Тайны живой Земли. Глава 7. Шутки в сторону, или соизмерение несопоставимого ......

Тайны живой Земли. Глава 7. Шутки в сторону, или соизмерение несопоставимого ......

Вместо предисловия ......
Глава 1. Интродукция с ретроспекцией ......
Глава 2. “Гиблые” и “святые” — сквозь тысячелетия ......
Глава 3. Чудеса в решете, или Загадочные сетки и разрушительная энергия ......
Глава 4. “Ходят тут всякие...”, или Люди и зоны ......
Глава 5. Вышел “месяц” из тумана ......
Глава 6. Раз тарелка, два “тарелка” ......
Глава 7. Шутки в сторону, или соизмерение несопоставимого ......
Глава 8. И пока последняя ......
Постскриптум ......
Приложение. Близкий контакт третьего рода, Обладающий свойством энциклопедичности ......
Литература ......

Повторение — мать учения. — Календарь майя, платоновы тела и “вены дракона”. — Признаки зон: объективно и субъективно. — До чего только не додумаются эти “яйцеголовые”... — Живой кристалл Мироздания. — И вновь случай из практики. — Вопрос без ответа. — Читая философский словарь. — Просто ещё одна модель. — НЛО раскидывают сети. — Так что же вы такое, “аномальные” явления?

Наблюдение с предубеждением вовсе не есть наблюдение.
Рам Дасс, “Зерно на мельницу”

Пора, пора заканчивать наше, надеемся, занятное повествование о тайнах “святых” и “гиблых” мест. С одной стороны, осталось сказать не так уж много. С другой — столько интересного волей-неволей оказалось “за бортом”! Ведь, возьмись мы излагать всё, что видели, слышали, обдумывали, все проблемы, сомнения, идеи — представляете, как “распухла” бы эта сравнительно небольшая по объёму книга? Но те соображения, что составляют предмет настоящей главы, представляются нам очень и очень важными. Так что давайте уж наберёмся терпения...

Советский учёный и писатель-фантаст И.А.Ефремов как-то заметил: “В размеренной рутине городской жизни многим из нас представляются совершенно невероятными сообщения о каких-то неожиданных фактах, невероятных происшествиях, которые не укладываются в рамки общепринятых канонов... Природа изучена ещё далеко не в полной мере, и ожидать от неё можно самых невероятных вещей”.

Это высказывание, на наш взгляд, более чем применимо к феномену геоактивных зон, которые каждый год преподносят их исследователям всё новые и новые сюрпризы.
Итак, что же известно сегодня о них, этих “особых местах”? Давайте попробуем разобраться, свести всё воедино, не забывая, впрочем, что интерпретации всегда суть “отражение точки зрения интерпретаторов”.
Уже в глубокой древности практически во всех культурных традициях существовали достаточно чёткие представления о качественной неоднородности земной поверхности. Во все времена и у всех народов бытовали рассказы о “благих” и “гиблых” местах; “местах Силы”; источниках с “живой” и “мёртвой” водой (которые, как правило, составляли своего рода “парные структуры”); “оградах”, преодолев которые, человек оказывается в “волшебном саду” (то есть месте, которое и внешне, и по свойствам своим резко отличается от привычной среды обитания); “священных рощах”, где человек, попавший в беду, оказывается под “покровительством богов”; о местах, в которых боги (или земные духи) являются тому, кто умеет их призвать, — а иногда и вовсе безо всякого зова...
Люди древности по каким-то своим соображениям отмечали такие места, устраивая в них капища (позднее — возводя храмы), устанавливая там “стоячие камни”, сажая деревья и т.п., а, кроме того, различали эти места по степени значимости.
Именно в “особых местах” следовало совершать предсказания и отправлять магические ритуалы, среди которых немало было ритуалов, посвящённых Земле — живому существу. В особом месте был расположен знаменитый Дельфийский Оракул; в особом же месте возникло святилище на Ярилиной плеши — вершине Александровой горы на берегу Плещеева озера; в особых точках земной поверхности стоят Стоунхендж и египетские пирамиды...
Список можно продолжать очень долго.
Расположение мест с особыми свойствами на поверхности Земли неслучайно, подчинено жёсткой закономерности...
Платон упоминает о том, что Земля похожа на кожаный мяч, сшитый из 12 правильных пятиугольных лоскутов. В устных и письменных источниках древности встречаются упоминания о делении поверхности Земли на некие пятиугольники. Этим описаниям отвечают странные (предположительно, ритуальные) предметы, изготовленные до нашей эры — в первых веках нашей эры и обнаруженные археологами на значительно удалённых друг от друга территориях (Вьетнам, Альпы). Эти предметы представляют собою тела Платона — тетраэдр, куб, октаэдр и додекаэдр. Додекаэдр — полое тело, своего рода каркас. В центрах его граней имеются отверстия, а в вершинах — сферические выпуклости.

Средневековый китайский трактат говорит о существовании “планетарной сети” “особых мест” и связывающих их между собою каналов и утверждает, что “существуют тайные знания о том, как взаимодействуют эти каналы (кстати, обратите внимание: даже в Китае, стране повсеместного распространения гео-мантики, эти знания считаются тайными уже в XIV веке! — Авт.)”. Именно в участках их пересечения скапливается либо жизненная энергия Ци, либо разрушительная энергия Ша, распространяя своё влияние на контролируемые этими участками области пространства.

Иными словами, уже в древности существовали представления об энергетической основе мира и наличии конкретных точек осуществления энергетических взаимодействий.
Много общего с древними китайскими представлениями об энергетической структуре Земли имеют представления индейцев майя, создателей таинственно появившейся и спустя несколько веков столь же таинственно исчезнувшей цивилизации.
По мнению Хосе Аргуэльеса, исследователя культурного наследия майя, майянский календарь Цолькин, в основе которого лежит достаточно простая, но обладающая массой возможностей система счисления, служит, помимо прочего, для регистрации гармонических настроек, имеющих отношение как к пространственно-временным определениям положений, к синхронизации Земли и других небесных тел, так и к резонансным свойствам Бытия. Кроме того, Цолькин является “кодовой матрицей, синхронизированной с галактической базой данных и адаптированной к данной планете (т.е. Земле. — Авт.)”.

Интересно отметить, что в системе майянской письменности существовали пиктограммы, означающие “мозг рептилии”, “мозг млекопитающего”, “мозг планеты”, “мозг Солнца” (“разум света”).
Майя пользовались такими понятиями и терминами, как “Единственный, дающий движение и меру” (“Хунай Ку”, название галактического ядра) и “Дорога на небо, ведущая к пуповине Вселенной” (“Кушан Суум”, система невидимых энергетических нитей, связывающих индивида, цивилизацию, планету через Солнце с галактическим ядром Хунай Ку).
Согласно исследованиям, которые провёл X.Аргуэльес, и сделанным им выводам, майя представляли Землю не только как просто небесное тело. Земля является сознательным организмом и обладает эволюционирующим “эфирным телом”, которое “заложено” в “память” планеты” и активизируется как внешними галактическими импульсами, представляющими собой дискретное поле формообразующего резонанса и имеющими, по Цолькин, строгую периодичность, так и сознательным усилием коллективного разума планеты, который для осуществления этой задачи должен использовать геомантику — науку об акупунктуре Земли.
При изучении системы временных циклов Цолькин Аргуэльес выявил не одну, а несколько волновых структур галактической синхронизации. Эти структуры, каждая с определённой периодичностью, взаимодействуют с соответствующими элементами — “узлами решётки” “эфирного тела планеты”, а также с населяющими её разумными существами, регулируя и направляя таким образом эволюцию и самой Земли, и коллективного земного разума.
Обратим внимание на представления майя об “эфирном теле” планеты и о возможности регулирования эволюции Земли и Человечества путём взаимодействия волновых структур галактической синхронизации с “узлами решётки” “эфирного тела” Земли. Обратим внимание и запомним...
Что ещё нам известно?
В начале XX века фактически заново (заново, ибо фольклор Западной Европы хранит множество рассказов, примет и преданий о неких “путях”, в точности подобных леям) обнаружены невидимые каналы на поверхности Земли — лей-линии, которые связывают между собою “особые места”, в первую очередь те, которые считаются священными. Те и другие образуют единую систему.
Независимо от лей обнаружены так называемые геобиологические сети — ортогональная Хартмана, диагональная Курри и другие, которые состоят из “полос” и их пересечений, “узлов”, и представляют собою иерархическую систему. Все эти системы, подобно системе лей, глобальны; их элементы оказывают на человека и животных воздействие, аналогичное воздействию “гиблых”, реже — “святых” мест.
Многие авторы в своих работах указывают на существование часового, суточного и других циклов их активности.
Имеются данные о том, что и сакральные места, и узлы геобиологических сетей имеют либо концентрическую, либо спиральную инфраструктуру (такие наблюдения сделаны в Англии, Франции, Польше; в России и Армении — в том числе и авторами...).
Известно, что “особые” места и лей-линии обычно связаны с различными геологическими аномалиями — разломами различного уровня, трещинами, подземными водами.
Теперь известно также и то, что так называемые “аномальные явления” (пролёты и посадки НЛО, “контактные ситуации”, полтергейсты, явления “духов”, “призраков” и др.) чётко тяготеют всё к тем же лей-линиям, узлам геобиологических сетей. Все эти образования есть не что иное, как геоактивные зоны различной площади, формы и силы.

