О воздействии музыки на человека

(Различия в восприятии человеком музыки в искусственной и естественной среде обитания)

Выступление на XVIII Зигелевских Чтениях, 21 марта 1999 г.

Ни для кого не секрет, что музыка занимает немаловажное место в нашей жизни. Но обычно мало кто отдаёт себе отчёт в том, что, она предназначена не только для развлечения и воспитания. Музыка также обладает способностью оказывать заметное воздействие на психоэмоциональное и физическое состояние человека.

Приведём некоторые данные из истории.

Еще в глубокой древности было известно, что звуковые колебания (и, в частности, музыка) способны оказывать эффективное лечебное или болезнетворное воздействие на человеческий организм и психику. Пифагор, которого, помимо прочих лестных титулов, называют “первым музыкотерапевтом”, создал целую методику такой терапии и успешно применял её. А в парфянском царстве (III в. до н. э.) был выстроен специальный музыкально-медицинский центр. Одной из самых страшных в Средние Века считалась казнь “под колоколом”, когда приговоренного помещали под большой колокол и ударяли в него. Ещё одним пугающим примером использования звуковых, точнее, ритмических колебаний была широко известная казнь с использованием капающей на голову или рядом воды.

Музыка и, в особенности, ритм широко использовались при проведении обрядов и иных культовых действий. Достаточно ярким примером этому может служить шаманская практика, известная у разных народов мира. Специально подобранные и отшлифованные опытом поколений ритмичные удары шаманского бубна способствовали вхождению в особые состояния сознания как самого шамана, так и зрителей-участников.

Исследования немецкого врача Франка Морелля (70-е гг. нашего века), продолженные группой российского учёного Ю. Готовского, подтвердили возможность использования звуковых колебаний в лечебных целях. Московский центр восстановительного лечения детей с бронхолёгочной патологией под руководством М. Лазарева уже в течение нескольких лет успешно применяет музыку для благотворного воздействия на внутриутробное развитие ребёнка.

Для того чтобы объяснить механизм воздействия музыки на человеческий организм, необходимо рассмотреть, как человек воспринимает звук. Звуковые колебания воспринимаются либо через органы слуха, передающие полученную информацию в особые участки мозга, либо колебания определённой частоты напрямую воздействуют на функционирование отдельных органов и организм в целом. В первом случае мозг, в зависимости от полученной информации, направляет органам сигналы, возникающие под её влиянием. Во втором случае механизм воздействия звуковых колебаний следующий. Каждый орган работает в своём особом режиме, биоритмы работы любого здорового органа лежат в определённом диапазоне частот, общем для подавляющего большинства людей. Например, частота работы сердца и гладкой мускулатуры внутренних органов близка к 7 Гц. Альфа-режим работы мозга – 4 – 6 Гц. Бета-режим – 20 – 30 Гц. При совпадении или приближении частоты звукового колебания к частоте биоритмов того или иного органа возникает хорошо известное всем явление резонанса (усиление колебаний) или антирезонанса (подавление колебаний). Возможны также случаи так называемого неполного резонанса (частичного совпадения колебаний).

Но, как бы там ни было, орган начинает работать в непривычном и дисгармоничном для него ритме, что может привести к развитию патологии как этого органа, так и всего организма в целом. Человек слышит звуковые колебания в среднем с частотой от 20 Гц до 20 КГц. Выше этого диапазона начинается область ультразвуковых колебаний, но прямое воздействие на организм оказывают в основном колебания от 2 до 10 Гц. Помимо этого, следует отдельно перечислить ряд дополнительных факторов, которые также оказывают на наш организм своё влияние:

  1. Громкость звука (свыше 20 дБ появляются болезненные ощущения, а при 150 возможен летальный исход). Кроме того, усиление громкости может свидетельствовать о неосознаваемой потребности увеличить воздействие на организм вибрации определённой частоты, содержащейся в конкретном звукоряде.
  2. Шум. Особенно влияет так называемый “белый шум” (фоновый шум). Его уровень, который составляет примерно 20 – 30 дБ, безвреден для человека, так как является естественным. Любой шум достаточной интенсивности и длительности воздействия может привести к снижению слуховой чувствительности различной степени.
  3. Продолжительность воздействия звуковых колебаний.

Нельзя забывать и о том, что музыка и любой звук вообще действуют не только как факторы физические, – то есть как определённой частоты колебания, – но и содержат (или, по крайней мере, предполагается, что содержат) своеобразный психоэмоциональный ассоциативный ряд. Конечно же, он также может воздействовать на человека. Он это и делает.

