав участок, где встретились когда-то со вторым двойником, стали вспоминать во всех подробностях своё давнее приключение. Встали, рассказывая, там же и так же, где и как стояли тогда, и... с удивлением увидели: на том же самом месте, что и три с половиной года назад, прямо на наших глазах возник здоровенный сгусток этакого чёрного непроницаемого тумана (или дымки) и начал оформляться в массивный, метра за два ростом, гориллоподобный силуэт.
Досматривать “спектакль” мы не стали: как-то вдруг очень захотелось быстренько-быстренько, ножками-ножками и — подальше от этого места... Что и было исполнено.
Долго мы спорили о том, что же это было на самом деле — “инфернальная структура” (как утверждал Эдуард Андреевич), “просто” голограмма (но что тогда послужило оригиналом?) или, на худой конец, коллективная галлюцинация... Так ни до чего и не договорились.
Аналогичных наблюдений в наших архивах больше нет, хотя описаний чёрных, серых, белых человекоподобных фигур, которые порой появляются перед людьми, что не боятся ходить в ночное время по территории зон, немало. О нескольких таких случаях вы уже прочитали выше; вот ещё один.

«Мы пили чай, когда Константин сказал, что на край опушки села ракета. Мы обернулись. Действительно на опушке леса стояла стройная веретенообразная “ракета”. Мы решили подойти поближе. Когда я с Константином вышли на полянку, из “ракеты” вышли два чёрных силуэта метра три высотой. Мы обрадовались и прибавили шаг, но, когда мы приблизились к “ракете” на расстояние порядка 70 метров, то почувствовали психологический барьер. Мы встали, и в наших мозгах стало нарастать чувство страха. Я держал правую руку ладошкой к “ракете”, чтобы энергетически ощутить её. На мою правую ладонь надавило так сильно, что меня буквально развернуло на 180 градусов, я такого результата не ожидал и был отчасти счастлив, но тут вторая энергетическая волна толкнула меня в спину, и меня понесло к лагерю. Я сказал Константину, что меня отправляют в лагерь, а он сказал, что попробует установить с ними контакт. Когда до лагеря оставалось метров десять, меня толкать перестало, также прошло чувство страха. Я обернулся и увидел, что Константин еле-еле удерживается на занятой позиции. Его тоже развернуло, и он побежал ко мне. Когда мы подошли к костру, мы поделились с ребятами увиденным, и Константин полез в палатку устанавливать “телепатический контакт”. Два тела в чёрном ходили вокруг “ракеты”, то и дело останавливаясь и что-то рассматривая. Это продолжалось минут двадцать, после чего они вошли в “ракету” и улетели.» (1987 год).

А иногда “двойники” выглядят поначалу вполне обыденно и естественно. И лишь странные обстоятельства их появления заставляют заподозрить, что перед нами не реальный объект, а своего рода “кино”:

«Однажды одним таким вечером (речь идёт об августе 1997 года. — Авт.) приблизительно часов в одиннадцать несколько ребят выйти на окраину поля. Мы стояли, о чём-то разговаривали. Поле окаймляла чёрная стена леса. Ночь была чёрная, вокруг ничего не видно. Над полем простирался туман. Если человек отходил от нас на 30-40 метров, то мы его уже не видели, а когда он приближался, то казалось, что на нас надвигается какое-то чёрное пятно.
Вдруг с правой стороны леса мы увидели, что по полю (точнее, по тропинке) едет какой-то велосипедист. Он двигался с очень быстрой скоростью и очень ровно, как-то нереально для велосипедиста, потому что дорога, по которой он ехал, была в кочках и канавах. Каждый, кто проезжал по этой дороге, снижал свою скорость. Объект был серого цвета и его было отчётливо видно (по сравнению с тем, что человека не было видно уже тогда, когда он ненамного от нас отходил). Через 3-4 секунды, как мы его увидели, он исчез в лесу так же непонятно, как и выехал из него. Ребята хотели пойти на то место и выяснить, что же это было, но неожиданно в лесу вспыхнула красная вспышка. Ребята сказали, что это был предупреждающий знак, и они на это место не пошли.
Что это было — для меня до сих пор остаётся загадкой: то ли это был простой человек (хотя виденное нами было не совсем обычно), то ли это было что-то ещё, чего мы пока не знаем.
Днём мы видели, как по той же дороге ехал велосипедист. Но это выглядело совсем по-другому. Его скорость была значительно меньше, и он проехал большее расстояние, чтобы свернуть в лес. Да, в лесу есть дорога, на которую свернул этот, дневной, велосипедист, но она вся в ухабах, ямах и так далее, а чтобы на неё свернуть, обязательно нужно снизить скорость. Движение в этих двух случаях было разным. Не может же дорога ночью быть одна, а днём — другая! Тем более: зачем людям ездить ночью?»(Майорова Е. Загадка ночного велосипедиста // Аномалия. — 1997. — № 1-2.)