Это и многое другое из того, о чём мы, по возможности подробно, рассказали в предыдущих главах, позволило нам в своё время сформулировать ряд признаков, или “критериев зонности”, которые, будучи привязанными к той или иной территории, в совокупности своей (полной или частичной) указывают на то, что мы, скорее всего, имеем дело с геоактивной зоной.
Мы попытались систематизировать эти признаки. Получившаяся “система критериев зонности” выглядела следующим образом:

  1. Объективные критерии, которые включают в себя:
    1. Фолъклорно-исторические критерии — наличие в данной местности культовых сооружений (их следов), объектов поклонения (источник, дерево, роща и т.п.) различных эпох и религий; предания об их существовании в давние времена; наличие небольших по площади участков местности, которые слывут (слыли) “благими” или “гиблыми” местами; рассказы о невероятных, с общепринятой точки зрения, происшествиях (с людьми, животными, растениями, неодушевлёнными предметами или отдельными фрагментами рельефа), случающихся (случавшихся) в пределах данной территории эпизодически, периодически или (и особенно!) систематически.
    2. Геологические, гидрогеологические, геоморфологические, геофизические критерии — наличие скрытых или выходящих на поверхность разломов, открытых и подземных водных источников, скоплений подземных вод, пустот; залежей различных руд и минералов; участков с ярко выраженной неоднородностью рельефа; фактов приборной регистрации аномалий естественных физических полей.
    3. Медицинские и биологические критерии — наличие множественных структурных, горизонтальных и вертикальных мутаций растительности на ограниченной территории, повышенной или пониженной устойчивости флоры к воздействию насекомых-вредителей; особенности видового состава растительного покрова; повышенная заболеваемость растений, животных и людей, особенно массовая поражённость одними и теми же заболеваниями домашних животных (в первую очередь, скота, находящегося на стойловом содержании); локализованное в пределах очень ограниченной территории резкое и стойкое возрастание числа онкологических, сердечно-сосудистых, нервных и других групп заболеваний и расстройств; приборно фиксируемые резкие изменения показателей кровяного давления, частоты сокращений сердечной мышцы и электроэнцефалографии без видимых на то причин после пребывания человека на том или ином месте от нескольких десятков минут до нескольких часов.
    4. Метеорологические — наличие устойчивого специфического микроклимата; очагов формирования климата на обширных территориях, мест зарождения смерчей, тайфунов, ураганов.
    5. “Технические” (“технологические”) — кажущиеся беспричинными нарушения работы приборов, повышенная изнашиваемость и аварийность механизмов, различных инженерных коммуникаций, зданий; наличие участков дорог с повышенной аварийностью, ускоренным разрушением дорожного покрытия; скоплений вредных промышленных выбросов в атмосферу, не связанных с местами производства, и т.д.
  2. Субъективные критерии:
    1. Психофизиологические — возникновение у человека, оказавшегося в определённом месте, спонтанной активизации или угнетения различных функций организма, необычных субъективных ощущений; внезапные психоэмоциональные изменения, которые характеризуются самим субъектом или оцениваются окружающими как беспричинные; непроизвольное вхождение в изменённое, или особое, состояние сознания, сопровождающееся в ряде случаев так называемыми пси-контактами (ментальными, или телепатическими, контактами с кем-либо из присутствующих, знакомых, родных либо с неизвестным контрагентом); спонтанное проявление паранормальных способностей;
    2. Резкое беспричинное изменение поведения и состояния животных.

    Особое место занимает третья группа признаков, или

  3. Смешанные критерии, то есть концентрация на ограниченной территории и в пространстве над ней разнообразных аномальных явлений. Речь идёт о периодических и систематических индивидуальных, групповых, массовых наблюдениях пролётов, зависаний, посадок НЛО; прочих феноменов, в ряде случаев демонстрирующих системное поведение; шаровых молний; “призраков”, “духов”, полтергейстов.

Собирая воедино и систематизируя эти “критерии” для определённого места, мы могли с очень большой долей вероятности определить, является ли “зоной” та или иная интересующая нас местность. Признаемся по секрету, эта система критериев вполне “работоспособна” и по сей день.

Однако два вопроса оставались для нас “открытыми”:

  1. Каков же всё-таки единый (а в том, что он единый, мы почему-то не сомневались) механизм или принцип образования системы “святых” и “гиблых” мест — геоактивных зон?
  2. Что же всё-таки там, в этих зонах, такого особенного, что, словно магнитом, “притягивает” к ним всевозможную “аномалыцину” — или порождает её, что называется, на месте?

И мы дружно взялись за поиск и анализ существующих на сей счёт современных научных, околонаучных и даже псевдонаучных гипотез. Вот что у нас получилось.
Видимо, здесь нет смысла говорить о современных религиозно-мистических представлениях, которые, на наш взгляд, куда более ограниченны, чем аналогичные представления древности, а также о заблуждениях, распространяемых религиозными фанатиками на всё и вся. Внимание: речь ни в коем разе не идёт о собственно правоте или неправоте той или иной религии в части проповедуемого в её рамках описания мира!.. Речь — об отдельно взятых адептах различных религий и о непримиримой и резко отрицательной позиции ортодоксов по отношению к аномальным явлениям, о которой мы уже упоминали. Её причины вполне могли бы стать предметом специального исследования.

Анализируя доступную нам научную литературу, мы пришли к выводу: большинство исследователей, пытаясь объяснить механизм возникновения ГАЗ, так или иначе незаметно переходят к попыткам поиска и объяснения либо факторов, с помощью которых эти зоны обнаруживаются (которые порождают, например, биолокационный эффект в зонах), либо факторов, что оказывают повреждающее воздействие на то и тех, кто и что находится в пределах действия геоактивных зон. Иными словами, поиск и объяснение причин нечувствительно оказываются подменены поиском и объяснением следствий. Этим недостатком “грешат” почти все работы, с которыми удалось ознакомиться. Создалась ситуация, когда серьёзные исследователи феномена зон, великолепно представляя себе, с какими естественными (геобиологические сети Хартмана, Курри и др.; морфологические неоднородности земных недр; подземные водные пласты и т.д.) и антропогенными (главным образом — техногенными) феноменами сопряжено существование той или иной геоактивной зоны, не могут однозначно ответить на вопрос о механизме происхождения геоактивных зон, о первооснове их возникновения.
Почти общепризнанно существование геобиологических сетей — ортогональной Хартмана и диагональной Курри — как одного из факторов образования зон. Отмечены факты обнаружения других сетей. Но нет единого мнения ни относительно того, каким образом, вследствие чего они образовались, ни относительно их физической сущности.
Согласно гипотезе профессора Родвановского (Польша), в основе образования “особых мест” лежит магнитогидродинамический эффект, возникающий за счёт пересечения силовых линий естественного магнитного поля Земли водными потоками. Но какова же в таком случае должна быть ширина водного потока, чтобы таким образом возникла ГАЗ площадью несколько квадратных километров (или несколько десятков квадратных сантиметров — та же геопатогенная микрозона в квартире)? И как быть в тех случаях, когда направление тока воды совпадает с направлением силовых линий магнитного поля Земли, а зона, тем не менее, фиксируется?
Венгерский исследователь Г.Пернецкий предположил, в свою очередь, что природа этих зон и “земного излучения” тесно связана с гравитационным полем Земли. Этим хорошо объясняется тот факт, что “земное излучение” распространяется строго вверх узкими нерассеиваемыми пучками на большие расстояния и практически ничем не экранируется. Но какие механизмы лежат в основе фокусировки гравитационного поля в пучки и проникновения этих пучков сквозь поверхность Земли в строго определённых точках, практически не меняющих своих координат на протяжении веков и тысячелетий?
Мнения исследователей относительно специфических для геоактивных зон факторов, оказывающих благотворное или разрушительное воздействие на объекты био- и техносферы, а также воздействие на психику человека, весьма разнообразны: от действия “духов” всех категорий (включая души умерших людей и животных), богов (Бога), самой Земли как живого и сверхразумного существа до воздействия хорошо изученных известных физических факторов и их сочетаний. Существуют также гипотезы “особого земного излучения”, “оргона” — специфической “энергии жизни”, энергии, по своим качествам более сходной с Ци, чем с гипотетическим “биополем” или его аналогами.
Гипотеза о существовании оргона как физического понятия стоит в этом ряду особняком, так как родилась на основе психотерапевтических и медицинских наблюдений. Её автор, американский психотерапевт немецкого происхождения Вильгельм Райх, один из создателей современной психотерапии, вынужден был “изобрести” оргон для объяснения некоторых эффектов, достигнутых им в своей психотерапевтической практике. Оргон, по мнению Райха, это некая энергия, постоянно присутствующая повсюду. Она действует преимущественно на эмоциональную сферу человека, порождая побочные психические и физиологические эффекты. Она существует в двух формах: “оргоновое излучение (organ radiation, ОR)”, и “смертоносное оргоновое излучение (deadly organ radiation, DOR)”, в первом случае исцеляя, во втором — нанося вред. Для накопления OR с целью последующего излечения больных он сконструировал устройство, названное “аккумулятор Райха” и, действительно, помогавшее ему ставить на ноги совершенно, казалось бы, неизлечимых больных. Нам неизвестно, был ли Райх знаком с Фен-Шуй, но его “оргон” в своих разновидностях OR и DOR весьма напоминает китайские Ци и Ша. Райх предполагал, что OR и DOR имеют тенденцию скапливаться над определёнными участками земной поверхности.
В настоящее время в качестве одной из рабочих гипотез, объясняющих повреждающее действие части геоактивных зон, связанных с участками тектонической активности, рассматривается гипотеза о негативном влиянии выделяющегося в пределах тектонически активных зон радона. Однако с помощью этой гипотезы, мягко говоря, трудно объяснить факт проявления действия геопатогенных зон на всех этажах многоэтажных зданий, включая верхние, так как радон имеет тенденцию скапливаться в подвалах и в низинах над самой поверхностью Земли.

