Важно!

Уфология в Поднебесной, или История исследований НЛО в Китае

Zhou Xiaoqiang, Beijing UFO Research Society
Чжоу Сяоцян, Пекинское общество уфологических исследований

Перевод Константина ШУВАЛОВА.

От переводчика:
Прошу учесть, что текст был написан несколько лет назад и с тех пор ситуация [в уфологии] в Китае несколько изменилась, но все же скорее "косметически", чем серьезно. Считайте, что информация в статье в достаточной степени отражает реальное положение дел.

Тайны живой Земли. Глава 2. “Гиблые” и “святые” — сквозь тысячелетия ......

Тайны Живой Земли. Глава 2. “Гиблые” и “святые” — сквозь тысячелетия ......

Вместо предисловия ......
Глава 1. Интродукция с ретроспекцией ......
Глава 2. “Гиблые” и “святые” — сквозь тысячелетия ......
Глава 3. Чудеса в решете, или Загадочные сетки и разрушительная энергия ......
Глава 4. “Ходят тут всякие...”, или Люди и зоны ......
Глава 5. Вышел “месяц” из тумана ......
Глава 6. Раз тарелка, два “тарелка” ......
Глава 7. Шутки в сторону, или соизмерение несопоставимого ......
Глава 8. И пока последняя ......
Постскриптум ......
Приложение. Близкий контакт третьего рода, Обладающий свойством энциклопедичности ......
Литература ......

Пригорки и полянки. — Есть ли смысл в туристских байках? — Архитектура и сырое мясо. — Откуда берутся сюжеты “фэнтези”. — История, которую пишут не историки, или Мегалиты и “волшебная палочка”. — Геомантика: по странам и континентам. — Ян и Инь как зеркало земных энергий. — Что умеет вода. — Невидимые прямые дороги. — Магия “особого” места.

Допустим, что древность была седой, но она оставила нам забавные вещи.
Э. фон Деникен, “Воспоминания о будущем”

Чем-то великим и трудноуловимым кажется место.
Аристотель

[toc]

Мысль о том, что взаимоотношения земной поверхности и человека неоднозначны, думается, не нова, но порождает множество вопросов. Почему испокон веков люди избегали “проклятых”, “гиблых”, “заколдованных” мест и, наоборот, строили капища и храмы в местах, слывших “благословенными”, “святыми”?
Чем же отличались друг от друга подобные места — лужки, опушки, пригорки, долины и пустоши?
Многим из тех, кто часто бывает на природе по долгу службы или по влечению сердца, наверняка знакомо беспричинное, казалось бы, чувство страха, дискомфорта или беспокойства, что возникает порою на той или иной поляне, на краю лесного овражка, около забытого Богом озерца или болотца, а то и в голой степи. И если неуютность соседства с болотцем можно хоть как-то объяснить, с остальным несколько сложнее. В то же время другое, ничем не примечательное, на первый взгляд, местечко вызывает ощущение душевного подъёма, лёгкости, эйфории.
Ну, как тут не вспомнить легенды, бывальщины, всевозможные байки о “заколдованных холмах” и “чёртовых кладбищах”, которые так любят рассказывать заезжим гостям старики, да и не только старики, наверное, по всему свету, там, где информационные блага нашей современной цивилизации ещё не окончательно вытеснили прочь многовековые народные традиции.
А сколько подобных рассказов бытует среди туристов, охотников, путешественников... “Да ну, байки и есть байки!” — скажет кто-то. Однако...
Однако, если очень внимательно полистать старинные летописи, сборники легенд, преданий и сказок, древние описания магических ритуалов, не говоря уж о всевозможных пособиях по “высшей”, “практической” и “древней” магии, что столь обильно тиражируются ныне, невольно обращаешь внимание на то, сколь большое значение придавали наши пращуры “правильному выбору места”.
Любопытный выясняется факт: оказывается, даже в не столь отдалённом прошлом выбор места для устройства капища или возведения храма, для проведения тех или иных магических обрядов, для закладки поселения, города и даже отдельно взятого дома, как то было заведено издревле, осуществлялся очень тщательно и порой являл собою весьма сложное действо.
При этом, заметим, отнюдь не только наличие или, напротив, отсутствие водных источников, земель, пригодных для обработки или использования под пастбища, определяли выбор. Были и другие, не столь явные, но весьма значимые признаки “качества” места, хорошо знакомые нашим предкам и прочно забытые нами в нашем безудержном стремлении “подчинить” себе Природу. Именно ими руководствовались знатоки и хранители традиций, решая, где людям селиться, а где молиться, где сеять рожь, а где сажать репу.
Вот, например, канонический десятитомный трактат знаменитого древнеримского строителя и архитектора Марка Витрувия Поллио “De Architektura”. В нём рассказывается, в числе прочего, и о том, как правильно выбрать место для постройки города. Для этого следовало на избранном для закладки будущего города месте устроить пастбище. По прошествии некоторого времени животных забивали и тщательно исследовали их внутренности. Если у большинства из них оказывалась поражённой печень, выбранное место считалось “нездоровым”. Необходимо было искать другое место.
Ещё один способ, на этот раз наш, славянский, заключался в том, что по всей выбранной территории развешивали в воздухе на шестах куски свежего сырого мяса. В “плохих” местах мясо портилось быстрее...
Аналогичным образом выбирали места для строительства отдельных домов. Были и другие способы, в основе которых лежали сходные принципы. Если задаться целью поискать подобные способы, ну, например, среди примет и поверий, то окажется, что многие приметы и поверья у разных народов очень похожи и исполнены глубокого смысла и внутренней логики.
Вспомните: аист на крышу — счастье в дом. Сегодня мы знаем, что эти птицы селятся и вьют гнезда только на “хороших”, благоприятных и для человека местах. А вот муравьи, как выяснилось, возводят свои дома-муравейники на участках, непригодных для нашего с вами, скажем, полуденного отдыха.
Так или иначе, на протяжении веков и тысячелетий люди знали о существовании “плохих” и “хороших” мест, умели их находить и различать и считали, что каждое такое место обладает некими необычными, а то и вовсе волшебными свойствами. «Точка — это такое место, где человек чувствует себя счастливым и сильным... Хорошее место называется “точкой”, а плохое — “недругом”», — эти слова вкладывает в уста Дона Хуана К.Кастанеда. А вот ещё одна цитата:

“Хоть бы звёздочка на небе. Темно, и глухо, как в винном подвале; только слышно было, что далеко-далеко вверху, над головою, холодный ветер гулял по верхушкам дерев, и деревья... разгульно покачивались, шопоча листьями пьяную мовь. И вот завеяло таким холодом, что дед вспомнил и овчинный тулуп свой, и вдруг словно сто молотов застучало по лесу таким стуком, что у него зазвенело в голове. И будто зарницею осветило на минуту весь лес... Глядь, между деревьями мелькнула и речка, чёрная, словно воронёная сталь. Долго стоял дед у берега, посматривая на все стороны. На другом берегу горит огонь, и, кажется, вот-вот готовится погаснуть”.

Вы, надеемся, узнали бессмертную прозу Н.В.Гоголя, эпизод из его “Вечеров на хуторе близ Диканьки”, написанных на основе украинского фольклора. Быть может, всё это не только досужие фантазии богатых на выдумки людей...
Огромное количество преданий связано с волшебными свойствами “особых” мест Англии и других стран Европы: истории о заколдованных холмах, призраках, вратах в иные миры и по сей день будоражат воображение, заставляют учащённо биться сердце. Во многих графствах Британии эти истории рассказывают до сих пор; именно они нередко питают творческое воображение писателей, особенно работающих в жанре “фэнтези”. Что же стоит за ними? Какая реальность?
Первые шаги в современных исследованиях “особых” мест были сделаны в рамках археологии, но не только и не столько археологами, сколько людьми, которые, умея смотреть на вещи под необычным углом зрения, полностью оправдали высказывание Луи Повеля и Жака Бержье из “Утра магов” — книги, в которой, несмотря на всю её странность и явно “популистское” содержание, иногда попадаются на редкость удачные мысли: “До тех пор, пока археологией будут заниматься только археологи, мы не узнаем, была ли “ночь времён” в самом деле непроглядным мраком или сверкающим днём”.
В 20-х годах нашего века в Англии и Франции начались исследования мест расположения культовых сооружений (сакральных мест). Примерно в это же время археологи впервые, несмело и стыдливо, стали для работы на раскопках привлекать даузеров. И древнее искусство лозоходства (даузинг), уходящее своими корнями в каменный век, вновь оказалось на высоте. Именно даузерам удалось уточнить очертания крепости, которая, как полагают ныне, и есть легендарная резиденция короля Артура — Камелот, найти многие захоронения, восстановить трассы древних дорог, проложенных ещё римлянами. В результате совместной деятельности археологов и даузеров в этих странах почти одновременно и довольно неожиданно появились сообщения о том, что под мегалитическими сооружениями — как на континенте, так и на островах, — с помощью даузинга найдены скопления подземных грунтовых вод или поэтажно пересекающиеся водные потоки. Едва этот факт стал достоянием гласности, со всех концов Объединённого Королевства и из стран Европы буквально посыпались сообщения, подтверждающие его.
Что это: случайность или закономерность? Для чего предки наши, затрачивая немалые усилия, воздвигали мегалиты над местами скопления подземных вод? Для того, чтобы указать на наличие запасов воды на случай засухи либо ведения военных действий? Или с какой-то иной целью?
Для ответа на сей вопрос уместно вспомнить вот о чём: и в исторических хрониках, и в работах современных исследователей древних традиций, в том числе магических, постоянно встречаются прямые и косвенные упоминания о “священных” рощах, деревьях, источниках, камнях (камнях!), которыми наши предки отмечали “особые” места. Именно в таких местах — и только там! — должно было отправлять религиозно-магические обряды. Даже если обряд был семейным, в котором принимали участие всего несколько человек, и проходил в доме или во дворе, необходимо было отыскать “правильное” место для его проведения. Да и время проведения обряда определяли на основании расчётов, иногда довольно сложных, или назначали на основе освященных веками обычаев.
“Особые” места в магической традиции самых разных народов именовались “местами Силы” (позднее в Европе появится понятие “место средоточия оккультных сил”). Само название как бы указывает на то, что в таких местах находилось скопление некой “Силы”. Правильно используя и присоединяя её к собственной силе, маги и ведуны обеспечивали достижение цели колдовского ритуала.
Что за “Силу” имели в виду знатоки древних таинств? Каковы её составляющие? Возможно ли описать её в терминах современных научных представлений? А ведь она действительно была там, эта Сила — была и продолжает быть! Весь наш сегодняшний опыт свидетельствует в пользу представлений о присутствии могущественного и таинственного Нечто в пределах определённых участков земной поверхности и о возможности пассивного либо активного использования этого Нечто человеком.
В результате бурного развития религиоведения и этнографии в XIX-XX вв. исследователи получили немало свидетельств о существовании “особых” мест и необычных их свойствах. Свидетельства эти заставили многих учёных по-иному взглянуть на представления древних.
Не случись этого, быть может, и не были бы обнаружены водные жилы не только под мегалитами, но и под остатками древних капищ, под храмами, монастырями, часовнями. Средневековые монастыри, понятно, в большинстве своём были крепостями, в которых просто необходимо было иметь запас воды на случай долгой осады. Но храмы? Часовни?
А ведь под некоторыми из них сложная система водотоков явно была создана искусственно — как, например, под знаменитым Шартрским собором.
Что заставило средневековых строителей, — несомненно, посвящённых в некие тайные знания, — поступать именно таким образом? И как соотнести эту систему водотоков с тем, что любой храм (в особенности средневековый) есть символическая модель Вселенной, как она представлялась людям во времена его постройки; с тем, что каждый храм — неважно, адепты какой конфессии его возводили, — содержит в себе целую энциклопедию явных и скрытых знаков и символов, исполненных глубинного, не всегда понятного нам теперь смысла?
Удивительно, но наши собственные поиски и поиски наших коллег показали, что аналогичная закономерность характерна и для исследованных церквей и храмов России, — по крайней мере, для тех, что построены до XVII — середины XVIII веков. А в 1993 году московский исследователь А.Цыганов отыскал сходные образования и под буддийскими дацанами.
Вспомним и о том, что при смене верований и религий, при захвате чужих земель и их “обживании” захватчиками, которые нередко веровали в иных, чем побеждённые, богов, повсеместно наблюдалась одна и та же картина: прежние культовые сооружения подвергались разрушению и уничтожению, и возводились новые — но, чаще всего, именно на месте разрушенных старых! Только ли желанием продемонстрировать торжество “истинной” религии над “ложной” объясняется эта закономерность?