А иногда с нами, одержимыми, приключаются истории совершенно, казалось бы, мистические. Вот одна такая история, описанная главным и единственным её героем. И происходила она на той самой Заклятой дороге, что вскользь упомянута в нашем рассказе о встречах с “двойниками” в зоне “С”.

«Есть в этой зоне одно место, которое, ну, никак, упорно, не удавалось понять и, что там греха таить, пройти. Мы много раз пробовали. Казалось бы, всё легко и просто: идёшь себе по ночной тропиночке, покуриваешь, по сторонам поглядываешь. Ан нет. Стоит свернуть с главной просеки на ту, которая ей перпендикулярна, — не та, первая, а подальше, более заброшенная, — и начинаются чудеса. Метров пятьдесят проходишь, а потом вдруг появляется странное ощущение, будто через тебя пропускают слабый ток: как бы покалывает и в жар бросает. Это ощущение сохраняется на продолжении шагов пяти, быть может, чуть больше. Когда мы ходили туда компанией, то по очереди делали так: один идёт, а остальные смотрят. Так вот, те, кто смотрел, говорили, что ушедший вперёд пошатываться начинает, словно против течения движется. Ну, нечто подобное на самом-то деле и испытываешь.
И вдруг резко начинается полоска холода. Очень сильного холода. В тёплую ночь удивляешься даже, почему это пар изо рта не идёт. А дальше — всё. Стенка. Пощупать её нельзя, увидеть тоже, но точно знаешь, что она есть. Плотная такая. Страшно к ней приближаться...
Вот эту самую “стенку” решил я во что бы то ни стало осилить. Нет, думаю, не бывает на Земле недоступных, мест, если только колючую проволоку под током не натянуть, да и ту осилить можно, как следует постаравшись. Году в 93-м, в конце апреля, открывать полевой сезон мы отправились как раз туда. Тогда у нас такой период был, что мы кое-какие приёмы, нами найденные, пытались систематизировать и сравнивать с теми, что описаны в разных книгах, которых в это время много появилось. В результате, например, вылез довольно своеобразный способ передвижения по всяким “странным местам”, нечто вроде “походки Силы”, только не кастанедовский, отличающийся и концептуально, и в деталях.
Именно его я и решил испробовать.
...Дошли мы по главной просеке до перекрёстка, ребята остались там, а я говорю: мол, попробую дальше пройти, вы за мной не суйтесь, лучше подождите.
Страшно было, честно говоря, изрядно. Это теперь я думаю, что больше сам себе напридумал, но тогда... да и пойди разбери, если уж на то пошло. Какие-то голоса из лесу не то шепчут, не то кричат тихо: “Куда ты, дурак, попёрся? Делать тебе нечего? Вернись!!!” Боюсь, по иду.
Свернул на боковую тропинку. Там, конечно, полный набор знакомых ощущений. Я минуту-другую постоял, настроился как бы. И пошёл этой самой “специальной походкой”. Возникает очень интересное ощущение. Ты словно отключаешься от всего, а мир начинаешь воспринимать совершенно по-другому, нежели обычно. Всё выглядит и по-прежнему, и иначе: сознание работает как бы в двух диапазонах. Один нормальный, а второй — ну, энергетический, что ли. Тоже неправильные слова, но лучше, чем никак не пытаться объяснить...
А пресловутую “стенку” когда проходил, так сам себе напомнил вдруг пробку из бутылки: чуть ли не с таким же звуком вылез. Она, стенка, то есть, оказалась толщиной от силы метр-полтора. И совершенно непонятно, зачем она там и почему. За ней же — всё, как в обычном лесу. Даже сполохов никаких, вспышек или чего-то, им подобного. Лишь один раз, когда я уже свернул направо, на тропку, параллельную главной просеке, чтобы идти обратно, но не через “стенку”, случилась странная штука. Неожиданно у меня под ногами что-то зашипело, резко, сильно, как если бы змея, только очень здоровая, или в землю кто положил воздушный шар, присыпал его, а я — наступил. Зашипело — и звук сместился влево, совсем чуть-чуть.
Я, признаться, мигом вылетел из всех своих “состояний”, включил фонарик, начал смотреть: ничего... никого... Сколько-то постоял, в себя приходил. А потом как можно быстрее оттуда — чуть ли не бегом бежал.
Вылез из леса, к своим. Они говорили тогда, что лицо у меня было пребледное; уходил я во вспышки, из них же и вышел. А больше ничего странного не происходило. Тишина. Даже шагов моих они не слышали.»