* * *

Такой же, если не больший, разнобой царит и в оценочных подходах исследователей. Скажем, некоторые считают, что свойствами геопатогенных зон обладают только узлы геобиологических сетей, другие полагают, что эти свойства присущи также и полосам. Если одни утверждают, что в пределах полос обнаруживаются ярко выраженные электромагнитная и магнитная составляющие, то, по утверждению других, трудно говорить о том, что полосы характеризуются какими-либо достоверными девиациями естественных физических полей Земли. Вполне возможно, подобные разночтения объясняются тем, что одни исследователи оценивали сети над зонами разломов и геотектонической активности, другие — на относительно “спокойных” территориях. Кроме того, практически полностью отсутствуют упоминания о патогенности или салюберогенности лей-линий.
Иногда в качестве одного из факторов, оказывающих разрушительное воздействие, в первую очередь, на конструкции в геоактивных зонах, совпадающих с участками тектонической активности, рассматривают гравиакустические волны.
Следует обратить внимание на то, что в существующей литературе по проблемам зон очевиден впечатляющий разнобой в употреблении терминов и понятий. Так, термин “геоаномальная (“геоактивная”) зона” употребляется в двух значениях: геологически аномальная (активная) зона и активная (аномальная) зона, порождённая земными (не обязательно геологическими) причинами. Термин “геопатогенная зона”, мягко говоря, не вполне правомерно используется для обозначения не только патогенных зон, создаваемых естественными геокосмическими факторами и их сочетаниями, но и тех, что возникают вследствие сочетания действия естественных факторов с действием антропогенных (в том числе техно- и психогенных) факторов, тем паче — только антропогенных. В работе одного весьма солидного исследователя присутствует даже термин “положительная (из текста следует “благотворная”) геопатогенная зона”.
Однако одна из великого множества гипотез привлекла самое пристальное наше внимание. Это — гипотеза икосаэдро-додекаэдрической системы строения Земли (ИДСЗ), выдвинутая отечественными исследователями москвичами Н.Гончаровым, В.Макаровым, В.Морозовым в конце 60-х — начале 70-х годов.
Основываясь на многолетнем анализе закономерностей географического расположения очагов древних культур, путей миграции населения, особенностей геоморфологического, геологического строения Земли и т.д., авторы предположили и весьма убедительно доказали, что наша планета представляет собой гигантский квазикристалл, образуемый как бы вписанными в геоид многогранниками: додекаэдром и икосаэдром. Их грани проецируются на поверхность геоида двенадцатью правильными пятиугольниками и двадцатью равносторонними треугольниками, возникающими при геометрическом соединении центров пятиугольников через середины сторон последних. Система узлов и рёбер ИДСЗ названа её авторами “силовым каркасом Земли”.
Путём дальнейших геометрических построений поверхность геокристалла может быть разделена на множество взаимосвязанных фрагментов одинаковой треугольной формы, являющих собою систему с чётко выраженной размерной и энергетически-силовой иерархией, силовым элементам которой, как показали исследования, соответствуют и особенности геологического, геоморфологического строения Земли, и закономерности развития и миграции её населения. Со значимыми элементами этой системы — рёбрами и узлами — совпадают такие феномены природы и культуры, как Галапагосские острова, район обнаружения “природного атомного реактора” в Габоне, озеро Байкал, египетские пирамиды, центры наиболее значимых мировых культур и т.п.

Проведя сопоставление силовых каркасов ряда геометрических тел — так называемых платоновых тел (тетраэдра, куба, октаэдра) со строением поверхности и схемой расположения сейсмоактивных районов Земли, авторы указывают: «...активными узлами и рёбрами этих гипотетических систем в настоящее время являются лишь те, которые совпадают с элементами системы ИДСЗ или довольно близки к ним. Остальные, как правило, или уже не имеют явных следов, или находятся в пассивном состоянии, в стадии разрушения. (...) Может быть, эти простые правильные формы — необходимые (а потому и пройденные) этапы в развитии планеты?»

На основании изучения древнего и современного тектонического рельефа Земли московские исследователи сделали вывод, что “геометризм” на поверхности планеты появился не более двух миллиардов лет назад, и выдвинули предположение, что четырём известным нам геологическим эрам могут соответствовать четыре же различных силовых каркаса правильных платоновых тел.
“Двигатель” механизма последовательного формирования этих каркасов и, соответственно, геометризма силовых, геологических и ландшафтных особенностей Земли, по мнению авторов, мог быть «заложен в теле планеты (или в космическом пространстве) и функционировал сначала или был создан какими-то силами в процессе эволюции Земли». Причиной формирования “геометричности” поверхности сочтены тепловые и/или гравитационные конвективные потоки, порождаемые, в свою очередь, процессами, сопровождающими рост и развитие ядра Земли, которое в настоящую геологическую эпоху имеет форму кристалла-додекаэдра, то есть конвективным разнонаправленным (от центра Земли к поверхности и от поверхности к центру) движением (потоками) вещества всех оболочек Земли. Симметрии растущего кристалла, утверждают авторы, подчинены также гидросфера, атмосфера и магнитосфера.

Кроме того, естественные поля планеты — электрическое, магнитное и гравитационное — также могут быть созданы силовым полем кристаллизации внутреннего её ядра, то есть растущее ядро создаёт энергетический каркас Земли.

Энергетически-силовые каркасы (с иерархией подсистем) присущи всем объектам Космоса — от микро- до макромира, и каждый из них является “узлом” одной из многочисленных подсистем, связанных с другими через систему “энергетических” каналов.
На наш взгляд, это — единственная убедительная гипотеза, с помощью которой можно объяснить не только и не столько то, чем характерны геоактивные зоны (хотя авторы гипотезы геокристалла и не употребляют этого термина; впрочем, он появился позднее), но то, что их порождает.
...И как здесь и далее не вспомнить приведённые выше заключения Хосе Аргуэльеса?
Если как следует поразмыслить, становится ясно: практически все перечисленные нами версии о природе “особых мест”, от древних до современных (да и большинство из тех, что не нашли здесь своего отражения), — вполне логично и непротиворечиво укладываются в гипотезу ИДСЗ. В её свете все те явления и процессы, что называют причинами образования зон, занимают, наконец, своё место и оказываются всего лишь следствиями. Иными словами, они оказываются факторами, которые порождены причинами космического масштаба, и “делают” геоактивной зоной тот участок поверхности планеты, где “вырываются” из её недр на поверхность. Тогда становится понятным, скажем, совпадение “особых мест” с разномасштабными неоднородностями земных недр.
Совокупность же этих факторов, их взаимодействие как друг с другом, так и с человеком-наблюдателем, в свою очередь, порождают все (точнее, почти все) феномены, характерные для зон, — или привлекают их к зонам, если феномены эти имеют внешнюю (космическую и/или иную) природу. Может быть, благодаря гипотезе геокристалла удастся понять и то, почему исследователи обнаруживают на поверхности Земли столь великое множество разнообразнейших геобиологических сеток.
На самом деле реальны, или, напротив, не-реальны энергосиловые структуры Земли в физическом смысле этого слова? Или какие-то из них, скажем так, объективны, а другие — своего рода фантомы, “тень тени”? И что такое, в конце-то концов, все эти сетки, системы лей и многое другое: причина или следствие? Или и то, и другое — одновременно либо попеременно? И как на самом деле соотносятся геобиологические сети с геокристаллом? И друг с другом?
Мы задавались этими вопросами десять лет назад, продолжаем задаваться ими сегодня, и только боги ведают, удастся ли нам найти ответ на них — ответ единый и непротиворечивый. Но всё сильнее кажется, что именно “Особые места” — геоактивные зоны — и являются искомым связующим элементом и, в то же время, отправной точкой поиска.
Во-первых, наши исследования показали, что практически все известные нам геоактивные зоны так или иначе связаны с геокристаллом, располагаясь либо в его вершинах-узлах, либо в центрах треугольников различных уровней (подсистем), на которые многократно делятся грани икосаэдра.
Во-вторых, по сообщениям различных независимых исследователей, в пределах геоактивных зон локализуются увеличенные узлы ортогональной сети Хартмана, — чем бы на самом деле она ни оказалась.
В-третьих, геоактивными зонами оказываются точки пересечения и окончания лей-линий.
Так что, вполне вероятно, геоактивные зоны (они же — “особые места”, они же — места Силы) и в самом деле служат не то посредниками, не то связующим звеном между различными силовыми структурами.
Однако не исключён и другой вариант, а именно: большинство фиксируемых исследователями сеток, каналов и так далее не существуют в собственном смысле слова, но являются своего рода результирующими, выражением взаимодействия соседствующих геоактивных зон в различных их качествах и состояниях, проекцией такого взаимодействия на поверхность Земли и в пространство. Ведь “аномальные” энергетические потоки, обнаруживаемые в геоактивных зонах всех видов и мастей, прослеживаются не только на поверхности и вблизи неё, но и распространяются по вертикали, образуя своеобразные “столбы” и “стены”, чаще всего невидимые, но вполне поддающиеся обнаружению приборно и с помощью лозоходства, а то и непосредственно: визуально или на уровне ощущений.
Ощущения эти далеко не всегда бывают приятными. Английские даузеры утверждают, что менгиры способны излучать некую энергию, которую несложно почувствовать, если поднести руку ладонью вниз к их верхней части. Человек воспринимает излучение как покалывание, но иногда его сила такова, что сопоставима по мощности с ударом тока. Человека может просто-напросто отбросить в сторону. Иногда излучение бывает необычайно сильным и обладает способностью сохраняться даже тогда, когда самого камня уже не существует!

