Важно!

Уфология в Поднебесной, или История исследований НЛО в Китае

Zhou Xiaoqiang, Beijing UFO Research Society
Чжоу Сяоцян, Пекинское общество уфологических исследований

Перевод Константина ШУВАЛОВА.

От переводчика:
Прошу учесть, что текст был написан несколько лет назад и с тех пор ситуация [в уфологии] в Китае несколько изменилась, но все же скорее "косметически", чем серьезно. Считайте, что информация в статье в достаточной степени отражает реальное положение дел.

АРХИВ Поживу-ка я в смерти... ("Аномалия" №4 1991)

Есть у Андрея Платонова персонаж, который, пожалуй, несколько особняком стоит даже в череде его "сокровенных" героев. Это рыбак Митрий Иванович, "который многих расспрашивал о смерти и тосковал от своего любопытства". Смерть он видел как другую губернию, расположенную под небом, и она его влекла. Ему страсть хотелось "пожить в смерти" и вернуться...

Платоновский герой вспомнился мне, когда мы возвращались из занесенной снегом, забытой людьми, но не Богом Криволожки. "Взяли" мы это сельцо дворов в тридцать только с третьего приступа: снега не пускали. Спасибо Юрию Васильевичу Лихопеку, который поименно знает едва не всех колхозных председателей на орловщине: впереди нашего УАЗика пустили трактор, который и проторил нам дорогу до самой избы А.К.Скребкова. Это коротенькое дорожное отступление - отнюдь не для "красоты слога", как говаривали в старину, а для более полного представления о том, в какой глубинной глуши притулилась Криволожка, ставшая объектом внимания небожителей. А теперь непосредственно к делу.

Должно быть, у читателя, знакомого с предыдущим номером "Аномалии", об Александре Кузьмиче сложилось впечатление как о дремуче темном селянине. Во всяком случае, он сам сказал о себе: "Неграмотный, забитый мужик". Как бы не так, "неграмотный и забитый". Если к понятию грамотный подходить сугубо формально, то допускаю, что в написании слова, например, "социализм" Скребков сделает три-четыре ошибки. Это, однако, не помешало ему попытаться стать внештатным корреспондентом районной газеты, да не заладилось, причем не из-за грамоты. "Въедлив больно, прямо до склочности", - отзыв давно его знающего человека. Где уж тут "забитый"! Язык у Скребкова подвешен явно неплохо, за острым и метким словцом он в карман не лезет.

К чему эта характеристика? Прочитав публикацию в "Невероятном мире", я решил было, что выдумать всю историю Скребкову не по силам. А вот после беседы с Александром Кузьмичом уверился: это ему вполне по уму. Выдумал или нет - вопрос отдельный.

Совсем не случайно мне платоновский рыбак вспомнился. Ему смерть казалась соседней губернией, а вот Скребков побывал не то в загробном царстве, не то еще где, да только мало там что отличается от его родной Криволожки. Большой зал со столами и "раздаточными окнами" - ну чем не колхозная столовая в центральной усадьбе? Да и кормят там, в неведомом - "гороховым супом", которым дома старуха чуть не каждый день потчует, надоел. Александр Кузьмич от горохового варева отказался и попросил икорки - о чем еще может мечтать мужик из российской глухомани? Получил целую тарелку, ел с аппетитом.

Потом любопытство одолело: а какие у них отхожие места? Хоть и не приспичило, а попросился и все оглядел: нужник как нужник. В спальных помещениях кровати как кровати.

Летала с ним еще одна девушка из Орловской области, так ей небожители "теплые сапожки справили" - на грешной-то земле студено. Да и сам Александр Кузьмич, оказывается, без сувенира не остался: "женщина-доктор" подарила ему пояс от своего платья...

При этих словах Скребкова сердце у меня не захолонуло от близкой вероятности взять в руки образец внеземного ткаческого или какого там искусства: отнюдь не будучи ясновидящим, я был уверен, что с пояском наверняка вышла какая-то незадача. Например, коза сжевала или старуха у проезжих цыган на более надобную вещь променяла. Все оказалось проще: "Я тот поясок-то на изгородь повесил, кто-то его и унес". Эх, знал бы ты, Александр Кузьмич, что во всем мире нет еще ни единой вещицы, которая от небожителей-инопланетян попала в руки человеческие, так берег бы тот поясок пуще обоих глаз своих...

Да, история со Скребковым не укладывается - скажем несколько обтекаемо - в сложившуюся из десятков и сотен случаев схему контакта. Прежде всего настораживает сугубая обыденность, "приземленность" сцен и явлений, происходивших как будто в Космосе. Впрочем, не будем забывать о том, что контакт происходил "в форме, доступной гостю". Далее. Подавляющее большинство свидетелей после аналогичных, контактов полностью или частично теряют память о происшедшем и восстанавливают картину случившегося лишь под гипнозом, да и то не всегда. Александр Кузьмич же помнит все так, будто побывал у кума в гостях: и сколько окон было, и кто во что одет, и чем угощали, и какая мебель в комнатах. Хочу подчеркнуть: реакция Скребкова нетипична, но это еще не значит, что ничего необычного с ним не произошло и все-то он выдумывает.

А.К.Скребков сбился с уверенного тона, пожалуй, лишь однажды, когда мой коллега Ю.В.Лихопек выманил у него обещание дозвониться хоть за день до следующего визита в Криволожку гостей в "сплюснутом шаре". Если такое случится по весенней распутице, Юрий Васильевич на вертолете прилетит...

"Неграмотный и забитый" Александр Кузьмич, как представляется, готов отнести себя к личностям незаурядным, отмеченным. В разговоре у неге проскальзывает некий обыденный пафос: "Женщины помидоры собирали, шар какой-то видели. Должно, это я летел". И уж в одном он явно лукавит: ему предложили дар врачевания, а он от него отказался. Всеобщее врачевательское поветрие не минуло и его, он кратко изложил нам свою методу лечения, по которой избавил жену не то от язвы желудка, не то от какой-то другой болезни. На диване рядом с ним лежал раскрытый журнал со статьей о Джуне Давиташвили...

Теперь читатель "Аномалии" знает о "потусторонних" странствиях Александра Кузьмича практически все, что известно и нам. И потому вправе сделать свой собственный вывод о том, что же произошло в действительности - если и впрямь что-то произошло - в глубинной орловской деревне Криволожка. Контакт с неведомым нам Разумом? "Искренняя" галлюцинация или столь же искренняя попытка "на старости лет в люди выбиться", как отозвался обо всей этой истории один местный колхозный руководитель? Фантастическое месиво, в котором зерно истины теряется в потоке наведенных извне или спровоцированных изнутри эмоций? Попытка бывшего "первого парня на деревне" избавить себя и соседей от опостылевшей обыденности? Или - невероятная правда? Вопросы, вопросы, вопросы...

Сергей БУЛАНЦЕВ
Криволожка - Москва