Этот случай кажется совсем невероятным и нам, несмотря на то, что мы точно знаем: он действительно имел место быть. Невольно вспоминается роль, которую зоны как места Силы играли в древних магических практиках. И тогда становится если не понятной, то, по крайней мере, логичной связь зон — сакральных Мест! — с лей-линиями, да и многие рассказы о событиях, происходивших с нашими современниками, а заодно и иные старинные предания воспринимаются несколько иначе...
“Стоп, стоп, стоп!” — слышится нам многоголосье апологетов уфологической тематики. — “Что это вы всё о Земле да о Земле? А где же то, с чего вы начали, — НЛО? Никак, забыли о них, любимых и загадочных?”
Да разве о них забудешь? Бесспорно, проблема НЛО как таковая требует самого пристального и серьёзного изучения. Но дело-то в том, что основной темой нашей работы являются геоактивные зоны, “места Силы”, поэтому феномену НЛО во всем многообразии его проявлений мы уделяем сравнительно мало места и говорим здесь о “летающих тарелках” лишь постольку, поскольку они являются неотъемлемой частью феноменологии зон.

Все эти снимки сделаны разными людьми в разных местах с промежутком в три-пять лет. Но на всех запечатлены очень похожие друг на друга световые вспышки. АЭНВсе эти снимки сделаны разными людьми в разных местах с промежутком в три-пять лет. Но на всех запечатлены очень похожие друг на друга световые вспышки. АЭН

Эта вспышка на фоне вечернего неба датируется летом 1993г. АЭНЭта вспышка на фоне вечернего неба датируется летом 1993г. АЭН

"Игра свечений" над ночным полем, 1985г. АЭН"Игра свечений" над ночным полем, 1985г. АЭН

Эти вспышки были сфотографированы на фоне леса на высоте около 90 см над поверхностью земли в ночьн а первое мая 1990г. Нам они казались разноцветными и было их гораздо меньше. Видимо, человеческий глаз просто не успевает их фиксировать. АЭНЭти вспышки были сфотографированы на фоне леса на высоте около 90 см над поверхностью земли в ночьн а первое мая 1990г. Нам они казались разноцветными и было их гораздо меньше. Видимо, человеческий глаз просто не успевает их фиксировать. АЭН