«Вот это был эффект! — пишет в одной из своих книг исследователь Том Грейвс, рассказывая о том, как он протянул руку к тому месту, где когда-то была верхушка камня. — Я до сих пор не уверен, что же именно произошло. Всё, что я запомнил, — это удар и прыжок мой и моего напарника назад вследствие полученного удара. Однако жена моя, наблюдавшая за нами всё это время со стороны, утверждает, что руки мои взлетели в воздух, и я в конце концов перевернулся через голову. Мой друг, в свою очередь, неуклюже плюхнулся на землю, пролетев почти десять футов (то есть более трёх метров — Авт.), поскольку он принял основной удар на себя; я же послужил лишь проводником. Только несколько минут спустя мы оказались в состоянии продолжить работу...»(Graves Т. Needles of Stone. — London: A Panther Book, 1978. — 270 p.)

Подобных историй известно великое множество, и в правдивости большинства из них сомневаться не приходится:
«Он взял с собой проволочные антенны в форме анха — древнего египетского креста с петлёй на конце. Взяв проволоку в два фута длиной за петли, он направил их другими концами в сторону камней. Результат, как он потом рассказывал, был одновременно и поразительным, и... довольно болезненным: обжигающий удар, произведённый некой силой, прошёл по его рукам, сбросил его на землю и лишил сознания. Когда исследователь пришёл в себя, то почувствовал, что руки парализованы; полностью восстановить их подвижность удалось только спустя шесть месяцев. Но тот опыт, который был произведён, дал удовлетворительные результаты: земная энергия, обнаруженная исследователем в Стоунхендже, вполне реальна. И шутить с нею не стоит.»( Mystic Places. — Amsterdam, 1992.)

Нам также довелось убедиться на собственном опыте в том, что мегалиты (правда, не в Англии, а в Армении) как будто и в самом деле излучают нечто: покалывание, во всяком случае, возникает весьма ощутимое. Да и вертикальные потоки мы наблюдали, фотографировали и фиксировали приборно (как изменения импульсного электромагнитного поля Земли) в больших и совсем маленьких зонах. Складывается впечатление, что потоки эти имеют сложную вихревую структуру, а направление тока энергии в них меняется в зависимости от фазы Луны: на растущую — вверх, на старую — вниз.

...Вихри или потоки энергии как бы “обвивают” мегалит по спирали”. Если “отключить мысли и освободить ум” и прикоснуться ладонями к камню на определённой высоте, то “Сила” потащит руки (и всё тело) в ту или иную сторону — по направлению тока энергии. Том Грейвс пишет, что такие потоки существуют не только на отдельных камнях, но и на стенах старых церквей, построенных в “правильных местах”.

Вычитав подобные сообщения в доступных нам зарубежных источниках, мы, как водится, не удержались и сами решили проделать один небольшой эксперимент. Поскольку подходящих мегалитов в Подмосковье не оказалось, пробовать добиться такого же эффекта пришлось на апсиде старого заброшенного храма под Серпуховом, построенного в середине XVIII в. Построен он был, как показали наши изыскания, там, где залегали целых три подземных водных потока.
И что бы вы думали? Одному из нас без особого труда удалось испытать всё, описанное выше: руки самопроизвольно потянулись в сторону, сквозь тело словно бы поползли невидимые, но вполне ощутимые вибрации, голова “поплыла”. Стало, признаться, жутковатенько, и эксперимент был на этом прерван. Но он состоялся, и небезрезультатно!

* * *

Существуют сообщения о том, что икосаэдро-додекаэдрическая структура организации материи присуща не только Земле, она прослеживается и в микро-, и в макрокосме: ячеистая структура Вселенной, как явствует из различных источников, подчиняется тем же закономерностям, которые были выявлены при создании и развитии гипотезы о существовании геокристалла.
Косвенным подтверждением космического происхождения или космических связей, казалось бы, сугубо земных “аномалий” служит “эффект Бороздича”, обнаруженный в лаборатории И.Н.Яницкого: в местах разломов земной коры существуют гравитационные аномалии, своеобразные “столбы”, уходящие в пространство. О вертикальном распространении аномалий рассказывал нам ещё в 1988 году президент Международной ассоциации по исследованию проблем психотроники доктор Зденек Рейдак из Чехии.
Можно рискнуть предположить, что энергосиловая система Земли является вторичной и вписывается в некую куда более широкую и общую систему, которая оказывает упорядочивающее, структурирующее влияние на мир, являясь, возможно, универсальным формообразующим фактором. Это соображение имеет далеко идущие последствия. Однако для нас сейчас важно немножко другое.
Даже самая блистательная, с нашей точки зрения, гипотеза Земли-кристалла не объясняет всех особенностей феноменологии зон. Энергетически-силовой (в обычном смысле слова) концепции явно недостаточно. Она позволяет понять, что происходит, но не даёт ответа на вопрос, почему и как именно — хотя бы на уровне схемы или модели.
Что же тогда? Что ещё? Анализ всех доступных авторам материалов (в особенности, тех, что касаются универсальности структур, лежащих в основе энергетического каркаса Земли, и сведений об их формообразующем характере), а также собственных наблюдений позволяет говорить о том, что основой происходящих в системе зон процессов являются так называемые информационные взаимодействия. Иначе говоря, эта система оказывается, на наш взгляд, не чем иным, как системой энергоинформационного обмена Земли.
На информационный характер ряда явлений, происходящих в зонах, указывает и известный польский уфолог Казимеж Бзовский. Рассматривая волновую природу геоактивных зон, он пишет: «(...) в соответствии с законами физики каждая (выделено К.Б. — Авт.) волна (...) может быть носителем информации (и, добавим, по нашему мнению, является таковым. — Авт.). Таким образом, получается, что неотъемлемым свойством сетчатых структур является способность к передаче информации!»(Bzowski К. Ryzdzka i UFO // UFO. Polska: NOLpress, — 1992. — № 2 (10).)
Вывод об информационной природе системы геоактивных зон и связывающих их каналов (неважно, существуют ли они в действительности или являются “псевдообразованиями”, проекциями) заставил нас коренным образом пересмотреть существующее отношение к проблеме геоактивных зон и их роли в жизнедеятельности планеты, а также дал возможность выдвинуть ряд гипотез о причинах возникновения и значении большого числа связанных с ними явлений и феноменов.
Впрочем, здесь необходимо сделать ещё одно принципиально важное отступление. Дело в том, что термин “энергоинформационный обмен” не только не является конвенционным, то есть общепринятым, но и не имеет, с точки зрения современной физики, никакого смысла. “А что такое, собственно говоря, энергоинформационный обмен?” — задал нам как-то вопрос Борис Устинович Родионов — профессор, физик классической, как говорится, школы и (между прочим) один из тех людей, кто в своё время ввёл в оборот понятие “информационного поля”, которое так любят теперь использовать к месту и не к месту представители “альтернативной науки”. Тут-то мы, признаться, и задумались.