Нам представляется более логичным предположение, что в её основе, помимо, а, может быть, и прежде всего, лежало стремление воспользоваться “силой” этих мест.
Поэтому неудивительно, что многие современные храмы гордо возвышаются на останках забытых языческих капищ, а под ними, пробивая толщу земли и скал, незримая и таинственная, потаённо струится вода.
Вода — очень странная субстанция. Будучи, вроде бы, стопроцентной жидкостью, она обладает способностью в определённых условиях приобретать и проявлять свойства кристалла. Если верить эзотерическим традициям, вода является едва ли не наилучшим накопителем, хранителем и переносчиком “силы” (говоря современным языком — энергии и информации). Об удивительных свойствах воды известно с незапамятных времён, да и в наши дни писано немало. Вспомним: “живая” и “мёртвая” вода; “святая” вода; “крещенская” вода; “тяжёлая” вода; заговоры на воду; снятие порчи на воде (“отливание”); “активная” вода, заряженная целителем; вода, обладающая свойствами кристалла, полимера... И мы с вами, почти на 80 процентов состоящие из воды...
Быть может, именно свойством воды накапливать, сохранять и переносить энергию и информацию (“силу”) объясняется повсеместная “привязка” сакральных мест к местам её скопления.
Но ведь такое место необходимо было, прежде всего, найти, “выбрать”. Как, каким образом?
Будь у людей древности аналогичные современным знания и средства, с помощью которых можно было бы “видеть сквозь землю”, упоминание о них так или иначе сохранилось бы в культурном наследии человечества: ведь известно же нам о “виманах” — летательных аппаратах Древней Индии, на которых можно было перелетать “из земли в землю”, “из мира в мир”... Однако подобные упоминания отсутствуют.
Можно предположить, что люди, которые практиковали в те давние времена различные направления магии (а магией было тогда пронизано всё существование человека и мироописание, которым он пользовался), обладали, как теперь принято говорить, ярко выраженными экстрасенсорными способностями, то есть способностями выборочно улавливать информацию (энергию), реагировать на степень её “плотности”, определять её качество и особым образом взаимодействовать с ней. А поскольку вода — своего рода накопитель энергии и информации, следовательно...
Сознательное или неосознанное использование этих способностей могло быть одним из возможных путей поиска “особых” мест. Существуют, однако, и другие.
Поражаясь порой знаниям наших далёких предков, знаниям, многим из которых лишь сейчас находится объяснение, мы, хочешь не хочешь, приходим к выводу, что они не случайны. Ведь не могли же они быть случайными, если распространились повсеместно в прошлом! Распространились, служили верой и правдой людям, но с течением лет и веков оказались не то забытыми, не то отвергнутыми за “ненаучностью”.
Среди великого множества столь пренебрежительно отвергнутых нашей “рациональной эпохой” дисциплин были и так называемые мантики — гадания.
Сегодня “официально” принято считать, что любое гадание основано на суевериях. Возможно, это и верно: ну, скажите, как можно узнать будущее, созерцая расположение внутренностей только что зарезанного козла, баранью лопатку или парящего в небесной синеве ястреба?! Впрочем, известно немало достоверных случаев, когда сделанное подобным образом предсказание оказывалось, тем не менее, пророческим. Так что поостережёмся вешать ярлыки...
Одной из множества мантик была и геомантика — искусство предсказания по Земле. Иногда, особенно в старых книгах, можно встретить названия геомантия и даже геомансия, которые, признаться, кажутся нам не совсем удачными. Первое — из-за устойчивой ассоциации с геологическим понятием “мантия Земли”, второе — просто потому, что это неудачная калька с английской транскрипции того же слова.
Трудно даже предположить, когда и где геомантика появилась впервые. Если многие из мантик имели своего рода “национальность” (практика предсказания по рунам родилась, видимо, в Скандинавии или где-то поблизости, китайцы гадали на знаменитой ныне “И Цзин” — “Книге перемен”), геомантика была искусством в высшей степени интернациональным. Расцвет геомантики в Европе приходится на IX-XI вв., когда были написаны посвященные ей трактаты и даже поэмы, дошедшие до наших дней. Дань увлечению геомантикой отдали многие учёные мужи того времени.
Подобно другим традиционным магическим дисциплинам, геомантика имела две стороны: внешнюю и внутреннюю.
Внешняя включала в себя способы “угадывания” будущих событий по тем или иным связанным с землёй признакам или предметам, взятым от Земли. К таким способам относятся, например, гадание на песке (“пунктирование” и другие его виды), на камушках, причём эти гадательные атрибуты нередко следовало найти или специальным образом выбрать. Так, в Прииссыккулье (Кыргызстан), где гадание на камушках было весьма популярным ещё в начале нашего столетия, существовал такой обычай: человек, открывший в себе способность предсказывать будущее, должен был пешком обойти весь Иссык-Куль (а это ни много, ни мало, несколько сотен километров!) и из устья каждой, даже самой маленькой речушки, впадающей в озеро, взять по камушку. Только собранные подобным образом камушки, считалось, служили залогом точности предсказания, оберегая при этом самого гадальщика от бед. Утрата камушков почиталась большим несчастьем.
То, что мы сегодня называем “внутренней стороной” геомантики, было чем-то большим, нежели просто гадание, при котором использовали камни, песок или узоры на растрескавшейся глине. “Внутренняя сторона” геомантики была тесно связана с астрологией, впитала в себя элементы сакральной географии, священной геометрии и других сложных и во многом загадочных для нас наук, принципы которых ныне почти полностью утрачены.
Речь идёт об умении прогнозировать влияние того или иного участка поверхности земли на человека и, что особенно важно, результаты воздействия человека на землю.
Какова будет судьба той или иной семьи, рода, если они поселятся вон на том холме? Можно ли здесь построить город и как его спланировать? Какому Божеству или святому следует посвятить храм?
Ни в Европе, ни в далёком Китае, ни на Руси никакое строительство не начиналось без предварительной оценки места. И всегда одним из важнейших вопросов было: а не разгневаются ли на людей духи этих мест? Как следует действовать, чтобы их не обидеть? Ведь гнев духов опасен: земли, лишённые их покровительства, теряют “священность”; живущие на них люди начнут болеть, их будут преследовать неудачи в делах... Да мало ли какие беды способны обрушиться на голову нерадивого, осмелившегося оскорбить духов!