Итак, музыка оказывает воздействие одновременно по нескольким направлениям. От анализа психоэмоционального ряда мы позволим себе воздержаться, поскольку такая работа требует значительного времени и отдельного большого исследования с привлечением специалистов-психологов и психотерапевтов. Предметом дальнейшего нашего обсуждения будут исключительно низкочастотные ритмические колебания.

Они проявляются в ритме (или темпе) музыки, то есть в количестве ударов (тактов) в минуту. Так, ритм вальса составляет около 50-80 ударов в минуту, иными словами около 1 Гц. Музыка, предназначенная для релаксации и медитации, имеет гораздо более медленный ритм. Рок-н-ролл и родственные ему музыкальные формы имеют около 120 ударов в мин, то есть около 2 Гц. Впрочем, в последнее время всё большее распространение получают музыкальные направления, где частота ударов в мин достигает 240, то есть приближается к 4 Гц. Образно говоря, она – прямой удар непосредственно по мозгу (недаром такую музыку слушают именно, извините за выражение, с целью “сноса крыши”), по желудочно-кишечному тракту. Профессиональным заболеванием немалого процента среди эстрадных музыкантов является язва желудка, возможно, связанная обсуждаемыми параметрами музыки. Также эта частота затрагивает сердечно-сосудистую, иммунную и нервную системы.

К слову сказать, ощущения, возникающие при прослушивании такой музыки, аналогичны тем, которые вызывает алкогольное и наркотическое опьянение. Впрочем, в древности также была широко распространена практика “ритуального опьянения”, и это лишний раз напоминает нам о неоднократно выдвигавшейся многими исследователями идеи: сама музыка имеет ритуальное происхождение, а потом уже она становится светской, сугубо утилитарной. Архаические ритмы постепенно как бы “возрождаются” в современных музыкальных жанрах и направлениях, но утрачивают при этом своё первоначальное содержание. В итоге получается так, что человек входит в транс, но за этим не следует собственно того, ради чего некогда это делалось. Казалось бы, возникает своего рода диссонанс между физиологической и психологической реакциями человека. Культовые ритмы, утратив своё священное наполнение, стали своего рода наркотиком, о чём и было уже сказано. Не правда ли, любопытный пример духовной деградации, которую не могут заменить ни достаток, ни культурный и образовательный уровень?

Однако почему всё же человек слушает опасную для здоровья и психики музыку, тянется к ней? Попробуем вчерне разобраться…

Количество её поклонников гораздо выше в современных городах. С одной стороны, именно в городах выше плотность населения и более развита информационная система. Но с другой стороны, не исключено, что причина кроется в самом ритме городской жизни, протекающей среди постоянного стресса, в облаках электромагнитного смога, агрессивном шумовом загрязнении.

Неудивительно, что человек, родившийся и выросший в агрессивной или изменённой среде, становится своеобразным мутантом – не обязательно биологическим (хотя – кто его знает?), но мутантом на психологическом, эмоциональном и т.п. уровнях. Искусственная, агрессивная, ритмически, энергетически и Бог весть, чем ещё чуждая среда обитания становится для него нормальной.

Не потому ли, кстати, так любят оказавшиеся на природе горожане включать на всю мощность магнитофоны с той же разрушительной, но привычной для них фонограммой? Представьте себе фантастическую ситуацию, когда человек всю жизнь носил очки какого-либо определённого цвета, а потом неожиданно снял их. Многообразный и многоцветный мир покажется ему “неправильным”, “патологическим”, и человек волей-неволей будет стремиться вновь найти очки – и именно те, которые приведут его видение реальности в привычное состояние.

Возникает ещё одно соображение, имеющее пока сугубо гипотетический характер:

Если организм человека привыкает к определённому внешнему ритму, если внутренние ритмы организма “подстраиваются” под него, то в случае какого-либо ритмического же дисбаланса, он как к лекарству бессознательно тянется к музыке, которая приводит организм в привычное для него, пусть даже изначально нездоровое состояние.

Отторжение же традиционных музыкальных форм наступает отчасти потому, что они становятся “якобы вредными” для человека, поскольку возвращают его организм в естественный, но уже забытый режим бытия.

Есть ли способы выйти из этого порочного круга? Они очевидны. Надо либо изменить образ жизни и условия существования (например, переехать в деревню), либо прекратить слушать патогенную музыку, либо и то, и другое вместе. Вполне естественно будет предположить, что наиболее эффективным будет именно последний вариант.