И в самом деле: что это! Выражение “энергоинформационный обмен” у кого только не на устах, но может ли кто-нибудь внятно объяснить его смысл? Начали и мы приставать точно с таким же вопросом к своим коллегам, многие из которых — вполне заслуженные люди, положившие немало лет на изучение самых разных феноменов внутри и вне человека. Увы, никто так и не сумел нам доступно ответить.
Столь же загадочным может показаться, на первый взгляд, и понятие “информация”. Но разобраться с этим словом оказалось гораздо проще. В старом, затрёпанном ещё в институтские годы (по вполне понятным причинам) “Кратком словаре по философии” (М.: Политиздат, 1982), написано, в частности, следующее:

«Информация — (...) одно из основных свойств объективного мира, которое связано с наличием в нём особого рода процессов, называемых информационными (...) понятие “информация” имеет сходство с понятием “энергия”, которое позволило взглянуть с некоторой общей точки зрения на множество ранее казавшихся различными процессов. (...) Прежде всего следует сказать о внутренней, или структурной информации, под которой следует понимать степень организованности объекта (системы).
Следовательно, информация может быть представлена как отрицательная энтропия (или негэнтропия) системы. (...) От структурной информации, представляющей внутреннее состояние того или иного объекта, следует отличать относительную (или внешнюю) информацию, связанную с отношением двух объектов (процессов) друг к другу. Это информация об одном процессе, содержащаяся в другом процессе. (...) Актуальной информация становится тогда, когда она приобретает сигнальное значение, становится фактором существования системы и появляются процессы переработки информации — информационные процессы. Это происходит с возникновением жизни...»

Такая вот необычная получилась цитата. Как нам кажется, даже этого в значительной степени неполного, и, если хотите, излишне “абстрактного” определения вполне достаточно, чтобы согласиться с предположением о том, что система геоактивных зон и в самом деле есть система информационного обмена Земли. Да, нам неясен пока конкретный единый физический механизм, обеспечивающий функционирование этой системы (если он вообще существует), но мы в состоянии построить вполне работоспособную модель, описывающую её, скажем так, “на технологическом уровне”.
Конечно, это не совсем научный подход. Ведь цель науки, если можно так выразиться, заключается в создании единой взаимосвязанной системы знаний. Основной язык науки — логика. Но всегда ли в повседневной жизни (да и в науке тоже) срабатывает хвалёная “железная” логика? На практике нередко всё получается по-другому. Здесь важен практический результат, важна технология его получения — пусть даже она и не выглядит полностью научной!
В рамках предложенной нами модели и с точки зрения приведённой трактовки понятия “информация” термин “система информационного (или энергоинформационпого) обмена” оказывается вполне приемлемым. Действительно, любые процессы, в том числе и энергетические, можно рассматривать как информационные. “Информационные” — наиболее общее понятие. Оно описывает “нечто”, некую реальность, которую один, два и более очевидцев наблюдают в том или ином месте. И описание событий и явлений каждым из них, как вы помните, может быть абсолютно разным. Но, в конечном счёте, когда мы сталкиваемся с разными способами описания реальности, вряд ли разумно спорить, какой из них более справедлив. Лучше воспользоваться преимуществами каждого.
Именно таким образом, между прочим, мы добавили к нашим “критериям зонности” ещё один, стоящий особняком в силу некоторой своей гипотетичности.

Это — связь той или иной территории со значимыми элементами геокристалла (вершинами, рёбрами, центрами граней), точками пересечения лей-линий, а также местами скопления значительных биолокационных аномалий, природа которых остаётся невыясненной, — причём, даже в тех случаях, когда отсутствуют данные о том, что такая территория каким-либо образом проявила свою “аномальность”.

Особое положение этого критерия, равно как и выделение в особую группу аномальных явлений как признаков геоактивных зон, связано прежде всего с фактом, на который мы обращали ваше внимание на протяжении всех предыдущих глав. До сих пор в большинстве случаев наблюдения аномальных явлений мы сталкиваемся с проблемой физической реальности их существования. Несмотря на то, что доказательств в пользу реальности, например, тех же полтергейстов накопилось уже немало, дать окончательный ответ на вопрос о степени их объективности или субъективности, увы, затруднительно. А может быть, даже и невозможно. Ведь, скорее всего, мы имеем дело с феноменами, которые существуют на самом деле, но воспринимаются наблюдателями неадекватно, то есть пребывают одновременно как бы в двух (а то и более) реальностях — физической и психической...

* * *

Напомним, для вас и для себя, что именно НЛО и “аномальные” явления послужили для нас, авторов, своего рода “рыболовным крючком”. Мы начинали (как многие начинали до нас и после нас) с “ловли” АЯ, а точнее, с самого наглядного, самого заметного и внешне привлекательного из них — НЛО. И далеко не сразу заметили, как из “рыбаков” превратились в “рыбу”. Интерес к НЛО незаметно, но очень естественно перерос в упорное желание разобраться и с “летающими тарелками”, и с зонами, которые так удобно считать “космодромами пришельцев”, и с прочими феноменами, которые, регулярно будоража наше воображение, встречались нам в зонах куда чаще, чем сами НЛО. Разобраться... Попытаться понять, откуда, почему и зачем все эти странные события, на которые проще закрыть глаза и не замечать, но которые существовали, существуют и будут существовать, пока есть на Земле род человеческий, пока есть на свете сама Земля... Разобраться и с самими собой, наконец...
Вот поэтому-то мы позволим себе повторно уделить некоторое внимание этим явлениям. Возможно, это окажется небезынтересным.
Как вы, наверное, помните, Пол Девере при изучении случаев контактов I, II и III рода и полтергейстов в некоторых графствах Британии обнаружил, что и те, и другие чётко привязываются к лей-линиям и точкам их пересечения.
В своё время французский уфолог Эме Мишель, сопоставляя во время одного из “фляпов” на территории Франции сообщения о фактах наблюдения НЛО за одни сутки, обнаружил, что точки наблюдения пролётов и места их посадок укладываются на линии, образующие на поверхности Земли сеть квадратов со стороной 33 морские мили (или 61,116 км).
Впоследствии новозеландский лётчик Брюс Кэти составил аналогичную карту для австралийского региона, которая наглядно подтвердила факт ортотении (так было названо явление).
Уфологи тогда весьма скептически отнеслись к этим сообщениям, да и по сей день раздаются недоверчивые голоса: с какой стати НЛО вдруг должны летать мало того, что по прямым линиям, да и ещё по каким-то “ортотеническим сетям”! Но, похоже, Э.Мишель и его последователи вовсе не были так уж неправы... Вопрос лишь в причинах такого поведения “летающих тарелок”.
В 1990 году наша группа, занимаясь поиском геоактивных зон, проводила поиск точек локализации наблюдений НЛО в Подмосковье по материалам Комиссии по АЯ при СНИО СССР.
Наш тогдашний геодезист А.Филимонов, помнится, в шоке позвонил едва ли не за полночь, чтобы поделиться своим открытием: схема Эме Мишеля “работает” и в России, “сеть квадратов” в Подмосковье есть! Разница лишь в том, что французские данные свидетельствовали в пользу строго ориентированных широтно-меридиональных траекторий перемещений, а в России картина была несколько иной: линии, которые образовывали квадраты, тянулись примерно с юго-запада на северо-восток и с северо-запада на юго-восток.
Позднее, в 1992 году, работая с незадолго до того опубликованной схемой геокристалла Гончарова-Макарова-Морозова для Московской области, мы с удивлением убедились, что выявленные в Подмосковье двумя годами ранее линии сети параллельны рёбрам геокристалла. Более того, они проходят через середины треугольников 6-го уровня, то есть через районы, в которых расположено большинство геоактивных зон, которые нам известны. Недавний же анализ пролётов НЛО над одной из таких зон показал, что буквально все “местные” НЛО (за редким исключением) также летят именно в этих направлениях и... вдоль местных “силовых каналов” — лей-линий.
Кстати, и профессор Р.Г.Варламов, один из старейших уфологов России, в одной из своих работ также указывал на связь обследованных в Московской области мест посадок НЛО с геокристаллом.(Варламов Р.Г. Рекомендации по близким наблюдениям НЛО и методике исследования мест посадок НЛО. — М.: НИЦ АЯ и НЛО, 1991.) Принцип — тот же самый.

Совсем недавно схему, очень похожую на ту, что получилась у нас в 1990 году, но совершенно от нас независимо построил и наш коллега, руководитель группы по изучению АЯ “Рубикон” из г. Сергиев Посад Московской области А.Липкин. В своих построениях он использовал собранные его группой данные о наблюдениях НЛО над северо-восточной частью территории Подмосковья.
Расстояние же в 33 морские мили с точностью до одного-двух километров соответствует длине стороны треугольников того же 6 уровня, приведённой, например, А.П.Дубровым в книге “Земное излучение и здоровье человека”.
Все эти закономерности касаются не только НЛО, но и других загадочных феноменов — в частности, полтергейстов, “кругов на полях” и т.д... Впрочем, об этом мы уже рассказывали.
Так или иначе, но создаётся впечатление, что не случайно некоторые геоактивные зоны выступают в роли своего рода “вернисажа аномальных явлений”. Чем же эти АЯ могут оказаться с точки зрения гипотезы о системе “энергоинформационного обмена Земли”?

Как было сказано выше, мы условно подразделили наблюдаемые в зонах АЯ на несколько категорий. Это совершенно условное разделение поможет нам лучше разобраться в природе загадочных феноменов. Итак...

1. Образования, регистрируемые в видимой части спектра: точечные световые вспышки, светящиеся или тёмные образования различных размеров и форм: сполохи, свечения (самых разнообразных цветов и оттенков); “структурированные” туманы (то есть туманные образования упорядоченной формы).