“Всюду, где мудрый человек поселяется, он приносит богам этих мест жертвы, почитаемые и уважаемые им боги почитают и уважают его. Как мать заботится о своём любимом сыне, они заботятся о нём”, — так говорил Будда.

Человеку, который неразумно обращается с тем, что мы сегодня называем “окружающей средой”, перестаёт покровительствовать сама Земля — разумное существо, Великая Богиня, Матерь всего сущего, которая не может не откликаться на поступки своих детей.
Только сейчас — с невероятным опозданием! — мы начинаем осознавать великую мудрость наших далёких предков.
Из многих вариантов геомантической традиции китайская Фен-Шуй сохранилась наиболее полно. Учение об “узорах земли” гласит, что начала Ян и Инь (“мужское” и “женское” начала, энергии, составляющие основу всего сущего), взаимодействуя между собою, порождают либо “жизненную” энергию Ци, либо “разрушительную” энергию Ша (которую также называют “вредными испарениями земли” или “вредными духами”).
Над поверхностью земли или в верхних слоях почвы Ян и Инь, Ци и Ша движутся по “лунг мей” — “венам (“жилам”) дракона”, своеобразным каналам. Эти каналы, пересекаясь, охватывают всю, включая океаны, поверхность Земли и образуют сложную невидимую сеть, которую непременно следует учитывать человеку, если он хочет, чтобы жизнь его была счастливой, чтобы его и членов его семьи миновали болезни, пожары и прочие беды. Только Ци — гармоничное сочетание Инь и Ян — может обеспечить благоденствие. Так гласит древняя (упоминания о ней обнаруживаются в текстах, относящихся к третьему тысячелетию до нашей эры!) Фен-Шуй, дошедшая до нас из вчера.
Сложная система прогноза, которую применял “фен-шуй сяньшен” (“Господин Ветер-Вода” — так называли геомантов в древнем Китае), позволяла правильно выбрать место для храма и бани, для жизни и смерти, более того, позволяла рассчитать баланс энергий для конкретного участка местности на много лет вперёд.
Так, используя всего несколько известных нам правил Фен-Шуй, мы сумели довольно точно предсказать изменения состояния местности в результате строительства на ней дач.
Ныне Фен-Шуй переживает своё второе рождение: в мире едва ли не ежедневно появляется новая книга, посвящённая удивительному искусству древних китайцев.
Увы, как то всегда бывает, на гребне волны интереса всегда накапливается изрядное количество грязной пены. По-настоящему толковых книг по Фен-Шуй чрезвычайно мало. Это понятно: ну, кому охота годами вникать в тонкости взаимоотношений “белых драконов” и “красных черепах”, когда “вода — министр”, а “дерево — князь”? Непонятно, слишком уж мудрёно для простого честного обывателя, которому и читать-то недосуг, не то что думать. Куда как проще взять сборник простейших “рецептов”, окрашенных лёгким мистическим налётом, повесить на стену парочку колокольчиков да на том и успокоиться.
Только всё не так просто — и с Фен-Шуй, и с геомантикой вообще. Любая древняя культура имела свою “Фен-Шуй” — геомантическую систему, которая была основана на многовековом народном опыте и учитывала особенности местных климата, ландшафта, национального характера, в конце концов. Слепой механический перенос на другую почву даже самых лучших и эффективных систем и учений порою чреват осложнениями, которые весьма трудно предсказать. Недаром у российских детей не редкость аллергия на апельсины, а у бразильских — на... морковь! На самую обычную морковь, без которой так трудно представить себе наш стол и зимой, и летом. А обитатели Британских островов, ну, на дух не переносят гречку — вкус, дескать, неправильный.
И уж, конечно, у каждого народа были свои хранители древних знаний, которые, помимо прочего, отличались, как мы теперь говорим, ярко выраженными экстрасенсорными способностями. Иной раз одних этих способностей достаточно, чтобы определить скрытые качества места. А если к ним прибавить немалые познания в “хитрых” науках...
Есть основания полагать, что собственная геомантическая система существовала и в исконно славянской культуре. Недаром русская традиция требовала: чтобы выбрать место для строительства будущего храма, следовало пригласить сведущего человека: некогда — волхва, позднее — старца, местного подвижника, “святого”, — и спросить его совета. Скорее всего, люди подобного типа, как мы уже говорили, отличались ярко выраженными экстрасенсорными способностями либо владели аналогичными китайским тайными познаниями, ныне основательно затерянными в веках.
И вот тут хочется добавить несколько слов о воде.
Самые верхние, если считать от центра Земли, километры, а особенно сотни метров толщи земной коры, наверное, можно сравнить с доской, изъеденной жуком-древоточцем: они насквозь пронизаны подземными водными потоками различной мощности. Пересекаясь на разных глубинах, впадая друг в друга, образуя реки и озёра во мраке земных недр, эти подземные потоки (а вода, как вы помните, — универсальный накопитель, хранитель и переносчик информации, “силы”) на пути своём взаимодействуют: физически и химически — с грунтами, по которым пролегают их русла; энергетически и информационно — с энергоинформационными проявлениями земных структур, среди которых пролегает их путь, в том числе с “венами дракона” — носителями качеств Инь или Ян. В разных условиях, в разных местах результат этого взаимодействия может проявляться слабее или сильнее; а “дыхание Земли” принесёт туда Ци или Ша... Не исключено, что такое взаимодействие является одним из механизмов образования “святых” или “гиблых” мест.
И нет ничего удивительного в сходстве представлений африканца и, скажем, индейца о подобного рода местах: живём-то мы все на одной общей планете! Единство планетарного организма предполагает, что и геомантические принципы у разных народов должны быть сходными, — хотя бы потому, что цели геомантики повсюду одинаковы: комфортное сосуществование Земли и человека, достижение удачи и счастья посредством достижения максимально возможной гармонии с окружающей средой.