В качестве своеобразного подтверждения этому могут служить некоторые наблюдения за изменениями музыкальных пристрастий участников полевого эколого-этнографического лагеря в 1995 – 1998 годах. Вот это достаточно важно: происходит как раз та самая смена привычной среды обитания. То есть человек (большинство из них) оказывается в экстремальной ситуации, а тут появляется та самая музыка, которая приводит в чувство или позволяет человеку этой ситуацией управлять. Это не для аудитории, а для “въезжания” в хитрые штучки.

Эти наблюдения позволили сделать некоторые предварительные выводы, которые были подтверждены в ходе специального опроса. Вот его результаты:

Большинство (70%) участников призналось в смене музыкальных пристрастий в сторону музыки с более медленным темпом, чем у той, которую они слушали прежде.

Такое же число опрошенных стало слушать музыку более низкой громкости.

У половины опрошенных наблюдается тенденция к прослушиванию музыки с более медленным темпом, но той же громкости, что и обычно.

Отмечено также некоторое изменение “жанровых пристрастий” в сторону их расширения, впрочем, его обсуждать мы не будем.

Результаты опроса позволяют сделать предположение, что изменение условий проживания и психоэмоционального состояния заметно влияют на музыкальные пристрастия человека. Причем вкусы меняются в сторону более благоприятной для здоровья, “гармонической” музыки. Именно это выражается в замедлении ритма (темпа) и в понижении громкости музыки.

Однако говорить о справедливости сделанного вывода со стопроцентной определенностью едва ли будет правильно. Немалая часть опрошенных (почти треть) не была знакома с той музыкой, которую они начали слушать в лагере.

Впрочем, если верить утверждению французского музыкотерапевта А.М. Недёвой (Вестник МИКА, статья “О гармонизации информационного биополя с помощью музыки в пространстве Козырева”), подобная ситуация лишь увеличивает благотворный эффект, но этот аспект влияния музыки на человека малоизучен.

По большому счёту рано говорить о существовании чёткой взаимосвязи между музыкальными пристрастиями и изменением условий существования, поскольку любая патогенная музыка была в нашем лагере практически устранена.

Однако уже те данные, которые были получены в результате опроса, позволяют говорить о том, изменение музыкальных пристрастий может свидетельствовать о несомненной пользе хотя бы периодической смены искусственной (городской) среды обитания на естественную. На природе не только улучшается здоровье, но меняется в положительную сторону психоэмоциональное состояние участников лагеря, а это, естественно, резко усиливает общий благотворный эффект.

Ещё несколько важных наблюдений и результатов обобщения работ различных исследователей.

Музыка с замедленным ритмом вовсе не обязательно должна оказывать оздоровляющее воздействие на организм. Скажем, так называемая “медитативная музыка” способна при длительном и регулярном ее прослушивании замедлить биоритмы человека и даже обмен веществ, а, в конечном счете, повысить внушаемость. Фактически именно здесь и кроется один из секретов воздействия многочисленных псевдооккультистских и псевдоэзотерических сект. Тщательный подбор специальной музыки – от медленной до экстремальной – облегчает воздействие на реальных и потенциальных последователей.

При этом следует помнить о том, что мы сознательно не рассматривали, не анализировали и не учитывали несомненное парапсихологическое воздействие музыки и ритма на психику и здоровье человека.

Воздействие звуковых колебаний и вибраций на организм человека настолько многопланово и малоизученно, что делать какие-либо определенные заключения о специфике воздействия музыки в естественной и искусственной среде обитания ещё рано. Можно, конечно, вспомнить исследования о влиянии разных видов музыки на растения и животных, но всё же нужны дополнительные изыскания. Необходимость такой работы вызвана также усилением в последнее время влияния неблагоприятных колебаний и вибраций, что превращает их в серьезную экологическую проблему. Именно это делает музыку одним из значимых экологических факторов.

Пока мы чётко понимаем только одно: для каждой музыки есть своё место и своё время. Запрещать слушать то и заставлять слушать другое – нелепо. Но всё же нельзя не помнить как о воздействии мелодии, ритма, частоты колебаний и громкости, так и о “скрытой”, духовной составляющей музыки. Наша, если угодно, генная память хранит знания об истинной роли некоторых музыкальных стилей и об их истинном содержании. Глупо от этого прятаться.

Софья Сиушкина