Думаем, следует согласиться с теми исследователями, которые полагают: некоторая, возможно, немалая часть подобных явлений имеет литосферное происхождение, тем более что многие зоны “ложатся” на районы крупных подземных и наземных геологических аномалий. Их “вызывают к жизни”, например, скачкообразные изменения магнитного и электрического полей Земли, регистрируемые над разломами, пустотами и другими неоднородностями. То есть речь идёт о вполне “нормальных” явлениях, в чём-то родственных той искре, которая возникает, когда вы пользуетесь обычной пьезоэлектрической зажигалкой.
Однако для нас представляют особый интерес феномены, не имеющие явной связи ни с тектоническими процессами, происходящими в земной коре, ни с колебаниями солнечной активности: световые (в том числе “знаковые”) вспышки, уже упомянутые нами “столбы” и другие загадочные образования, регулярно наблюдаемые, скажем, в относительно спокойном с геотектонической точки зрения Подмосковье.
Мы склонны рассматривать их преимущественно как внешние проявления электромагнитной составляющей процессов энергоинформационного обмена, которые особенно интенсивно протекают в пределах геоактивных зон. Степень активности проявления этих “побочных эффектов” может служить показателем интенсивности обменных процессов в зоне и в контролируемой ею части поверхности Земли в тот или иной момент.
В свою очередь, “структурированные” туманы, на наш взгляд, оказываются не чем иным, как своеобразной визуализацией той части этих процессов, которая протекает в невидимом для людей-наблюдателей диапазоне. В данном случае, как нам кажется, процесс конденсации водяных паров оказывается как бы направляемым или организуемым в соответствии с существующими в пределах данного объёма пространства активными энергетическими структурами. Эти структуры играют роль формообразующего фактора, становятся своего рода “скелетом”, к которому устремляются и вокруг которого концентрируются ионизированные молекулы воды. Ну, а единичные “туманные фигуры” при отсутствии тумана как такового могут возникать в зонах скачкообразного понижения температуры воздуха, вызванного локальными особенностями протекания энергоинформационных процессов. Возникновение подобных очень небольших зон с резко сниженной температурой, насколько нам известно, не раз было отмечено при полтергейстах.
Специально для поклонников инопланетян оговоримся: когда речь идёт о всевозможных светящихся образованиях, следует различать околоземные образования (в первую очередь НЛО-образные светящиеся шары) и высотные пролёты по сложным траекториям НЛО типа “ночные огни”.
И, кстати, не окажутся ли совсем отдельным нечто дневные вполне чёткие наблюдения “аппаратных” НЛО? Кто знает?..

2. Загадочные образования, существующие в невидимой части спектра, но регистрируемые на фото- и киноплёнке, с помощью приборов ночного видения, радиолокационных устройств.

Они, на наш взгляд, могут возникать по тем же причинам, что и вспышки, но существуют в не воспринимаемой глазами человека части диапазона электромагнитных излучений.
Конечно, некоторые из них могут оказаться и собственно НЛО, обладающими, — с чем согласится, пожалуй, любой грамотный исследователь, — возможностью специфически видоизменять ближайшую к ним окружающую среду (в тех случаях, когда эти феномены не являются ни сгустками пыли, ни роями насекомых, стаями птиц и другими вполне обыденными явлениями или объектами, по тем или иным причинам не отождествлёнными в момент съёмки, ни бликами, не опознанными “опытным” фотографом, ни, скажем, результатом нарушения режима обработки плёнки).

3. Необычные атмосферные явления, участки с устойчивым микроклиматом.

Нам известно не менее десятка мест, непосредственно соотносящихся с геоактивными зонами, где существует свой специфический устойчивый микроклимат. Дожди как бы обходят их стороной или, напротив, “стягиваются” к таким участкам; грозовые фронты вместо того, чтобы, пройдя над ними, двинуться дальше, “гуляют” туда-сюда в течение нескольких часов, пока не иссякнут; в эти участки поверхности Земли регулярно бьют молнии (так, нам известен небольшой, не более 10 000 м2, участок подмосковного леса, где почти все деревья повреждены молниями и обгорели); плывущие в небе облака порою образуют над ними довольно устойчивые “окна”.
Мы уже рассказывали, как в августе 1994 года мы попали в заморозки на почве там, где их не то, чтобы нельзя было ожидать, — нет! Парадокс заключался в том, что они затронули очень небольшой по площади участок поверхности Земли, в то время как всюду поблизости никаких заморозков не наблюдалось. Кстати, надо же было такому случиться, что именно там, где выпадал иней и покрывалась льдом вода в канистрах, проводила ночные фотосъёмки наша бригада...
О конкретных механизмах возникновения и сохранения устойчивости, повторяемости во времени подобных феноменов говорить пока трудно.
Может быть, это, наряду с частью светящихся образований, — своего рода “побочный эффект” обменных процессов, вызываемый колебаниями их интенсивности и направленности либо характером локальных процессов в целом. Может быть, нечто большее... Во многих случаях эти феномены явно соотносятся с геологическими аномалиями, соответствующими данной зоне или её части. Необходимо заметить, что Н.Гончаров, В.Макаров и В.Морозов также указывают на прямую связь погодных явлений и атмосферных процессов в целом с геокристаллом.

4. Пространственно-временные аномалии: спонтанная телепортация, левитация, случаи проявления эффекта “потери времени”.

Отталкиваясь от приведённого выше определения понятия “информация”, можно рискнуть предположить, что состояние пространственно-временного континуума, его свойства в каждом отдельном участке Вселенной и в целом определяются “количеством” и “качеством” локальной информационной насыщенности.
В процессе энергоинформационного обмена, “перетекания” информации в зонах, которые являются накопителями и перераспределителями информации, происходят скачкообразные изменения этих свойств. Там могут меняться ход времени (как в субъективном восприятии наблюдателя, так и объективно — изменяется скорость протекания тех или иных процессов), сила притяжения, кривизна пространства и даже мерность его в данной точке, вплоть до мгновенного обратимого прорыва в так называемые “сопряжённые миры”, неверно именуемые “параллельными” ... если таковые, конечно, и в самом деле существуют.

5. Наблюдения странных “плотных” и призрачных фигур (в первую очередь, антропоморфных): “духов”, “привидений”, “призраков” и т.п.

Наблюдения подобного рода могут иметь разное объяснение, начиная с неправильной интерпретации наблюдателем игры света и тени и кончая собственно галлюцинациями. Однако, речь идёт о реальных наблюдениях реальных феноменов. И вот эти-то реальные феномены, по нашему мнению, имеют, в большинстве своём, информационную природу, — за исключением, пожалуй, тех случаев, которые принято называть “близкими контактами 3-го рода”. В этих случаях наблюдатель именно “здесь” и именно “сейчас” сталкивается с вполне вещественным НЛО и его экипажем — или с чем-то иным, но не менее вещественным.
Следует (в который уже раз!) особо оговориться, что человеку-наблюдателю очень трудно провести чёткое разграничение между реальным, ирреальным и сюрреальным. С ещё большими трудностями, конечно же, приходится сталкиваться исследователям, которые, работая на основе сообщений, не были непосредственными свидетелями происходивших событий.
Поэтому с уверенностью делать какие-либо выводы возможно только в тех редких случаях, когда имеются хоть какие-то материальные свидетельства, подтверждающие рассказ очевидца: вещественные следы, фото-, кино- и видеоматериалы.
При отсутствии таковых подобные феномены могут объясняться следующим интересным образом:

5.1. Место и роль ГАЗ в системе энергоинформационного обмена позволяют, на наш взгляд, говорить о том, что значительная часть случаев наблюдения ирреальных и, с точки зрения современного наблюдателя, фантастических существ является наблюдением материализованной “памяти места”.
Попробуем пояснить. Возможность существования и наиболее вероятный общий механизм возникновения подобного эффекта, насколько известно авторам, впервые описаны и более или менее корректно обоснованы в середине нашего века английским археологом и исследователем паранормальных феноменов Томом Летбриджем. Летбридж прославился ещё и тем, что был одним из первых археологов, кто применил в своих историко-археологических исследованиях лозоходство и психометрию — способность человека считывать информацию с предметов.
Заметим, справедливости ради, что идея о существовании “памяти места”, “мировой памяти” — способности мировых структур и отдельных объектов сохранять информацию обо всём происходившем и происходящем (в частности, на Земле) и, более того, воспроизводить её в форме, воспринимаемой человеком как зрительный образ, — постоянно встречается и в европейской, и в восточной мистической традициях. Поэтому Летбридж, в сущности, просто описал на современном нам языке то, что было известно за много сотен лет до него. Но он — первый исследователь, кто не побоялся публично сообщить о том, что успешно использовал этот феномен в своей обычной повседневной работе.
Именно Том Летбридж обнаружил также, что встречи людей с “привидениями” и “духами” почти всегда происходят в местах, которые по своим признакам относятся к числу “особых мест”. По мнению Летбриджа, эти явления представляют собой своеобразные трёхмерные голограммы объектов и событий. Как “запись”, так и “воспроизведение” происходят при наличии соответствующих внешних условий в результате взаимодействия энергетически насыщенной среды геоактивной зоны и людей (или не-людей) — участников событий, находящихся, например, в состоянии сильного возбуждения.
Нам кажется, нельзя исключать и возможности того, что в некоторых случаях наблюдаются не только “картинки прошлого”, а события, происходящие непосредственно в момент появления “голограммы” в другой точке планеты. Они могут передаваться по каналам, связывающим зоны, подобно тому, как передаётся изображение в кабельной телевизионной сети, или же распространяться изотропно, в то время как определённое место оказывается в состоянии воспроизвести изображение. Причём изображение это иногда может иметь символический характер (подобно многозначным снам по мотивам “фэнтези”, которые видели мы сами, помните?)