* * *

Окружающая нас среда, согласно традиционным представлениям, организована весьма сложно: во Вселенной, помимо более или менее понятных всем Верхнего, Срединного и Нижнего Миров, есть и другие, соседствующие с нами или находящиеся “за тридевять земель”. Да и сам по себе Срединный Мир — обитель человека — устроен непросто.
Есть в старинных легендах и волшебных сказках Европы такое понятие — “Старая прямая дорога”. Это не совсем обычная дорога. Точнее, совсем необычная и вовсе не дорога, а то, что, скорее, можно назвать “путём перемещения Силы” (или, как бы мы сейчас сказали, “энергетическим каналом”). “Старыми прямыми”, или “Королевскими”, дорогами называли линии, по которым перемещаются духи, а также эльфы, сиды и другие таинственные существа из древних легенд. “Старые прямые дороги” ведут от одного “заколдованного места” к другому, а сами места служат своеобразными вратами из мира людей в миры, где обитают иные, непостижимые разумению простых смертных, существа.
Увидеть “старые прямые дороги” своими глазами можно лишь в строго определённые дни и часы, оказавшись возле древнего перекрёстка, развалин старого храма или забытого всеми могильника. Того, кто наберётся смелости пройти по ним, ожидают самые невероятные приключения.
“Old Straight Track”, “Старая прямая дорога” — так назвал свою книгу, вышедшую в 1925 году, англичанин Альфред Уоткинс. Он всю свою жизнь посвятил изучению древних памятников Британских островов и, в конце концов, пришёл к выводу, что все они расположены не случайно, а по определённой системе, и связаны между собою некими невидимыми линиями, которые он назвал “лей-линиями” или “леями” (ley-line, от древнего саксонского слова, означавшего “поляна”, “ложбинка” или “чистая (пустая) земля”).
Работы А.Уоткинса вызвали неоднозначную реакцию среди его коллег. По сей день не прекращаются споры о том, существуют ли эти линии на самом деле. Но сторонники существования лей считают, что именно их и называли “силовыми линиями” маги прошлого, а места их пересечения, равно как их начала и окончания, суть не что иное, как “места силы”. То, что сегодня известно о лей-линиях, позволяет провести прямую параллель между ними и “лунг мей” — “венами дракона” из Фен-Шуй. Похоже, лей-линии были известны и на Руси, — по крайней мере, распределение на поверхности Земли остатков древних святилищ, старых христианских церквей, районов, которые мы считаем сегодня “аномальными зонами”, подчиняется тем же самым закономерностям.

Известный на Западе и пользующийся большим авторитетом исследователь земных загадок Пол Девере в журнале “Ley Hunter” (“Охотник за леями”) писал:

“Основой описания энергетических линий (лей-линий) является гипотеза о том, что на поверхности Земли существуют каналы, по которым перемещается мощная энергия (...). Эти каналы — конденсаторы энергии Земли — тянутся иногда на многие километры и обычно имеют окончания в виде кругов или квадратов. Мы ещё не знаем, для чего они служат”.

