О контактах, контактерах и тех, кто их исследует ("Аномалия" №1 1994)

Татьяна Фаминская

Как начинается контакт? Чаще всего спонтанно: человек внезапно видит, слышит или ощущает нечто, что воспринимается им как явившееся извне.

Где начинается и продолжается контакт? Это занятный вопрос. На IV Зигелевских Чтениях (1991 г.) мы уже говорили о существовании так называемой системы энергоинформационного обмена планеты Земля. Эта система построена по принципу иерархии и состоит из каналов передачи информации и узлов – точек их пересечения и взаимодействия. И те, и другие мы называем значимыми элементами системы. Так вот, и по зарубежным (Пол Деверё), и по нашим наблюдательным данным, вероятность наблюдения аномальных явлений и возникновения контактных ситуаций существенно возрастает при нахождении человека в пределах значимых элементов системы, т.е. каналов и в особенности узлов, или в рамках пространства, контролируемого ими.

Нам представляется, что, если бы появилась возможность обследовать хотя бы несколько сотен точек возникновения и в особенности продолжения контакта доступными методами, в том числе биолокационным, указанные точки в большинстве своем совпали бы со значимыми элементами упомянутой системы.

Впрочем, и на основании той информации, которую нам удалось получить из литературы и от людей, оказывавшихся в контактных ситуациях, можно проследить следующие закономерности:

  1. Единожды возникнув, контактная ситуация возобновляется чаще всего тогда, когда контактер находится в том же месте, где осуществлялся первичный контакт.
  2. При первичном контакте, который чаще всего очень короток и мало информативен, контрагент указывает контактеру место (как правило, в дальнейшем постоянное) и время каждого последующего контакта.
  3. Контактер получает информацию о времени, месте, а иногда и «личности» контрагента от третьего лица.

Тот, кто выполняет условия контрагента, получает впоследствии массу самых разнообразных впечатлений. Бывают, впрочем, и «ложные вызовы».

В двух последних случаях четко прослеживается немаловажное значение двух факторов – времени и места вступления в контакт. Наш опыт показал, что место при биолокационном его обследовании оказывается «активным участком» – от кресла, имеющего постоянное местоположение в комнате, до геоактивной зоны типа М-ского треугольника.

Не останавливаясь подробно на массе факторов, приводящих к возникновению активного участка, отметим, что он характеризуется весьма высокой интенсивностью протекания в нем физических процессов и, в первую очередь, процессов энергоинформационного обмена – интенсивностью, меняющейся во времени. Очутившись в нужное время в нужном месте, сложнейшая система – человек – включается в эти процессы по принципу резонанса. Восприятие их человеком зависит от его индивидуальной чувствительности к тем или иным физическим воздействиям, а интерпретация воспринятого, форма восприятия – от преобладающего стереотипа мышления.

Современная психология выделяет три основных типа восприятия – аудиальное, визуальное и кинестетическое. Соответственно воспринятое воздействие при выведении его на сознательный уровень и последующей вербализации будет интерпретироваться как визуальное («вижу картинку»), аудиальное («слышу голос») или кинестетическое («ощущаю») либо, как чаще всего происходит, будет носить смешанный характер.

Мы не можем сказать, правомерно ли вычленение процессов энергоинформационного обмена из общей массы физических процессов, происходящих в пространстве, контролируемом активными участками. Ответ на этот вопрос – прерогатива в первую очередь физики. Нам представляется, что любой физический процесс – лишь частный случай информационного. Можем лишь отметить, что восприятие уже известных нам и хорошо изученных физических процессов может быть интерпретировано человеком как получение некой информации.

Так, существуют отечественные медицинские исследования, в которых показано, что воздействие на затылочную область человека постоянным кольцевым магнитом вызывает индивидуальные визуальные, аудиальные и даже кинестетические ощущения, порою вполне осмысленные и тем более яркие и реальные, чем больше мощность магнита (до 50 эрстед). А при перемещении магнита псевдоизображения смещаются в псевдополе зрения в стороны, противоположные направлению перемещения магнита.

Необходимо также отметить, что, поскольку одни и те же функциональные участки мозга разных людей имеют разнящиеся друг от друга индивидуальные частотные характеристики, то и образы, возникающие при воздействии, окажутся несхожими. Поэтому истинное содержание информации может не иметь ничего или иметь мало общего как с формой, в которую она облекается, так и с ее интерпретацией самим контактером – интерпретацией, которая весьма сильно зависит от личностных особенностей последнего.

Возможно, именно этим объясняются случаи изложения несхожих версий воспринятого при одновременном участии в контакте нескольких человек.

Анализируя некоторые особенности пси-контактов, можно с определенной степенью условности подразделить их на две основные подгруппы: контакты пассивные и активные.

