Гороховый суп в "тарелке"("Аномалия" №4 1991)

Что и говорить, даже в наш богатый сенсациями век приключения, выпавшие, если верить молве и новому орловскому изданию "Невероятный мир", на долю крестьянина А.К.Скребкова ("Аномалияи" 3-91) из ряда вон выходят. Шар спускается с небес... Полет неведомо куда... Беседы с небожителями... Встреча с сыном, погибшим в результате автокатастрофы... Где здесь правда, где вымысел, где реальные события и где галлюцинации? В поисках ответа на эти и другие вопросы собственный корреспондент ТАСС по Орловской области и редактор "Аномалии" отправились в село Криволожка, к Александру Кузьмичу Скребкову. Какие впечатления вынесли они от встречи с "небесным странником"? Предлагаем вниманию читателей два отчета, подготовленные независимо один от другого.

Родилась сенсация или нет? Судить еще рановато. Некоторые детали заставляют разочаровываться, а некоторые - верить. Орловский крестьянин столько всего нарассказывал, что трудно сразу же отделить зерна от плевел. Как бы там ни было, но слушать его хочется, и верить тоже хочется. В том смысле, что мир познаваем, но еще, увы, не познан. Может быть, именно Скребков положит свой кирпичик в вечно сооружаемый храм познания и хоть на микрон приблизит нас к разгадке феномена НЛО?

Рассказ Александра Кузьмича в общих чертах повторял то, о чем уже было написано. Но меня привлекли два обстоятельства. Первое: подробное описание как наружной части "тарелки", так и ее внутреннего устройства. Кроме того, схожесть - насколько мне известно - облика "криволожских" инопланетян и нарисованных некоторыми другими контактерами, живущими за тысячи, а иногда и многие тысячи километров от Криволожки. По-моему, это было похоже на правду.

Пусть простит меня Александр Кузьмич, но я с особым вниманием рассматривал его горницу: не лежат ли где стопы литературы по уфологам, из которой он мог бы позаимствовать все те сведения, которые преподнес нам как свои? Нет, скромная деревенская изба, где в сенях греется молочный теленок да возятся крошечные ягнята, небольшая с низеньким потолком светелка, никак не похожая на библиотеку. Да и сам он, выросший в русской глубинке, не походил на эдакого ученого мужа. Крестьянин как крестьянин. Значит, тут для лжи вроде бы места не было.

Но вот второе обстоятельство меня обескуражило: очень уж лихо рассказывал Кузьмич о своих похождениях, точнее, полетах. Настолько лихо, что местами перехлестывал через край - по крайней мере, мне так казалось. Поделюсь сомнениями с читателями "Аномалии".

Устройство самого "корабля" описано так красочно, что у меня, не бывавшего, естественно, в беспределах Космоса, просто дух захватывало. Широкие коридоры, красивые люди, точнее, души людей в человеческих образах, улицы городов с длинными домами, его свидания с духами-друзьями, которые узнали в нем соплеменника, жившего много веков назад. Они даже вспомнили, как звали его там, в "параллельном" мире, где селятся души всех людей и где, вероятно, поселятся и наши, когда придет черед уходить в мир иной...

Вроде красочно и правдиво, но я все же усомнился. Впрочем, как не сомневаться, когда слышишь не то небывалую правду, не то правдоподобную небывальщину?! К примеру, такая вот деталь. Захотелось Александру Кузьмичу красной и черной икры. Попросил у красивой женщины, одетой в голубое платье, и желаемое тут же появилось на тарелочках в маленьких чашечках. И по сей день вкус икры остался на губах. Кузьмич для убедительности даже облизал губы: до сих пор соленым отдает.

Или вот еще. Подошло дело к обеду, и Кузьмичу предложили гороховый суп. Пожалте, вот он дымящийся, ароматный. "Но я есть его не стал", - скажет после "полета" Скребков. Настораживают и еще два сюжета - с туалетом необыкновенной красоты и чистоты, но таким же, как на Земле, и с пояском от желтого платья, который подарила ему женщина-дух. После возвращения Кузьмич повесил пояс возле дома, и бесценная реликвия пропала...

Как расценивать все рассказанное Скребковым? Как мечту человека, всю жизнь прожившего вот в этой деревушке, среди прелестей русской природы, но так и не прикоснувшегося к атрибутам цивилизованного общества? Или, может быть, эти мечты и вызваны полетами наяву? Почему бы крестьянину - пусть всего с начальным образованием - не помечтать об иной жизни на исходе своей собственной? Хуже, наверное, когда такие, как Скребков и не мечтают вовсе. Но это уже из области эмоций.

Прощаясь с нами, Александр Кузьмич клятвенно обещал, что сообщит, как только договорится с инопланетянами об очередном, пятом по счету полете. Что ж, будем ждать.

Юрий ЛИХОПЕК, корр.ТАСС
Криволожка. Орловская область