Да, незнаем... Но, кажется, начинаем догадываться.
Здесь уместно ещё раз вспомнить, сколь важную роль испокон веков играли “особые места” (или, иначе, “места средоточия оккультных сил”) в мировой магической традиции. В специально выбранных местах следовало отправлять обряды, связанные с плодородием, охотой, целительством. Но не только...
Ещё и по сей день в английском графстве Гемпшир местные ведьмы и колдуны рассказывают передаваемую из поколения в поколение леденящую душу жуткую историю о том, почему на самом деле в 1588 году погиб испанский флот, прозванный Непобедимой Армадой, который отправился на завоевание Англии.
Мы не знаем, что именно побудило тогдашних магов собраться вместе и совершить ритуал вызывания бури: патриотизм или же страх перед зловещей тенью испанской инквизиции. Так или иначе, когда самый сильный в Европе конца XVI века военно-морской флот Испанского королевства стоял в проливе Ла-Манш, а героические усилия английских каперов и государственных военных кораблей казались уже бесплодными, хранители магической традиции туманного Альбиона собрались в тщательно выбранном месте, где совершили особый ритуал.
Как гласит легенда, именно этот ритуал и стал причиной последующих невероятных событий: внезапно началась буря, разыгрался шторм и с ясного, что называется, неба обрушился на неприятеля. Ураганный ветер, разнося в щепки и переворачивая испанские корабли, буквально вышвырнул их из Ла-Манша к Шотландии, а потом возвратил к берегам Испании жалкие остатки когда-то грозного флота.
Конечно, современному здравомыслящему человеку трудновато поверить в реальность существования какой бы то ни было причинно-следственной связи между магическим действием и бурей, погубившей Непобедимую Армаду. Хотя... Кто знает? Согласно легенде, место, где был совершён губительный для испанцев ритуал, было тщательно выбрано, то есть, являлось “особым”, а ведь именно “особые места” отмечались в древности культовыми сооружениями, будь то мегалиты, языческие капища, античные храмы или христианские церкви.
Традиция гласит: именно такие места обладают якобы способностью давать тем, кто сумеет воспользоваться их свойствами, силу совершать то, чего обычный человек в обычных условиях совершить явно не в состоянии, — например, оказывать влияние на природные процессы, поведение и состояние животных или людей, материализовывать духов, открывать врата в иные миры...
“Эти каналы ... обычно имеют окончания в виде кругов или квадратов...” Именно в центрах воображаемых или действительно существующих, но незримых кругов и квадратов, которыми завершаются леи, и находятся главные силовые точки “мест скопления магических сил”.
Удивительно поэтичное и вместе с тем наглядное описание лей-линии оставил сам Альфред Уоткинс:

«...Вообразите волшебную цепь, что тянется от вершины к вершине настолько далеко, насколько хватает зрения, до тех пор, пока не коснётся самых “возвышенных мест” на обозримых землях — множестве горных кряжей, валов и возвышенностей. Затем представьте себе курган или земляную насыпь, образующую кольцо, или скопления деревьев, выросших на этих возвышенных точках; представьте в низменностях долины другие курганы, окружённые водой и видные издалека. Громадные стоячие камни, что воздвигнуты на промежуточных этапах пути и на склонах, ведущих к вершинам гор или вниз, словно бы отмечают направление к той точке на горизонте, куда устремляется дорога. (...) На горном отрезке пути проведите (линию) через ложбинку, расположенную в самом высоком месте, — так, чтобы она как бы указала на далёкую цель. Здесь и там, и на обоих концах пути дорогу отмечали сигнальные огни. Это можно проверить по меньшей мере однажды в году, когда по традиции огни зажигают вновь: пруды или родники, блистающие вспышками отражённого света костров, окажутся расположенными в пределах прямой видимости на одной линии. Ориентиры для путников настолько глубоко укоренились в умах местных жителей, что они и сегодня скажут вам: “Двигайтесь всё время прямо”, — хотя ныне эти слова совершенно не будут соответствовать действительности.»
(с)Watkins A. The Old Straight Track. — Methuen: 1925.

И ещё несколько цитат. Они взяты из многотомного энциклопедического издания “Неразгаданные тайны”, в переводе которого одному из нас довелось участвовать.

«Лей-линии, по мнению Альфреда Уоткинса, отмечались людьми прошлого, они прокладывали вдоль них дороги, соединявшие мегалиты, могильники и другие примечательные места, часть из которых находилась па вершинах холмов и других хорошо заметных точках земной поверхности. (...) Эти линии отмечены дорогами, возраст которых насчитывает от четырёх до шести тысячелетий и которые ныне забыты и заброшены... Многие ранние христианские церкви также построены на лей-линиях...»
«Уоткинс не был единственным, кто обратил внимание на феномен лей: ещё в 1850 годах Уильям Пиджеон в Америке обнаружил систему в расположении па поверхности Земли индейских капищ. Прекрасно согласуются с исследованиями Уоткинса результаты изысканий доктора Йозефа Хайнца из Германии, который изучал у себя в стране систему связей между “священными холмами” и старинными церквами, и его земляка Вильгельма Тодта, открывшего то, что он назвал “священными линиями”. (...) Примечательно, что никто из этих людей не знал о работах друг друга.»
«Впоследствии исследователи обнаружили в Андах систему прямых линий (...) в точности подобных лей-линиям Уоткинса... Многие полагают, что знаменитые линии в пустыне Наска в Перу, иные из которых тянутся на шесть миль, ни на шаг не отклоняясь в сторону, также связаны с леями. Более тщательные исследования показали, что аналоги лей-линий, прочерченные на земле, существуют и в Боливии. Местные индейцы Аймара называют их “таки”, что значит “прямые линии между святыми местами”. Наиболее значительные из них прослеживаются на расстоянии около двадцати миль...»
«Британский писатель Тони Моррисон изучал эти линии в Боливии с помощью специальной измерительной аппаратуры и пришёл к выводу, что они удивительно прямые. Их истинное назначение и по сей день остаётся загадкой... Единственный ключ к ответу, возможно, был дан Моррисону некой индеанкой, которая сказала ему, что эти линии были в своё время “путями, по которым двигались духи”.»
«Примечательно, что многие церкви эпохи испанской колонизации также стоят на этих линиях... Подобные же линии, только называемые “секуес”, были найдены Моррисоном и около построенного инками храма Солнца в Куско (Перу).»
(с)Mystic Places. — Amsterdam

В некоторых источниках встречаются сведения о сложной системе, сходной с леями, по которой размещены готические постройки во Франции. Иными словами, “старые прямые дороги” — не просто изобретение романтичного британского любителя древностей.
Вооружившись сформулированными А.Уоткинсом правилами поиска лей, фольклорными источниками, сообщениями с мест о наблюдениях различных аномальных явлений и своими собственными наблюдениями, мы сумели, кажется, найти подобные линии и у нас, в России: в некоторых районах Подмосковья, в Ярославской области, да и не только там. Поиск лей-линий — удивительно захватывающее занятие, которое, помимо удовлетворения собственного любопытства, приносит порой изрядную пользу исследователю и практику.
Иной раз, — например, на Плещеевом озере, — лея прослеживается настолько отчётливо, что, кажется, ещё немного — и не составит труда увидеть её воочию, в точности так, как о том повествуют старинные предания...