Изображение, ну очень похоже на удачно сфотографированную молнию. Однако, это не молния. Это - более сложный вариант тех же вспышек.Подмосковье, 1992г. АЭНИзображение, ну очень похоже на удачно сфотографированную молнию. Однако, это не молния. Это - более сложный вариант тех же вспышек.Подмосковье, 1992г. АЭН

"Черная метка" в Кижах над головами участников семинаар по АЯ. Сентябрь 1988г. АЭН"Черная метка" в Кижах над головами участников семинаар по АЯ. Сентябрь 1988г. АЭН

"Черная метка"(или нечто, очень на нее похожее), на сей раз оказалась в своего рода светящемся ореоле. Подмосковье, май 1990г. АЭН"Черная метка"(или нечто, очень на нее похожее), на сей раз оказалась в своего рода светящемся ореоле. Подмосковье, май 1990г. АЭН

Ещё один классический вариант "черной метки". Подмосковье, 1991г. АЭНЕщё один классический вариант "черной метки". Подмосковье, 1991г. АЭН

Сразу две "черных метки" над головами участников публичного выступления. Москва, 1993. С.Ермаков и Т.Фаминская. АЭНСразу две "черных метки" над головами участников публичного выступления. Москва, 1993. С.Ермаков и Т.Фаминская. АЭН

А вот эти "черные метки", скорее всего, являются дефектом плёнки. АЭНА вот эти "черные метки", скорее всего, являются дефектом плёнки. АЭН

По сему бывшему Советскому Союзу шел "звон" об "М-ском треугольнике". И что же? Вот он, фотоснимок, сделанный именно там в июле 1988г. На снимке нет ничего аномального, а белый "шар" слева - всего-навсего блик. Но сколько же таких бликов гуляет по газетам и сети Интернет и выдается за подлинные НЛО и АЯ!

Перед вами не что иное, как ещё один ложный снимок НЛО. Кто-то из нас нечаянно надавил ногтём пальца на плёнку - и вот вам результат...

На сей раз перед вами самая обычная пыль или капли дождя. Именно они нередко вводят в забулждение неопытных исследвоателей, фотографирующих со вспышкой "НЛО" в зонах. Фотографии из архива Г.Корнеева. АЭННа сей раз перед вами самая обычная пыль или капли дождя. Именно они нередко вводят в забулждение неопытных исследвоателей, фотографирующих со вспышкой "НЛО" в зонах. Фотографии из архива Г.Корнеева. АЭН

Также, или почти также, как этот, выглядел "фонарь", выплывший к нашей стоянке из-за деревьев в сентябре 1990г. Этот старше на несколько лет и сфотографирован совсем в другом месте, зимой.  Конец июня 1986г. ночной фотоснимок костра, около которого в момент съёмки сидели четверо, один из них - спиной к объективу. Кадры, как вы, наверное, помните из текста, были сделаны по настоянию Также, или почти также, как этот, выглядел "фонарь", выплывший к нашей стоянке из-за деревьев в сентябре 1990г. Этот старше на несколько лет и сфотографирован совсем в другом месте, зимой.
Конец июня 1986г. ночной фотоснимок костра, около которого в момент съёмки сидели четверо, один из них - спиной к объективу. Кадры, как вы, наверное, помните из текста, были сделаны по настоянию "экстрасенса"-любителя. Интервал между кадрами около одной минуты. Ни светящееся шарообразное тело над костром(1), ни загадочная светящаяся фигура... или структура?(2) визуально не наблюдались. Снимок 2 несколько увеличен, чтобы лучше были видны детали.

Ещё один случайный снимок, так и оставшийся для нас загадкой. Он сделан в мае 1990г. в Подмосковье. Можно сказать лишь, что случайно попавшие в кадр листья, блики и засветка исключены. АЭНЕщё один случайный снимок, так и оставшийся для нас загадкой. Он сделан в мае 1990г. в Подмосковье. Можно сказать лишь, что случайно попавшие в кадр листья, блики и засветка исключены. АЭН