5.2. Если известный нам Мир на самом деле — лишь один из многих сосуществующих сопряжённых миров (в том числе и с иной мерностью), тогда, возможно, часть зон — и в самом деле окна в другие Миры. Недаром “окна” такого рода чаще всего “открываются” в центрах граней геокристалла: где тонко, там и рвётся...
Развивая мысль о глобальном космическом характере системы энергоинформационного обмена, естественно предположить, что она должна “связывать” не только отдельные пространственно-временные узлы нашей реальности, но и соответствующие им точки других реальностей.
В подобном случае описанные феномены, да и не только они, могут оказаться проекциями реальных объектов либо самими объектами, принадлежащими не нашему миру.
Возможны, впрочем, и иные объяснения, но они совсем уж фантастичны...

6. НЛО аппаратного типа, включая их пролёты, манёвры, зависания, посадки и т.п.

Помнится, в предыдущих главах мы подчёркивали, что, по приблизительным подсчётам, наблюдения НЛО аппаратного типа составляют не более 1-3% от всех наблюдаемых в геоактивных зонах “аномальных” явлений. Общее число наблюдений феноменов, которые по тем или иным признакам допустимо классифицировать как собственно НЛО, составляет, по нашей оценке, не более 7-10%, включая объекты типа “ночные огни” или “спутники”, которые обладают специфической траекторией, недоступными для земных летательных аппаратов скоростями и маневренностью, описывают круги над тем или иным местом, зависают на длительный срок на высоте и т.д.
И всё-таки... Всё-таки мы считаем, что вероятность наблюдения подобных объектов над крупными ГАЗ значительно выше, чем над относительно “спокойными” участками поверхности Земли. Более того, появление объектов некоторых типов обладает завидной периодичностью и повторяется, в зависимости от времени года и ряда других факторов, в определённые часы над определённым местом, и движутся они примерно по одной и той же траектории.
Думается, тяготение НЛО к элементам системы энергоинформационного обмена Земли, неоднократно отмеченное независимыми исследователями в разных странах, следует объяснять тем, что эти объекты или их создатели (вне зависимости от их происхождения) используют свойства планетарной (а то и не только планетарной, как мы теперь думаем) матрицы для облегчения перемещения в пространстве и времени.

“Ортодоксальные” уфологи, признаться, с трудом воспринимают ту идею, которую мы только что осмелились изложить: “Ересь!” — такова вполне стандартная реакция. Что ж, позицию их вполне можно понять и легко объяснить — ещё бы! Зачем Великим и Могучим пришельцам из Космоса, “которые по сравнению с нами — Боги!” (дословная цитата), обращать внимание на какие-то там “святые” и “гиблые” места, лей-линии и прочие объекты сомнительного местного значения? Но громадное число наблюдений свидетельствует всё-таки в пользу того, что мы едва ли так уж неправы. Мы просто не в состоянии изложить в наших заметках все соображения и доводы, которые заставили нас в своё время сделать более чем жёсткий вывод: связь между НЛО, в том числе аппаратного типа, и геоактивными зонами существует, она не случайна, а закономерна.
Не верите? Проверьте сами! Не так уж это и сложно: набрать статистику, уточнить места посадок, зависаний, траектории полётов и провести оценку соответствующих участков земной поверхности на геоактивность.
Единственное же, что мы поостережёмся делать, так это выдвигать однозначные предположения, зачем и почему дела обстоят именно таким образом... В конечном счёте, кто их поймёт, эти самые НЛО!

7. Полтергейсты.

Природа полтергейстов, по всей вероятности, различна. Странно было бы предполагать иное — слишком разнообразно это престранное явление. Феномен “буйного духа”, с одной стороны, может быть наглядным проявлением локальных изменений пространственно-временного континуума. С другой стороны, большинство полтергейстов происходит исключительно в присутствии какого-либо конкретного человека (называемого “носителем полтергейста” или “человеком с фокальными способностями”) и вообще в присутствии людей: иначе откуда бы мы с вами знали об этом явлении?
Некоторые специалисты объясняют это тем, что такой человек способен бессознательно воздействовать на окружающую среду и предметы с помощью механизма, который называют “спонтанный возвратный телекинез” и который пока не очень-то ясен.
Однако некоторые свойства полтергейста, как-то: его внезапное возникновение и прекращение; достаточно редкие случаи перемещения вслед за носителем (кроме тех случаев, когда полтергейст проявляет черты “системного”, то есть разумного, поведения), локализация в рамках одного дома, квартиры, реже — комнаты в квартире; выявление буквально во всех случаях полтергейста биолокационных аномалий, соответствующих геологическим аномалиям, аномально увеличенным или искажённым узлам геобиологических сетей или их нарушениям; успешные действия по ликвидации полтергейста после принятия мер по нейтрализации гео- и технопатогенных зон, случавшиеся в нашей собственной практике; тяготение очагов полтергейста к лей-линиям, — всё это заставляет предполагать возможность существования механизма специфического взаимодействия подсознания человека (особенно в периоды, когда он находится в состоянии сильного стресса) с энергоинформационной средой, то есть своего рода резонансных эффектов.
Особо следует рассматривать те виды полтергейста, в которых контрагент — гипотетический устроитель полтергейста — проявляет явные черты понятной нам разумности. Но, тем не менее, и в этих случаях чаще всего феномен возникает или начинает проявлять себя в пределах локальной геоактивной зоны.
Остаётся открытым вопрос, случаются ли полтергейсты в отсутствие человека. И это понятно: нет очевидца — нет информации.

8. Нарушения в работе технических устройств.

По мнению авторов, причины, вызывающие неполадки, сбои и иные нарушения нормальной работы приборов и устройств в пределах действия зон, вплоть до полного выхода их из строя (а подобного рода эффекты неоднократно описаны случайными свидетелями АЯ и в повседневной исследовательской работе в зонах носят чуть ли не систематический характер), — тогда, конечно, когда они не связаны с элементарной неряшливостью и безграмотностью, — могут быть самыми различными, как-то:
— воздействие какого-либо излучения, генерируемого непосредственно аномальными явлениями. К этой группе следует отнести, прежде всего, случаи выхода из строя приборов, в основе действия которых лежат электромагнитные взаимодействия; чёрную засветку фотоплёнки на кадрах при фотографировании НЛО и АЯ или в пределах ГАЗ, нарушение хода кварцевых электронных часов и т.п.;
— воздействие физических факторов, сопутствующих процессам, протекающим в ГАЗ (например, внезапное нарушение точного хода механических часов как следствие кратковременного изменения гравитационной постоянной).
Мы предполагаем, что нарушения такого рода представляют собою явления того же порядка, что и ускоренная изнашиваемость механизмов и сооружений, которые постоянно находятся в пределах патогенных зон, с той лишь разницей, что происходят практически мгновенно, тогда как во втором случае действие факторов, их вызывающих, растянуто во времени.
В некоторых случаях (кто знает?) не исключена возможность целенаправленного воздействия как на саму технику, так и на тех, в чьих руках она находится (провоцирование подсознательных действий, ведущих к её повреждению). До сих пор не нашли объяснения многочисленные случаи отказа в самый ответственный момент фото- и киноаппаратуры даже в руках профессионалов: случай беспричинного обрыва питающего кабеля видеокамеры, которой операторы ереванского телевидения снимали НЛО, появившийся над местом съёмок, когда готовилась передача о контакте школьников с НЛО-навтами; случаи, когда при фотосъёмке АЯ при полной тактильной и звуковой фиксации нормальной экспозиции при проявке кадр оказывался вообще неэкспонированным; неоднократное самопроизвольное срабатывание автоспуска затвора фотоаппаратов при выдержке “В” и т.д.
Впрочем, возможно, и сам человек способен, например, в результате неких внутренних изменений (скажем, входя в особое состояние сознания) неосознанно сделать с аппаратурой нечто, что приводит к выходу её из строя или сбоям в её работе. Поэтому и не только поэтому мы выделили особую группу феноменов:

9. Внезапные субъективные ощущения (тепло, холод, невидимые “стенки”, “вязкий” воздух и т.д.); спонтанные вхождения человека в особые состояния сознания; возникновение так называемых “телепатических контактов”, в ходе которых в сознании перципиента-человека появляются визуальные (зрительные), аудиальные (слуховые) и кинестетические (на уровне ощущений) образы, которые могут быть интерпретированы как наведённые.