В некоторых источниках встречаются сведения о сложной системе, сходной с леями, по которой размещены готические постройки во Франции. Иными словами, “старые прямые дороги” — не просто изобретение романтичного британского любителя древностей.
Вооружившись сформулированными А.Уоткинсом правилами поиска лей, фольклорными источниками, сообщениями с мест о наблюдениях различных аномальных явлений и своими собственными наблюдениями, мы сумели, кажется, найти подобные линии и у нас, в России: в некоторых районах Подмосковья, в Ярославской области, да и не только там. Поиск лей-линий — удивительно захватывающее занятие, которое, помимо удовлетворения собственного любопытства, приносит порой изрядную пользу исследователю и практику.
Иной раз, — например, на Плещеевом озере, — лея прослеживается настолько отчётливо, что, кажется, ещё немного — и не составит труда увидеть её воочию, в точности так, как о том повествуют старинные предания...

«— Слышишь? Что это?
— Слышу обычные ночные звуки. Больше ничего.
— Слушай! Музыка! И какие-то голоса! И точно звенят ледяные колокольчики! Смотри! Вот она — дорога!
Вдруг среди деревьев, через самую вершину Бикона пролегла мерцающая полоса, словно сплетённая из серебристых, будто живых, нитей. Колину довелось видеть нечто подобное однажды утром, когда солнышко пробилось сквозь ковёр покрытых росинками паутин, застеливших поле. Но это было ничто по сравнению с той красотой, которая сейчас представилась его глазам. Дорога трепетала у него под ногами, и он стоял как зачарованный...
...Вперёд, вперёд, вперёд, быстрее, быстрее влекла его дорога, она точно протекала через него самого, наполняя его мозг, его сердце серебряным пламенем.»

“Особыми местами” могут быть небольшие участки поверхности Земли, но могут быть и обширные территории. Как тут не вспомнить уже набивший оскомину Бермудский треугольник и его менее известного собрата — “Море Дьявола” близ берегов Японии? Даже если отбросить как нелепицу рассказы и сообщения о пропадающих там самолётах и кораблях, всё равно остаются заслуживающие доверия сведения о необычном самочувствии людей, странном поведении проращиваемых семян в районе 30-й параллели северной широты недалеко от Азорских островов. А вот сообщение о не менее странных особенностях долины реки Ментуп в Швейцарии: «...количество транспортных происшествий в этом районе далеко превышает их число в других местах Швейцарии. Здесь чаще вспыхивают эпидемии болезней скота, растения отличаются большим ростом».1 Такими же, похожими или иными, но тоже необычными свойствами обладают район во французском департаменте Буш-дю-Рон и многие другие места — “Чёртово кладбище” в Красноярском крае, “Могильный мыс” в Томской области, “Колодец богини Бхайраби” в Индии, о котором рассказывает Н.Ф.Рукавишникова в своей книге “Колесницы Джанатамха”. Что-то явно загадочное происходит в этих и подобных им местах...

Что же? Именно это мы и пытаемся выяснить, проводя всё свободное время в “аномальных” (правильнее бы называть их “геоактивными”) зонах. Вот, безо всякого фольклора, немного собственных впечатлений...

Отрывок из полевого дневника.