При пассивном контакте контактер внезапно осознает, что видит или слышит нечто, что по содержанию как бы чуждо его мыслям, интересам и устремлениям, т.е. диссонирует с основной, скажем так, «линией жизни» контактера. Например, это – описание закономерностей каких-либо физических или социальных процессов, философская сентенция и т.п. Человек удивляется, реже – пугается, кричит «Чур меня». Такой контакт, как правило, единичен, не имеет или почти не имеет продолжений и рассматривается нами как типичный случай спонтанного резонансного подключения человека к информационному потоку.

Во втором случае, начавшись спонтанно, контакт продолжается и возобновляется в диалоговом режиме. Такая контактная ситуация создается тогда, когда первые моменты контакта окрашены положительными эмоциями контактера – любопытством, радостью, восторгом; как минимум, заинтересованностью в продолжении получения информации. В этом случае заинтересованность играет роль фактора подстройки, поддержания, а то и возобновления канала связи, для чего иногда достаточно бывает вспомнить «ключ»: состояние, эмоцию, слово, образ... Эту группу контактов можно, в свою очередь, подразделить на две подгруппы: контакты безличные и персонифицированные.

При безличных контактах контактер в ответ на сформулированный его сознанием, а то и подсознанием вопрос получает спокойный, безэмоциональный ответ, интерпретируя его в зависимости от преобладающего типа восприятия и уровня индивидуального развития. Контактер обычно говорит: «Я увидел...», «Я услышал», «Я почувствовал, вдруг понял...» – без ссылки на реквизиты контрагента.

При личных, персонифицированных контактах контрагент представляется как «Я» или «Мы», уточняет, кто именно «я» или «мы» и часто дает «обратный адрес»: Венера, Плутон, планета Трон, Орион и т.п. Рассказывая о них, контактер говорит: «Он (они) мне сказал, показал...», персонифицируя контрагента.

Впрочем, при персонифицированных контактах нередка ситуация, когда контрагент, сразу представившись и обращаясь к человеку «Ты» или «Вы», активно понуждает последнего к возобновлению и продолжению контакта, буквально навязывает контактеру информацию о событиях прошлого, настоящего и будущего, чаще – информацию нравственно-этического характера, и настаивает на том, чтобы тот активно нес ее «в люди».

Заметим, что такая информация, в том числе и та, что получена разными контакторами от источников с одинаковым обратным адресом», имеет весьма противоречивый, а часто – просто-таки взаимоисключающий характер.

Если пассивные и первую группу активных контактов можно трактовать как спонтанное резонансное включение в информационный поток или, как сейчас принято говорить, в некое информационное поле, с последующей подстройкой или без нее, то активные контакты второй подгруппы во всем их разнообразии заставляют вспомнить и о телепатии, и о коллективном бессознательном, и об информационно-распределительных структурах Ю.А.Фомина, и о психотронном оружии, – словом, о многом, включая нечистую силу, магию и Гермеса Трисмегиста.

Именно в этих случаях формируется более или менее стабильный, подчас назойливый «канал связи», при наличии которого контактная ситуация может возобновляться вне связи с местом. И именно в этих случаях человек-контактер чаще всего попадает в медиумическую психоэмоциональную зависимость от контрагента, сходную со спиритической. Поэтому к передаваемой контактором информации, полученной в ходе такого рода контакта, в лучшем случае следует относиться крайне осторожно, критически, в худшем – привлекать специалистов для избавления контактера от зависимости. И уж, во всяком случае, не следует столь доверчиво, как это подчас происходит, принимать за истину в последней инстанции обратный адрес контрагента.

Попробуем внимательно прочитать опубликованные в разных печатных изданиях литературные отчеты различных исследователей, занимавшихся контактерами или побывавших в контактных геоактивных зонах, в той их (отчетов) части, что касается сугубо телепатических контактов. Часто ли встретишь там сомнение в том, что контрагент – инопланетный разум? Увы...

Несколько лет назад в газете «Комсомольская правда» появилась сенсационная по тем временам публикация под названием «Летающая Лела». Все о том же – о контроле чуть ли не с рождения над маленькой девочкой и последующем обучении ее премудростям инопланетных наук... Мы располагаем распечаткой магнитограммы опроса (проведенного мною и А.Б.Петуховым) этой девочки, точнее – многословного рассказа ее мамы о контакте дочери. Сколько же там несуразностей, несообразностей и прямых противоречий! Да, на наш взгляд, девочка, действительно обладала на момент опроса определенными паранормальными способностями. Но... Если за нею и вправду стоит иной, нечеловеческий разум, должен же он обладать логикой! – пусть отличной от нашей, но логикой? А тут... «Марс красный, потому что он весь покрыт фосфором...»

Кто знает, какой шутник-контрагент объявил себя представителем разума планеты Трон? Но, так или иначе, название «планета Трон» появилось на страницах печати – и пошли косяком сообщения контактеров об их контактах с разумом именно этой гипотетической планеты...