Не будучи специалистами в области нейрофизиологии, психологии и психофизики, мы не в состоянии “выдать на-гора” строго научные объяснения феноменов подобного рода. Однако кое-какими личными соображениями на сей счёт рискнём поделиться.
Человека, — как, впрочем, и любой другой биологический организм, — нельзя рассматривать вне окружающей его среды и, соответственно, вне постоянного, не прерывающегося ни на миг взаимодействия с нею.
Любые, — подчёркиваем, любые! — изменения параметров среды не могут не воздействовать на человека. Вопрос лишь в том, при каких условиях подобные воздействия становятся, условно говоря, ощутимы и осознаваемы человеком.
Как нам представляется, эта ощутимость и осознаваемость зависят, прежде всего, от двух факторов: силы воздействия и индивидуальной восприимчивости.
У человека, настроенного на восприятие изменений и отличий, диапазон восприимчивости расширяется.
Поэтому исследователь, в отличие от, скажем, грибника или туриста, воспримет и осознаёт как отличие даже слабое изменение влажности или температуры воздуха над, например, водной жилой, даже слабое ограниченное во времени или локализованное в пространстве объективное изменение гравитационной постоянной или иного известного физического параметра среды, среагирует даже на крайне незначительное изменение освещённости и т.п.
При желании и возможности объективность этих изменений или различий может быть подтверждена приборными методами.
Подчеркнём, что такого рода изменения (различия) человек воспринимает при помощи всем известных пяти органов чувств.
Известно, однако, что при прямом воздействии на конкретные участки мозга испытуемого возникают ощущения, аналогичные тем, что вызываются рецепторным восприятием.
Если рассматривать геоактивные зоны как области повышенной плотности и интенсивности информации, зоны активного энергоинформационного обмена, тогда логично предположить, что человек в зоне, помимо прочего, испытывает усиленное информационное воздействие.
Мозг же, непосредственно воспринимая те или иные информационные сигналы, интерпретирует их как полученные обычным путём, переводя в соответствующие ощущения. И тогда человек видит невидимое, слышит неслышимое, обоняет то, что не имеет запаха... Иначе говоря, трактует прямые информационные сигналы, воспринятые мозгом, как количественные изменения обычных (температура, влажность, освещённость и т.п.) параметров внешней среды, воспринятые через посредство соответствующих рецепторов.
Спонтанное вхождение в особые состояния сознания было выделено нами как один из основных субъективных “критериев зонности” не случайно, но на основе достаточно богатого опыта, как чужого, так и собственного.
Несмотря на то, что современные методы исследования пока не позволяют полностью понять суть феномена особых состояний, механизм психофизических изменений в организме, приводящих к возникновению ОС, уже перестал быть тайной и достаточно убедительно представлен в работах президента Фонда парапсихологии и психофизики им. Л.Л.Васильева, кандидата технических, доктора медицинских наук А.Г.Ли. Он заключается в том, что при интенсивном и целенаправленном экзо- и/или эндогенном воздействии на мозг человека происходит выравнивание функциональной асимметрии мозга, вследствие чего у человека раскрываются так называемые экстрасенсорные способности.

Не исключено, что именно такое выравнивание и происходит под воздействием специфических “зонных” факторов. В процессе его активизируются не задействованные ранее участки мозга, “переключаются” и гармонизируются прежние связи и устанавливаются новые, вследствие чего человек (группа людей) испытывает состояния, обычно этому человеку (группе людей) не свойственные. В результате человек-перципиент становится способен ярче и чище воспринимать как целенаправленные, так и случайные информационные сигналы от различных источников.
Более того, он обретает способность осознавать эти сигналы, дифференцировать их источники, интерпретировать их значение и даже адекватно и осмысленно отвечать на них!
Но и это не всё! Как показывает опыт, в ряде случаев эта способность не пропадает по выходе из зоны, но остаётся с человеком как новое неотъемлемое его качество.

Так или иначе, но эксперименты, проведённые в Великобритании, а также ряд опытов, поставленных нами самими, показывают, что пребывание в “особых местах” значительно облегчает приём и передачу информации даже для тех, кто, казалось бы, не обладает выраженными телепатическими способностями. Например, если индуктора и перципиента разместить на одной силовой линии, как мы сделали в 1993 году, то работать им гораздо проще и легче. Точно так же легче передавать информацию из “особого” в нейтральное место. Аналогичные результаты получены в Новосибирске под руководством академика В.П.Казначеева.
Занятной иллюстрацией к вышесказанному может послужить тот факт, что даже ближняя радиосвязь с помощью раций облегчается, если обе рации находятся “на канале”. Начиная с 1992 года, мы сталкиваемся с этим феноменом регулярно: один-два шага в сторону с “канала” — и чистый до этого сигнал заглушается помехами или вообще перестаёт проходить. Порою такое происходит даже тогда, когда те, кто на связи, находятся в нескольких стах метров и прекрасно видят друг друга!
Всё, сказанное выше, как вы, наверное, заметили, относится к воздействию зоны на человека. Но не исключён и обратный вариант.
Древние представления о зонах как “местах скопления магических Сил” подталкивают нас к мысли о том, что значительная часть сообщений об этой группе феноменов описывает явления, которые есть не что иное, как реакция “места Силы” на присутствие в ней наблюдателя, на его действия. Импульсы, сознательно и бессознательно генерируемые его мозгом, вмешиваются в информационные процессы и иногда могут непроизвольно (и произвольно тоже!) изменить ход и характер последних.
Известно, что в особом состоянии сознания человек обретает способность наблюдать процессы, обычно недоступные для его восприятия (“эффект третьего глаза”, “внутреннее зрение”). Но нельзя исключить и возможность того, что порою сам человек неосознанно, просто в силу самого факта своего присутствия в зоне в состоянии ограниченного внимания оказывается способен так воздействовать на среду, что процессы эти становятся видимыми, и не только ему самому, как может стать видимой и “память места”.
Более того, в подобном состоянии мозг человека, вероятно, оказывается способен моделировать и “материализовывать” подсознательные или ожидаемые образы, создавать как бы “вторичную”, или виртуальную реальность (“фактор Оз”). Образы эти затем воспринимаются обычными органами чувств и нередко ошибочно интерпретируются как внешние, порождённые окружающей средой.
В каких случаях очевидцы и исследователи сталкиваются с продуктами человеческой психики (индивидуальных сознательных и бессознательных процессов, а также “коллективного бессознательного”), в каких — с объективно существующими феноменами, не зависящими от сознания наблюдателей? Кто ответит на этот вопрос?

* * *

Так выглядят “аномальные явления” с нашей точки зрения, которая, сформировавшись однажды под влиянием различных источников и, в первую очередь, нашего собственного опыта, мало изменилась за последние семь-восемь лет. Мы множество раз, будучи людьми, настроенными весьма и весьма скептически, пытались опровергнуть сами себя, но так и не добились успеха в сём “достойном занятьи”. Менялись интересы, точки приложения сил и концентрации внимания, но пока удавалось отыскать только подтверждения или дополнения к тем или иным нашим идеям.
Собственно, не столько они и наши — скорее, это идеи, которыми люди пользовались на протяжении многих сотен и тысяч лет. Мы же, подобно Тому Летбриджу, просто пытаемся “перевести” их на современный язык. Может быть, идеи эти, и в самом деле, отвечают какой-то части истинного положения дел? Хотелось бы верить...

Геокристалл Гончарова-Макарова-Морозова для Европы.Геокристалл Гончарова-Макарова-Морозова для Европы.

На схеме представлены результаты трассировки полетов НЛО типа "ночные огни" в одном из геоактивных районов Московской области. АЭННа схеме представлены результаты трассировки полетов НЛО типа "ночные огни" в одном из геоактивных районов Московской области. Для того, чтобы построить эту схему, мы проанализировали сообщения и собственные наблюдения в этих местах с середины 80-х до 1995г. Одновременно мы нанесли на схему зарегистрированные места посадок и низких зависаний НЛО, контактов 3-го рода и близких(массовых) наблюдений аномальных явлений. Кроме того, мы попытались проложить и лей-линии - примерно так, как предлагал это делать А.Уоткинс. О результатах вы можете судить сами. АЭН

Связь лей-линий и мест наблюдения аномальных явлений по результатам исследований П.Деверё, опубликованным в журнале The Ley Hunter.Связь лей-линий и мест наблюдения аномальных явлений по результатам исследований П.Деверё, опубликованным в журнале The Ley Hunter.

Расположение основных зон разломов ортогональной системы на территории бывшего СССР. См. Ткаченко О. "Изумрудная скрижаль" планеты Земля.- Аномалия. - 1997г. - №3-4. - С.19.Расположение основных зон разломов ортогональной системы на территории бывшего СССР. См. Ткаченко О. "Изумрудная скрижаль" планеты Земля.- Аномалия. - 1997г. - №3-4. - С.19.

Вот такая четырёхметровая "травка" растет в зоне. В норме наиболее крупные дальневосточные экземпляры этого вида достигают высоты 2,5-3 м. АЭНВот такая четырёхметровая "травка" растет в зоне. В норме наиболее крупные дальневосточные экземпляры этого вида достигают высоты 2,5-3 м. АЭН