Август 1990 г. Геоактивная зона па южной границе Московской области
01 час 25 минут. Выходим из лагеря втроём, вооружённые решимостью и фотоаппаратами — провести ночные съёмки в зоне. Погода весьма благоприятствует: ясно, тихо, влажно, тепло.
01.35. Пробираясь по лесной дороге к просеке, внезапно и одновременно ощутили сильное как бы давление на головы, хотя до границы зоны было ещё не менее восьмисот метров.
02.15. Примерно в ста метрах от просеки на лесной дороге разворачиваем фотоаппаратуру и готовимся к съёмке. Состояние жутковатенькое. Кто-то держится за сердце, кто-то за солнечное сплетение, третий — за голову; давит как будто; больно. В глубине леса, в лесопосадке, на фоне деревьев и выше периодически вспыхивают белые и голубоватые огни. Мертвенно тихо. Где-то за спиной, за толщей леса — почти полная Луна, таинственно подсвечивающая редкую туманную дымку в лесу и на дороге. Всем не по себе, такое ощущение, что некие невидимые холодящие волны ощупывают тело сверху донизу — но это не мурашки, не движение воздуха...
Первые два снимка — в сторону деревьев и лесопосадки. Мой “Зенит-ЕМ” вдруг срабатывает раньше срока (для немецкой слайдовой плёнки ORWO, которой он заряжен, выдержка — не менее пяти минут). Раньше этого за ним не водилось. Почти тут же — аналогичная история у А. В ночной тишине явственно слышны его чертыхания. Оба мы готовы поклясться, что тросиков не отпускали!!! Это, впрочем, ерунда. В прошлый раз просто-напросто отказался взводиться затвор ФЭДа1, причём совершенно исправный, а со штатива фотоаппарат удалось спять только в Москве, плоскогубцами. Так вот с ним и ехали! Чёрт его знает, в чём тут дело — раз пятнадцать до и после того случая аппарат и навинчивался, и снимался со штатива совершенно свободно.
02.40. Мерцает вокруг очень часто на разной высоте и на разном расстоянии. Вспышки почти все только белые, изредка голубые, а в прошлый раз были сплошь красные и оранжевые. Снимаем четвёртый кадр — вдоль дороги. В плане ещё два, в противоположную сторону.
Оборачиваемся туда, и тут я вижу, как через дорогу, в паре десятков метров от нас движется “классический” силуэт — метра в два ростом, тёмный, почти чёрный, тонкий, буквально через две секунды скрывающийся в густом кустарнике, окаймляющем дорогу.
А. также подтверждает, что увидел. Татьяна же, увы, ничего не видела — стояла лицом к нам и отсчитывала время выдержки по секундомеру. Ощущение такое, словно нас “просят”... Начинаем сворачивать аппаратуру.
02.50. Давление в области солнечного сплетения осталось, но боли пет. В теле какая-то полузабытая лёгкость, хочется взлететь. Кажется, что нагружен неясной пока информацией, которая была очень “плотной”, но сейчас и мозг, и тело уже адаптировались. Ладно. Даст Бог, разберёмся.
Аппаратура свёрнута. Молено двигаться назад. Прошу Татьяну проверить, насколько возможно, наше видение “гуманоида”: “А был ли мальчик?” И если был, то в каком месте пересёк дорогу? Ради чистоты эксперимента (впрочем, весьма относительной) не говорил заранее ни о месте, ни о движении и так далее. Только о самом факте: что-то пересекло, кажется дорогу. А. тоже молчит, как партизан (понимает!)... Татьяна достаёт биолокационные рамки и несколько раз проходит взад-вперёд по дороге, и при каждой ходке рамки упорно “отбивают” линейную аномалию именно в том месте, где мы наблюдали фигуру.
03.00. По дороге в лагерь бурно обсуждаем увиденное, спорим, сравниваем с прежними впечатлениями, своими и чужими, говорим о степени самовнушения в “зонах”, выражаем сомнения относительно виденных нами вспышек, строим гипотезы об их природе. И тут же все одновременно видим в одном и том же месте по правой стороне дороги яркий белый всполох. Вот и понимай, как знаешь.
Удивляемся: зона-то, вроде бы, осталась позади... Кто-то произносит: “Это что, подтверждение правильности наших предположений?” — и в то же мгновение — ш-ших! — длинная белая вспышка поперёк дороги! М-да...

Спросят: “Страшно?”
Ответим честно: “Да, иногда случается и страшно”.
“А зачем же ездите?”
Что ответить на это? Какие слова подобрать, чтобы не солгать и при этом попытаться выразить то, что невозможно выразить словами?

В "особых местах" издревле закладывали капища и возводили храмы последователи самых разных религий. На снимке 1990г. - монастырь "Давыдова пустынь", основанный при участии самого Ивана 4 Грозного. Он расположен в непосредственной близости от одной из геоаВ "особых местах" издревле закладывали капища и возводили храмы последователи самых разных религий. На снимке 1990г. - монастырь "Давыдова пустынь", основанный при участии самого Ивана 4 Грозного. Он расположен в непосредственной близости от одной из геоа

Ростов Великий. С древней историей этого города связано столько легенд и преданий, что волей-неволей приходит в голову мысль, что он построен "по всем правилам".Ростов Великий. С древней историей этого города связано столько легенд и преданий, что волей-неволей приходит в голову мысль, что он построен "по всем правилам".

Легендарный Стоунхендж, как полагают, возведен не на случайном месте.Легендарный Стоунхендж, как полагают, возведен не на случайном месте.

Аллея менгиров. Быть может, эти камни выстроены вдоль силовой линии? АЭНАллея менгиров. Быть может, эти камни выстроены вдоль силовой линии? АЭН

Биолокационное исследование храма 1798г. постройки в с.Городище Ярославской области ведут член этнографо-экологического клуба "Великий кристалл"(г. Балашиха) Н.Талапова и геофизик А.Платов. Руководитель работ - Т.Фаминская.10 августа 1996г. АЭНБиолокационное исследование храма 1798г. постройки в с.Городище Ярославской области ведут член этнографо-экологического клуба "Великий кристалл"(г. Балашиха) Н.Талапова и геофизик А.Платов. Руководитель работ - Т.Фаминская.10 августа 1996г. АЭН

Александрова гора. Вид с озера. АЭНАлександрова гора. Вид с озера. АЭН

Подземные водные потоки под культовыми сооружениями разных времен и народовПодземные водные потоки под культовыми сооружениями разных времен и народов:

  1. Собор 17-го века в Бредуэлле, графство Эссекс.
  2. Старинный буддийский дацан(монастырь) в Бурятии. Исследования А.Цыганова(ноябрь 1993г.)
  3. Троицкая церковь (1749г.) в селе Лужки Серпуховского района Московской области. Исследования авторов, весна 1992г.
  4. Течения под подошвой Александровой горы, возможно, сходятся именно там, где некогда лежал легендарный Синь-камень.

Авторы у Синь-камня, который теперь лежит на заболоченном берегу Плещеева озера. АЭНАвторы у Синь-камня, который теперь лежит на заболоченном берегу Плещеева озера. АЭН

Магнитометрическую съемку древнего городища на берегу р. Лопасня проводят к.ф.-м.н. Г.П.Марков и А.Б.Гусев. АЭНМагнитометрическую съемку древнего городища на берегу р. Лопасня проводят к.ф.-м.н. Г.П.Марков и А.Б.Гусев. АЭН

Схему двух лей-линий, "привязанных" к древнему святилищу на Александровой горе, что на берегу Плещеева озера, мы составили по результатам экспедиции в эти места в августе 1996г.Схему двух лей-линий, "привязанных" к древнему святилищу на Александровой горе, что на берегу Плещеева озера, мы составили по результатам экспедиции в эти места в августе 1996г.