Бывают случаи, достойные пера Зощенко. Так, около двух лет назад ко мне обратился представитель самодеятельной группы исследователей АЯ с предложением принять участие в расследовании случая контакта, выражающегося явлениями звукового полтергейста. Анализ той части контактной информации, что сообщили мне мои коллеги, и отдельных моментов поведения контактера (с которым мне так и не довелось встретиться лично) заставили сказать: «Ищите человека или группу людей».

Через две недели выяснилось, что «контактер» оказался... чревовещателем с богатейшим воображением. Он оттачивал свой редкостный дар на моих коллегах, мороча им голову в течение нескольких месяцев! И этот курьез, увы, не единственный в нашей практике.

Не касаясь подробностей содержания контактной информации, отметим, что она часто облечена в наукообразную форму, носит характер предостережения, содержит элементы наставления человечества на путь истинный и иногда указывает на конкретные события будущего или на факты и явления, достоверность существования которых на момент получения информации и позже проверить трудно или невозможно.

Эта информация по большей части не содержит в себе ничего принципиально нового, что не входило бы в сумму знаний и представлений человечества, а предсказания конкретных событий чаще всего оказываются ложными. Так, например, не началась (и слава богу!) в первой декаде ноября 1993 г. в нашей стране гражданская война, предсказанная Алексеем Приймой на основе контактной информации.

Впрочем, порою и предсказания, особенно частного характера, сбываются, и даже патентуются изобретения, описания которых, по словам их авторов, получены в результате контакта с иным разумом. Да и история знает достаточно примеров открытий, намного опережающих время. Но каков на самом деле их источник?

В этой связи хочется вспомнить о великолепных исследованиях доктора Р.Моуди. Если помните, многие «вернувшиеся» из состояния клинической смерти утверждали что «там» нет вопросов без ответов. Иначе говоря, где-то «там», словно в безмерной информотеке, хранятся знания обо всем, что было, есть, будет или может быть. Не логично ли предположить, объединяя различный опыт, что это и в самом деле так и что некоторые люди в определенных ситуациях получают выход к этим знаниям, не имея нужды переноситься для их получения «в мир иной»?

Все сказанное отнюдь не означает, что мы напрочь отрицаем принципиальную возможность пси-контактов человека именно с иным, в том числе инопланетным, разумом или вероятность их реализации в прошлом и настоящем. Более того, когда приходит человек и говорит: «У меня контакт», – мы в подавляющем большинстве случаев, за исключением сугубо клинических, не сомневаемся в том, что таковой действительно имеется.

Однако всякий раз при попытке идентификации контрагента всплывает в памяти знаменитое изречение Козьмы Пруткова: «Если на клетке с жирафом увидишь надпись «буйвол», не верь глазам своим». Так или иначе нынешняя ситуация с пси-контактами выглядит, на наш взгляд, следующим образом:

  1. На данный момент не существует обоснованных критериев, позволяющих с большой степенью достоверности дифференцировать контрагента в пси-контакте.
  2. Соответственно, в рамках УФОлогии отсутствует методика работы с теми, кто утверждает, что контактирует с представителями нечеловеческого, в том числе Высшего разума (клинические случаи не рассматриваются).
  3. Среди нас, насколько известно, к величайшему сожалению, нет эрудитов-универсалов, обладающих равно глубокими и обширными познаниями в столь различных отраслях знания, как физика, физиология, нейрофизиология, психология, социология, философия, история, биоэнергоинформатика, парапсихология, религиоведение и др.

Перечисленные соображения, в особенности отсутствие критериев дифференциации контрагента, являются, на наш взгляд, достаточно весомым аргументом в пользу того, что УФОлогия как таковая не должна специально заниматься пси-контактами, которые могут и должны стать предметом комплексного изучения в рамках названных выше дисциплин, включая нетрадиционные – кроме, отчасти, тех случаев, когда контакты возникают после реального наблюдения НЛО.

Более того, как нам представляется, неправомерно насильственное «притягивание за уши» таких контактов к УФОлогии, несмотря на их «инопланетное» содержание, и тем паче формирование соответствующего общественного мнения средствами массовой информации.

УФОлогия занималась, занимается и должна заниматься проблемой НЛО-объектов, а не «откровений», составляющих основное содержание пси-контактов такого рода.

Сказанное вовсе не означает, что отныне УФОлогам надлежит открещиваться, словно от нечистого, от той части контактной информации, которая имеет самое непосредственное отношение к УФОлогии, если таковая обнаружится. Ни в коей меpe! И задача специалистов, занимающихся изучением пси-контактов человека с тем, кто (или что) называет себя иным разумом, по собственной инициативе сообщать такую информацию УФОлогам, даже если контакторем занялась психиатрия, – дабы не выплеснуть с водою ребенка.

А наиболее разумным выходом явилось бы создание групп комплексной экспертизы пси-контактов с инопланетным содержанием при ведущих уфологических объединениях.